Статья из журнала Hair's How #156 ( ноябрь 2011)

Вы можете пролистать наши журналы в онлайн-режиме или скачать их в формате .pdf совершенно бесплатно на нашем официальном сайте

Купить наши издания, а также подписаться на журнал, вы можете в нашем магазине

2012 — не цифра, не год, а прямо-таки символ волнений. Фаталисты волнуются по поводу конца света, футбольные фанаты переживают за чемпионат Европы, британцы — за Олимпиаду, россияне — за нового Президента, чемпионат Европы, Олимпиаду, конец света… А Энтони Манчинелли, старейший парикмахер Земли по версии Книги рекордов Гиннесса, спокойно живёт себе в нью-йоркском пригороде Ньюберг. Как и 90 лет назад, встречает клиентов, делает модные стрижки, остаётся «в теме», и это при том, что на заре его карьеры в обязанности цирюльника входило ставить клиентам пиявки и «пускать кровь». А 2012 для него — лишь повод задуть 101 свечку на своём праздничном торте.

 Энтони, интервью у американцев принято начинать с вопроса о том, откуда человек родом — это многое говорит о человеке. Расскажите, пожалуйста, свою историю. Какими судьбами вы очутились в Америке?

Я родился в Италии. Мы приехали в Штаты в 1919 году — сразу после Первой мировой войны. Мне было одиннадцать, когда я начал работать. Отец тогда работал на заводе, получал всего 25 долларов в неделю. На такие деньги семью из десяти человек было не прокормить. По утрам и после обеда я разносил газеты, а вечерами подрабатывал помощником цирюльника. Времена были нелёгкие: каждый день мне приходилось просыпаться в 4.30 утра, в 9 я замертво падал спать. У меня не было времени на спорт — я никогда не играл в бейсбол, футбол или баскетбол. Всегда был занят, чтобы заработать пару лишних долларов и помочь родителям.

Такие обязанности легли на вас как на старшего сына в семье?

Нет, я был вторым по старшинству. Из моих шестерых братьев остался жив только один; ему сейчас 89 лет. Сестре было 89, когда она ушла из жизни. Отец тоже рано скончался — ему был 81 год, маме — 71. Я — единственный человек в семье, кому удалось прожить так долго.

Кем вы мечтали стать в детстве?

Я хотел стать доктором, но у отца не было денег отправить меня в колледж. Поэтому я так и остался парикмахером. Когда-то я думал: вот подзаработаю денег − и пойду учиться. Но как-то не сложилось… Этой профессии я посвятил всю жизнь — 60 лет подряд у меня была своя парикмахерская, последние годы я работаю здесь, в Antonio & Pasquale.

Расскажите о своей семейной жизни. Сколько вам было лет, когда вы сделали предложение своей супруге?

Мне было около тридцати. Мы прожили счастливую жизнь, у нас родились двое сыновей. Один из них ушёл из жизни, когда ему было всего 43 года. Второму недавно исполнилось 79. Моя жена никогда не работала. Когда мы поженились, я уговорил её, что сам смогу обеспечить семью. Она занималась домом, готовкой — а я зарабатывал.

Вы наверняка делали стрижки и причёски всей своей семье?..

Да, я стриг всех: братьев, сестру. Отец регулярно приходил в мою парикмахерскую, чтобы постричься и побриться — я всегда обслуживал его сам. И жене я всегда сам делал химическую завивку. Даже своей тёще я красил волосы и делал стрижку! Один из моих братьев жил в другом городе, поэтому каждый раз, когда мы ездили навестить его, я брал с собой свои парикмахерские принадлежности. Так что все праздники всегда были для меня рабочими днями.

Как изменилась ваша профессия за эти годы?

Когда я только начинал, стрижка стоила 25 центов. Было такое устоявшееся выражение: «стрижка и бритьё — two bets» (что по-английски означает «квотер», монетка в 25 центов. — Прим. ред.). Постепенно цены выросли, и мы начали брать по 40, 60 центов за стрижку и бритьё. А сейчас такая услуга стоит 13 долларов, и это уже без бритья. Говорят, в Нью-Йорке люди платят за стрижку по 25 долларов.

А мода на причёски?

Ой, чего только за эти годы не было. То все женщины хотели «боб» — стрижку средней длины с приподнятым затылком и длинными прядями у лица. Мужчины просили сделать модную причёску, которая называлась buster brown (стрижка паж, которая получила такое название из-за рекламы обувной компании Brown. — Прим. ред.). После этого пришла волна «стайлинга» — мужчины начали носить длинные волосы, а женщины, напротив, всё короче и короче обстригать свои локоны.

А сейчас?

Сейчас всё по-другому. Некоторые причёски совершенно невероятные! Что касается женщин, то пару лет назад все отращивали волосы, а теперь опять пришла пора коротких стрижек.

Какие косметические средства для волос вы используете? И как они изменились за годы вашей работы?

Ничего особо нового... Шампуни и так далее... Сколько себя помню, мы всегда делали массаж во время мытья головы. Ах да, есть одна незаслуженно забытая технология — это обсмаливание кончиков волос с помощью огня. Когда мы стрижём волосы, волосы «кровоточат». Если мы режем руку, из неё идёт кровь. То же самое с волосами. Мы не видим «кровь», которая течёт из волос, но она есть. Поэтому когда мы обжигаем кончики волос, они «затягиваются». Эту технологию мы называли hair savy. Я до сих пор считаю её успешной.

Как вы относитесь к «сумасшедшим» причёскам — асимметричным стрижкам ярких цветов и так далее?

Некоторые парни прикрывают такими ухищрениями то, что они лысеют. Это выглядит смешно, но если это нужно, чтобы пригласить девушку на свидание, я ничего не имею против. Когда я был помоложе, частенько ездил в Нью-Йорк на всевозможные парикмахерские шоу и мастер-классы — посмотреть, что нового происходит в профессии. Это единственный способ научиться чему-то новому. Можно, конечно, изучать новые причёски по картинкам, но лучше один раз увидеть, как та или иная причёска выполняется на твоих глазах. Сейчас я больше не занимаюсь стайлингом — только делаю стрижки, поэтому в Манхэттене бываю редко.

Считается, что хороший парикмахер должен быть хорошим психологом. Вы помогаете своим клиентам добрым советом?

Мы разговариваем о разных вещах. Они рассказывают о своей жизни, расспрашивают о моей. И многие из них только и ждут, чтобы уйти на пенсию. Им всего по 60 лет, а они уже готовы уйти на покой. Я всегда удивляюсь: «Почему вы хотите на пенсию? Как только станете пенсионером, вы официально заявите о том, что вы стали старым человеком! Посмотрите — мне 100 лет, а я всё ещё не на пенсии!»

Неужели у вас никогда не было желания оставить работу?

Ну, мне просто больше нечем заняться. Я люблю свою работу. Эта профессия помогает мне постоянно быть занятым: я общаюсь с клиентами и наслаждаюсь... немного больше наслаждаюсь жизнью. Потому что просто находиться дома и смотреть телевизор — недостаточно для меня. Я потерял свою жену семь лет назад и после этого не могу просто сидеть дома. Лучше я буду продолжать жить в движении, оставаться молодым и полным сил. Поэтому на вопросы о пенсии я всегда отвечаю, что буду работать до того самого дня, пока Господь не позовёт меня за собой.

Вас, наверное, часто спрашивают, как вам удалось так долго прожить? Что вы на это отвечаете?

Я говорю, что нужно во всём знать меру: не переедать, не перетруждаться. Я, например, никогда не пью и не курю. Сейчас, когда моей жены не стало, сам готовлю себе еду — не хожу по ресторанам. Ем всё, что хочу, но не переедаю. Не делаю ничего без меры — в этом и есть секрет. И всегда говорю своим клиентам: прекращайте пить и курить. Если вы выпиваете изредка по праздникам, это нормально, но не надо вводить это в привычку! Многие удивляются: «Неужели ты никогда не пил?» Я говорю: «Случалось, но только по поводу и чтобы поддержать компанию».

Что для вас самое сложное в профессии парикмахера?

Даже не знаю... Парикмахерское дело вообще не самое чистое. Когда мастер стрижёт волосы, они попадают в его лёгкие. Раньше многие цирюльники умирали от туберкулёза… Сейчас, когда появились кондиционеры, ситуация немного улучшилась, но проблема всё равно существует. Поэтому я всегда рекомендую молодым ребятам использовать маски. Но сам этого не делаю — в моих лёгких за годы работы скопилось так много волос, что мне уже поздно об этом думать.

Вы попали в Книгу рекордов Гиннесса как самый старый парикмахер в мире. Чья это была идея — сообщить миру о том, что вы — парикмахер-долгожитель?

Один постоянный клиент как-то сказал мне: «Энтони, я думаю ты — самый старый парикмахер в мире, и я хочу это проверить». Он обратился к сотрудникам Книги рекордов Гиннесса, и ему сказали: был у нас такой рекордсмен, который в свои 90 продолжал работать, но он недавно ушёл из жизни. На тот момент мне было 93 — значит, я побил рекорд предшественника. Со мной связались представители Книги рекордов, попросили выслать кое-какие документы — и потом прислали вот это издание — за 2009 год. Очень жаль, но тот клиент, полицейский на пенсии, скончался всего за пару месяцев до того, как я получил свой сертификат. Жаль, ведь я так хотел его порадовать...





Загрузить еще