Роговой слой — основной барьер для атмосферного кислорода. Если роговой слой поврежден (например, в результате пилинга или дермабразии), то диффузия кислорода повышается, и глубина его проникновения увеличивается. В экспериментах на культуре кератиноцитов было показано, что повышение напряжения кислорода в питательной среде стимулирует их пролиферацию.

Не исключено, что подобный эффект имеет место при гиперплазии эпидермиса in vivo после незначительного повреждения рогового слоя, когда включаются регенерационные механизмы. В этом случае повышение потока кислорода через живые слои кожи выше нормы можно рассматривать как один из сигналов, стимулирующих метаболическую активность в клетках.

Вместе с тем при сильном повреждении кожи наблюдается обратная картина — открытый доступ атмосферного кислорода через раневую поверхность к базальным кератиноцитам может тормозить реэпителизацию. Сравнивая действие различных раневых покрытий на миграцию кератиноцитов с краев раны к центру, было установлено, что более эффективными в этом плане являются окклюзионные покрытия, под которыми напряжение кислорода через некоторое время падает и становится ниже атмосферного.

Одним из объяснений этого может быть такое: в физиологических условиях базальные кератиноциты расположены на глубине порядка 400 мкм, где напряжение кислорода составляет около 120 торр, что ниже, чем на поверхности кожи (160 торр) (рис. III-6-2). При обширном повреждении кожи базальные керати-ноциты попадают в условия, в которых содержание кислорода становится выше привычного физиологического значения, и длительное пребывание кератиноцитов в этих условиях может негативно отражаться на их жизнедеятельности (в частности, тормозить их миграцию).

Что же касается неповрежденной кожи, то достоверные данные о том, что сверхнасыщение ее кислородом приводит к заметным структурным изменениям, нам не попались.





Загрузить еще