Статья из журнала Hair's How #122 ( июнь 2008 )

Вы можете пролистать наши журналы в онлайн-режиме или скачать их в формате .pdf совершенно бесплатно на нашем официальном сайте

Купить наши издания, а также подписаться на журнал, вы можете в нашем магазине

Он молод и успешен. Его шоу собирают толпы в разных частях света. Его салон в центре Парижа открыт только для избранных. О том, каково это — быть звездой в столице мировой моды, нам рассказал Жан-Мишель Фаретра.

Месье Фаретра, несколько лет назад вы приехали в столицу из провинции и достаточно быстро добились успеха. Как?

Секрет прост. Когда приезжаешь в столицу, в первую очередь нужно вести активную светскую жизнь: посещать все мероприятия, галереи, выставки, быть везде и всегда, знакомиться с людьми, раздавать свои визитные карточки направо и налево. И в какой-то момент, когда человеку понадобится парикмахер, а его мастера на месте не будет, он вспомнит обо мне и придет. Мне после переезда в Париж понадобился год, чтобы обзавестись своей клиентурой.

Другой важный момент — это агент, занимающийся отношениями с прессой. Необходимо, чтобы кто-то профессионально занимался этим, потому что в Париже для клиентов важно, чтобы их парикмахер постоянно «присутствовал» в журналах и газетах, чтобы всегда, пролистывая глянцевый журнал, можно было сказать подружке: «Посмотри — это мой парикмахер». А если ты не появляешься в СМИ, то клиенты начинают волноваться, что ты уже «не на волне». В таком городе, как Париж, добиться успеха возможно только так.

А как же талант?

Конечно, это тоже неотъемлемая часть дела (смеется). Надо, безусловно, иметь талант и определенное видение вещей, предметов, материи. И обязательно надо любить людей. Можно великолепно стричь, но если человек не любит людей, значит, у него не будет клиентуры. И бесполезно удивляться: «Как же так, я такой талантливый, а люди ко мне не идут»!

Вы приехали в Париж в 2001…

Да, до 2001 года я жил на востоке Франции, где родился. Мне всегда хотелось создать мини-сеть салонов с единой идеей и концепцией. И в 1992 я открыл первый салон, он до сих пор существует. Дела шли прекрасно, и за несколько лет я открыл еще три салона, но вскоре компания Wella предложила мне участвовать в партнерстве с компанией Sebastian и Клаусом Питером Оксом в открытии огромного салона в Париже. Это была уникальная возможность, а учитывая, что у моих партнеров были совершенно отличные от меня взгляды на парикмахерское дело, это давало мне возможность значительно расширить свои знания. Я переехал в Париж, мы открыли салон, где я проработал три года. Когда накопилось достаточно клиентов и я поднабрался опыта, то решил открыть собственный салон.

Имея такой огромный опыт в салонном бизнесе, вы, наверное, уже очень тщательно продумывали все детали?

Мне хотелось сделать что-то особенное — исключительное. Мне кажется, что получилось… С одной стороны, салон находится в центре Парижа, с другой — без огромных стеклянных витрин на улицу, тихо и спокойно — во дворике. Таким образом, если не идти специально к нам, то никогда к нам не попадешь. У нас клиентура, которая приходит именно по записи, случайных людей не бывает.

Чем же плохи случайные клиенты?

Обычно случайные клиенты — это не самое интересное, их отсутствие создает определенную селекцию, что добавляет эксклюзивности нашему салону. Получается некий закрытый клуб. И самих клиентов это весьма привлекает — они знают, что, придя к нам, они будут в окружении «себе подобных». Такой отбор создает определенную клиентуру, которая похожа между собой… Конечно, чтобы создать такой «эксклюзивный клуб», понадобилось время, но для этого и существуют публикации и реклама. А дальше из уст в уста…

Чем же еще ваш салон отличается от других…

Например, у нас клиенты никогда не ждут…

Может, у вас какие-то особые услуги есть — экзотические массажи или еще что-нибудь?

Сегодня уже не в моде салоны, где есть все, потому что для массажа есть другие заведения, и всего открывается так много, что людям гораздо интереснее ходить в разные места. Конечно, если все получать в одном месте, то можно сэкономить много времени, но все-таки современная тенденция сейчас идет в сторону определенной специализации, не стоит мешать все в кучу. Поэтому я оставляю основные процедуры, а все остальное — это по желанию клиента: если ему надо, то организую.

Ваш салон называется вашем именем с одним лишь небольшим добавлением «Париж». Оно подчеркивает принадлежность к великой столице моды и красоты?

И да, и нет. Возможно, в будущем будут салоны в других городах, так что это будет отмечать город, где мне захочется «пребывать». Например, я работаю в Японии — в 2002 году ко мне на шоу заглянули представители одной японской компании. Им понравилось, как я работаю, и они предложили мне быть арт-консультантом крупной академии в Японии. Теперь я езжу туда, они приезжают сюда группами по 100–150 человек. Так что, возможно, однажды открою свой салон в Японии.

Правда, что японцы стараются походить на европейцев?

Да, они так же причесываются, так же одеваются, но получается слишком много, все намешано и некрасиво. К тому же девушки там некрасивые: точнее, или очень страшные, или очень красивые — на 50 девушек только 10 красивых и около 40 — ужасных. В любом случае походить на европейцев у них не получится, потому что генетически это невозможно (смеется).

Наверное, среди ваших клиентов много известных, «звездных» людей? Тяжело с ними работать?

Важно, чтобы клиенты подходили мне по духу. Если я не нахожу с человеком общий язык, то в следующий раз, когда он захочет прийти, у меня просто не будет свободного времени. Один раз не будет, второй раз не будет — больше он не позвонит.

Иными словами, вы можете себе позволить отказать даже известным клиентам?

Да. Говорят, что наши клиенты всегда немного напоминают нас самих: если с клиентом не найти общего языка, то в любом случае ничего хорошего не получится…

Почему вы выбрали профессию парикмахера?

Я не совсем выбирал ее — я хотел стать скульптором. Но там, где я жил, не было такой школы. Отец предложил мне попробовать парикмахерское искусство, потому что оно во многом, на его взгляд, походило на архитектуру: «Ведь металл и прочие материалы травмоопасны, а волосы — это прекрасный материал для творения». И в 14 лет я нашел салон, который взял меня на обучение. С 14 до 18 лет я проработал там, но в один прекрасный момент мне пришлось оставить «профессиональные начинания» и отправиться в армию: служба в то время была обязательной.

Надо заметить, что армия сыграла мне на руку: я попал в десантные войска и в первый же свой прыжок сломал ногу. Месяц провалялся в госпитале, а потом меня отправили домой — залечивать раны. Дома желания снова заниматься парикмахерским искусством у меня не было — хотелось чего-то нового, открыть для себя другие профессии. Именно тогда я увлекся музыкой. На FUN-радио тогда был объявлен набор ведущих, я отправил свое резюме, и меня взяли! Я стал вести утреннее шоу с 6.00 до 10.00. Затем узнал, что канал RTL television ищет авторов для сочинения скетчей, я отправил им резюме и свои работы, и меня снова взяли! Я стал писать и читать свои же скетчи. И начиная с этого момента, я стал крутиться в этом телерадиокруге — я вел вечера, играл во время торжественных открытий и мероприятий. Это длилось два года, а потом я решил вернуться к парикмахерской профессии.

Почему?

Просто захотелось стричь волосы… Конечно, в идеале хочется совмещать и то и другое — пока всегда удавалось. Ведь даже на парикмахерских шоу я ведущий, общаюсь с публикой…

Из года в год вы показываете немало шоу. Чем вам это нравится?

Когда работаешь над шоу, то большая часть времени уходит на подготовку. Мы пытаемся совместить модные тенденции и спектакль, ведь необходимо удерживать внимание зрителей в течение 25–30 минут. Под каждое движение подбирается музыка. Я сам пишу музыку и обрабатываю ее.

Когда я сочиняю, я продумываю историю шоу, и музыка «подстраивается» под нее. Ведь зрители ждут чего-то такого, что их удивит и вдохновит. Если шоу не дает такого эффекта, то зачем тогда вообще его делать?

И еще один очень важный момент относительно шоу — нельзя постоянно участвовать в них, потому что в определенный момент это перестает быть удовольствием. А ведь это в первую очередь именно удовольствие!

Быть парикмахером — это удовольствие?

Да, и если вы воспринимаете это как-то по-другому, то работа превратится для вас в катастрофу. Помимо этого, парикмахер — это искусство создавать. Важно все время идти в ногу со временем: и в творчестве, и в бизнесе. Развитие очень быстрое, и всегда спрос на что-то больше, на что-то меньше, необходимо все тщательно отслеживать. Например, сейчас парикмахерам необходимо быть «в окружении» профессионалов.

А увлечение музыкой осталось с юности?

Да, с тех пор, когда я работал на радио. Сейчас на телевидении я веду рубрику «модных превращений». В январе стартует еще одна программа, которую я буду вести, в ней будут освещаться новые интересные места — отели, магазины, клубы, кафе, рестораны…

И как на все хватает времени? Вы не спите?

Сплю немного… Моя жена занимается всеми административными делами, иначе я никогда бы не смог делать все, что делаю. Я очень редко бываю дома и очень благодарен ей за понимание и поддержку.

В парикмахерском искусстве, наверное, как и в любом другом, нужно постоянно идти вперед…

Конечно, необходимо развиваться и изменяться. Например, сезонные коллекции я делаю уже больше десяти лет. И каждый раз меня просят сделать что-то такое, чего еще не было. Но уже столько всего было! Практически все! От парикмахеров требуют быть индикатором тенденций.

И как же каждый раз вы находите что-то новенькое?

Идеи и вдохновение я часто нахожу, наблюдая за людьми на улице: сажусь на террасе кафе, смотрю, делаю заметки. На десять человек может попасться один-два, которые дадут какие-то идеи, а можно сидеть час и никого не найти. Но в любом случае, наблюдая, чувствуешь некую потребность людей в чем-то. Это отражается в них, потому что витает ввоздухе, и многие чувствуют. Иногда какая-то идея приходит в голову, и вдруг смотришь и понимаешь, что не только тебе одному.

Важно вдохновляться, но ни в коем случае не копировать, потому что, когда мы копируем, это идет не от нас, а значит, ничего хорошего из этого не получится. Я знаю, что меня часто копируют, но никогда не получается то же самое. У всех свое видение, свой талант, своя техника.

Вам льстит, что вас копируют?

Да, мне приятно. К тому же я отдаю себе отчет, что оригинал от копии всегда можно отличить. Даже в салонах красоты есть тенденция к копированию, не говоря уже о моде.

Копируют в салонном бизнесе?

Да, но разница видна сразу — в салонах это недостаточно высокий уровень мастеров, в моде — это недостаточно хорошее качество материи. Недорогие марки хороши только тем, что позволяют нам часто менять, экспериментировать…

Парикмахерское искусство, на ваш взгляд, сильно связано с модой?

Все больше и больше. Мне кажется, что на сегодняшний день мода — это больше не диктатура «все должны носить это». Уже нет унификации — абсолютно равноправно существуют несколько мод. Мода — это племена: существует несколько племен - классический стиль, романтический стиль, рок-стиль и т.д. И в каждом можно оставаться модным. А парикмахеры все больше работают с модельерами, таким образом, вступая с ними в некую связь.

Вы говорите о нескольких модах, но ведь уже давно в мире моды ничего не создается нового?

Это правда, последнее время все идет по кругу, возвращается мода прошлых лет и не возникает ничего нового. Но это не только в моде и парикмахерском искусстве, это и в музыке, и в живописи, и во многом другом.

В чем же, на ваш взгляд, причина этого?

Возможно, в том, что ничего не происходит в жизни. XX век был полон событий, открытий, эмоций, а теперь — ничего… Раньше создавалась музыка — создавался стиль, люди подражали ему. В Японии, например, развитие есть и в музыке, и если смотреть на людей на улице — столько красок, столько эмоций! Возможно, поэтому сейчас много внимания уделяется изучению стран Востока и их культуры.

По-вашему, из создавшегося «культурного кризиса» есть выход?

Пока люди не перестанут быть грустными, ничего не изменится…

Конечно, мы уже живем в XXI веке, а это совсем другой образ жизни, нежели ранее…

Девять из 10 моих клиенток говорят, что они хотят, чтобы я их подстриг так, чтобы утром это было практично с точки зрения укладки, но при этом — «гламурно» и «красиво». «Но, быть гламурно-красивой и практичность — это вещи несоединимые», — я им объясняю это раз за разом. Все дело в том, что сейчас совсем другой образ жизни — ускорился ритм, изменилось положение женщины в обществе. Сейчас очень большой процент одиноких людей — и мужчин, и женщин. Если одиночество длится долго, то человек начинает чувствовать себя плохо, задавать вопросы: что со мной не так. И, конечно же, идет к парикмахеру…

Но ведь часто бывает так, что ты каждый день делаешь прическу, одеваешься - и ничего, а однажды выйдешь из дома непричесанная и не накрашенная — и вот он, принц на белом коне…

Я считаю, что если ты стараешься выглядеть красивой, то надо выглядеть так всегда. Здесь вопрос в том, что не все женщины ищут Брэда Питта и не все мужчины ищут Анжелину Джоли, хотя, бесспорно, сегодня слишком много внимания уделяется внешности.

Первое о чем вы думаете, когда просыпаетесь утром?

Что мне необходимо быть сегодня в форме…





Загрузить еще