Статья из журнала Hair's How #131 ( май 2009 )

Вы можете пролистать наши журналы в онлайн-режиме или скачать их в формате .pdf совершенно бесплатно на нашем официальном сайте

Купить наши издания, а также подписаться на журнал, вы можете в нашем магазине

 

… Литература несёт в себе взрывчатую силу, даже если вызванные ею взрывы становятся событием не сразу, а, так сказать, под лупой времени и изменяют мир… — и всё во имя рода человеческого. (Из Нобелевской речи Гюнтера Грасса)

Павел, принято считать, что стилисты у нас совсем не читают. Вы с этим согласны?

Жестоко вы их (смеётся). Все мои друзья-парикмахеры читают и ходят в театр, хотя бы потому что им нужна интеллектуальная, эмоциональная подпитка. Когда создаёшь образ, ты должен его представить, это же естественно. Если ты в состоянии спроецировать увиденное или прочитанное на свою работу, значит, счастлив. Когда читаешь, включается воображение, перед глазами возникают образы, это и есть развитие. На чём вы выросли, если говорить о книгах? После занятий в художественной школе я шёл в библиотеку и читал абсолютно всё, что попадалось под руку! Естественно, всю приключенческую литературу перечитал, потом сказки народов мира. Потом, когда добрался до сказок народов Африки, меня постигло разочарование…

Почему?

Оказалось, что сюжеты везде примерно одни и те же. Я выделил для себя семь основных сюжетных линий: он спасает её, она — его и так далее. Читал сказки Гауфа, романы Дюма, Бальзака, Мопассана, русскую классику. С тех пор очень люблю Чехова.

А что читаете из современной классики?

Ну, глупо, конечно, говорить, что не хватает времени… Из последнего — Гюнтер Грасс «Луковица памяти». Ещё в своё время я зачитывался детективами Улицкой. А вот последние её книги стали наводить на меня уныние, а я бы не хотел портить себе настроение.

Павел, если бы у вас была возможность, о чём бы вы сами написали?

Это, конечно, провокационный вопрос… Тот же Гюнтер Грасс изначально был художником, скульптором, который в силу исторических причин видел ужасы войны, затем восстановление разрушенного хозяйства в Германии. Писателем он стал позже, когда его опыт, его мысли в ответ на всё произошедшее оформились в книги. Если ты готов поделиться своими мыслями с миром — тебя рано или поздно обязательно услышат.

Павел, вы обсуждаете со своими клиентами книги или премьеры?


В первую очередь, я пытаюсь разговаривать со своими клиентами на профессиональные темы. Человек пришёл ко мне, чтобы измениться, найти свой образ, свой цвет, и я должен говорить с ним об этом. Но есть круг постоянных клиентов, с которыми все профессиональные вопросы давно решены, и мы пребываем в состоянии удовлетворения найденным образом. С такой клиенткой можно обсудить и культурные события в Москве и в мире. И кстати, очень многое мне подсказывают мои клиенты, например авторов, книги, которых я потом с удовольствием читаю. И поскольку меня окружают не случайные люди, формируется некий интеллектуальный клуб людей, чьи вкусы совпадают. То, что читают «члены этого клуба», мне безумно интересно.

На какие выставки вы попадали в последнее время?

Я с большим удовольствием посмотрел выставку в Кремле, посвящённую Византии, начинаешь понимать, откуда пошли истоки русского искусства. Это только сейчас из Стамбула в основном привозят ширпотреб (смеётся), и этот парадокс истории потрясает… С огромным удовольствием сходил в Большой театр на Дягилевские сезоны с Андрисом Лиепой. Они восстановили одноактный балет «Павильон Армиды», с хореографией Фокина, костюмами Бенуа и музыкой Черепнина. Это не смотрелось архаично и было безумно современно. Осталась масса впечатлений.

А вообще, какие художественные направления предпочитаете?

Мне интересны практически все выставки в Пушкинском музее, в обоих зданиях Третьяковки. Работы современных авторов обычно смотрю на Винзаводе. А вот инсталяции и перформансы… Или я что-то не понял, или... В общем, жаль потерянного времени. Из современного мне интересно творчество молодого бурятского скульптора и графика Даши Намдакова. Из старых европейских мастеров люблю Яна Вермеера, Рембрандта. В лондонской Tate Gallery я открыл для себя английского художника-авангардиста Фрэнсиса Бэкона.





Загрузить еще