Интернет-сёрфинг — штука увлекательная. Пускаясь в виртуальное путешествие, никогда не знаешь, к каким берегам тебя принесёт: запросто можно оказаться в любой точке не только пространства, но и времени. Так случилось и в этот раз: обсуждение одной из фотографий на форуме сайта о старой Москве вылилось в итоге в небольшой исторический экскурс о... парикмахерских ушедшего века.

И вот с этого места захотелось поподробнее. Мы связались с участником aznazn, «в миру» Натальей Злобиной, шеф-редактором редакции документальных фильмов ВГТРК, дамой интеллигентной, отзывчивой и, что немаловажно, — с острой памятью на детали.

Явка обязательна

С парикмахерской этой мы жили рядом, смешной такой адрес — 1-й Тихвинский тупик. Район был очень населённый, жилой, типичный московский: в основном, деревянная застройка, несколько доходных дореволюционных домов, пара домов постройки 1930-х. Мамы на укладку ходили регулярно, это была эпоха, когда делали бабетту, перманент и начёс. Я так понимаю, что по тем технологиям раз в неделю это надо было делать, конечно, можно было и дома изобразить какую-то укладку при помощи бигуди, но в парикмахерской это делали всё-таки надёжнее.

Большинство моих подруг, так же как, и я, попадали в парикмахерскую только с мамами: в 1960-е встречались, конечно, девочки с короткими стрижками, но большинство носили косички, банты, так что в парикмахерских им делать было нечего.

Девочка с косой

На школьных фотографиях все девочки с гладкими зачёсанными волосами, при этом чёлка считалась признаком... пошлости. Требование не закрывать лоб — это же ещё гимназическое требование. Ведь не зря Катюша Маслова с чёлочкой, а представить себе Анну Каренину или Наташу Ростову с чёлкой можно только в исполнении французской актрисы. Девочка, она должна быть скромна — гладкая причёска, тёмное платье, белый передник и воротничок. Даже «конские» хвосты пробивались с трудом.

Нет, у девочки должны быть косички! Причём, заплетены они должны быть крепко — как в том анекдоте.

Мы как-то отдыхали с отцом в доме отдыха, и в первое же утро он столкнулся с проблемой «косичек», в итоге пошёл по коридору со мной за руку: кто девочке может заплести косичку? Оставить как есть, распущенные волосы — такое даже не предполагалось!

Это только Снегурочки или Принцессы на карнавал могли ходить с распущенными волосами. Распущенные волосы — уже само по себе был праздник.

Попытка первая, опрометчивая

Когда ребёнком я попадала в парикмахерскую, смотрела с удовольствием, там же все манипуляции очень длительные были. Стрижка, окраска, начёсы... Мальчиков, конечно, стригли, и я видела весь процесс: доску специальную клали на подлокотники кресла, сажали сверху ребёнка, а доска отполирована, ей лет 50 уже. Смотрела с удовольствием, на ус мотала, но сама я в этой шкуре не бывала до тех пор, пока не решила, что у меня будет чёлка. Мне было лет 8, первый класс, и родители были категорически против изменений моей причёски — волосы были почти по пояс. Я взяла часть волос, начесала на лоб и отрезала как получится. Исправлять пришли в парикмахерскую.

Нэпманское наследие

А парикмахер замечательный был! Увы, не вспомнила мама как его зовут, ведь столько лет прошло... хотя ходила она только к нему. Кажется, Виктор Абрамович — но не точно. Даже когда на границе 1960-1970-х район снесли, а нас переселили на юго-запад, откуда добираться на Новослободскую было почти немыслимо, мама к Виктору Абрамовичу ездила. Год-другой, пока не обжилась на юго-западе и не нашла мастера там. Кстати, к этому, второму мастеру, мама ездит до сих пор, а прошло уже лет 30! Так за всю жизнь у неё и было всего 2 мастера. Но вернёмся к Виктору Абрамовичу. Человек он был чрезвычайно интересный. Наверное, лет 60, небольшого роста, седой и страшный балагур — постоянно что-то рассказывал, очень позитивный был человек. Когда меня с моей чудо-чёлкой привели, он как-то удивительно быстро успокоил маму — не волнуйтесь, мол, гражданочка, всё исправим! Вполне возможно, что в этой парикмахерской он работал с НЭПовских времен. Дом, где была парикмахерская — старый, ещё дореволюционный.

И вообще там в округе было много остатков от НЭПа: старый рынок минаевский, куда лошади, цокая копытами по булыжной мостовой, везли продукты. Старое ателье, которое в народе так и называли — «нэпмановское». Это своего рода знак качества был для клиентов.

Попытка вторая, радикальная

Наше поколение всё время пыталось избавиться от волос супротив родительской воли, — так вот вторая моя попытка была совершена в отсутствие родителей. Лето я проводила под Одессой, и в тот раз уже решила с чёлкой не бороться, а укоротила волосы примерно на 25 сантиметров. Мне было лет 10, и меня опять привели к Виктору Абрамовичу. Он очень расстраивался — зачем же ты резала много раз по сантиметру? Надо было сразу целым куском отрезать — ведь можно было сделать шиньон! В конце концов, когда в 7 классе я рассталась с длинными волосами, из них-таки сделали шиньон. Его, правда, никто никогда не использовал, но почему-то старые парикмахеры считали, что обязательно надо отрезанные волосы пускать в дело. Мой шиньон пропал, а кроме того через несколько лет выяснилось, что и волосы изменили цвет.

Модус операнди

С 14 лет, когда мне официально разрешили отрезать волосы, стали подниматься другие парикмахерские темы. Например, щипцы для завивки волос появились где-то в середине 1970-х, а до этого мы использовали столовые ножи: толстая бочкообразная ручка нагревалась на газовой конфорке, и потом на неё накручивались прядки. Электрические щипцы, конечно, были намного удобнее, но внутри у них в качестве нагревательного элемента стоял керамический стержень, который при малейшем ударе раскалывался. Так что, увы, прибор был недолговечен — из разбитых щипцов, как правило, удаляли «начинку», а металлическую основу, опять же, нагревали на газовой конфорке. Позже появились бигуди с парафином внутри: они кидались в кастрюлю с кипятком, парафин нагревался, и волосы достаточно быстро схватывались. Но дело всё в том, что из бигуди нещадно тёк парафин, поэтому волосы бывали не только накручены, но и измазаны. А обычные алюминиевые бигуди? Это же пытка — спать на них! Не зря сформировался карикатурный образ домохозяйки в бигуди, но всё-таки зря ругали этих женщин. Наоборот, восхищаться надо такой стойкостью, ведь на какие шли ухищрения, чтобы хорошо выглядеть. Тогда красота действительно требовала жертв.






Загрузить еще