Статья из журнала Hair's How #143 ( июль-август 2010)

Вы можете пролистать наши журналы в онлайн-режиме или скачать их в формате .pdf совершенно бесплатно на нашем официальном сайте

Купить наши издания, а также подписаться на журнал, вы можете в нашем магазине

 

Выпускница двух институтов (Иняз и Институт культуры) и трёх парикмахерских Академий (две из них — европейские) Евгения Дубчак говорит, что никогда не работала, а просто занималась тем, что нравится. Она из тех счастливых людей, кто увлечён своим хобби, за которое почему-то ещё и платят. Мило, весело и спокойно она создаёт коллекции и украшает людей.

Евгения, вы только что вернулись из Америки, после курса у Вивьен Маккиндер. Как вас занесло за океан?

Я как раз размышляла, куда бы поехать поучиться, и тут в «американском» номере HAIR'S прочитала интервью с Вивьен. Вопрос о том, у кого учиться, отпал сам собой.

Уж, казалось бы — вы закончили лучшие европейские Академии... Что за жажда влечёт?

Я люблю свою работу, она даёт мне возможность путешествовать и знакомиться с людьми. Для меня это неиссякаемый источник вдохновения. Профессия парикмахера — это профессия без границ и сроков окончания обучения.

И какие впечатления, чему интересному научились у Вивьен?

Курс был посвящён фотографии. Photoshooting — это трёхдневный семинар для парикмахеров, которые создают и, естественно, снимают свои коллекции. Вивьен ведёт его всего 2 раза в год. Она рассказывала о том, как строить сам процесс фотосъёмки. В последний день проходили реальные съёмки коллекции Вивьен, а мы ассистировали.

У американцев существует своя технология процесса?

Да. Наши парикмахеры техничны, и причёски они делают хорошие, но всю коллекцию парикмахер пытается сделать сам от и до. Каждый раз изобретается велосипед. И увы, часто каждый тянет одеяло на себя: фотограф, визажист, парикмахер — «звезда» в своей сфере. А на самом деле надо советоваться, договариваться. Хотя я тоже не коллективный человек, а скорее кошка, гуляющая сама по себе, но в этой работе слаженность коллектива помогает.

У западных коллег процесс организован. Этому как раз я и училась. Во-первых, это работа команды: сначала делается коллаж. Фотограф, визажист, стилист по одежде и автор коллекции собираются вместе. В основном, историю придумывает, конечно, Вивьен — объясняет, что она хотела бы увидеть как окончательный продукт. После этого начинается обсуждение: подбирают моделей, тут же вывешивают их фотографии на планшет, придумывают причёски, одежду, и когда история уже готова как эскиз, назначают день съёмки. И в этот день все приходят уже со своими заготовками: стилист по одежде приносит одежду, Вивьен в своём отсеке делает причёски, в принципе, времени контактировать у них уже нет. Процесс настолько налажен, каждый занимается своим делом, не отвлекаясь. В результате и получается работа, которая готова попасть сразу на обложку.

Отличный тайм-менеджмент!

Да, и это точный и оправданный менеджмент. У них не может быть, как часто случается у наших парикмахеров: придумывается одно, а на выходе получается... ну... приблизительно то, что задумал. А тут всё просто: чётко поставленная задача и достигнутая цель. Всё.

Как-то очень просто звучит.

Вивьен — потрясающий мастер, у неё есть техники и навыки, благодаря которым образ делается быстро и точно. Она показывала нам эти техники укладок, мы повторяли или добавляли что-то своё, и тут же шли к фотоаппарату — посмотреть, что получилось. Тут очень тонкий нюанс — уловить разницу между тем, как работа выглядит «живьём» и при съёмке. А разница колоссальная. Вот это для меня было большим открытием. Например, о том, что такое макияж для фотосессии, я и без семинара знала, но чтобы он настолько отличался! Сама Вивьен — перфекционистка, и вся команда у неё такая же. Одежда должна быть только из последних коллекций, модели должны быть лучшими, никаких подружек — наши, кстати, часто этим грешат. Я и сама подружек приглашала — потому что красивые волосы, красивое лицо. Но Вивьен считает, что это абсолютно недопустимо, и на курсе я убедилась, что она права: модель тоже должна работать. Кстати, любимая модель Вивьен — русская, её зовут Валерия. Она вживается в каждый образ, что ни платье, то — новая роль, ни одного повтора в движениях, будто разные личности. Это очень здорово.

В общем, я для себя уяснила массу каких-то знаковых моментов. Не было кардинально чего-то нового, но ради множества этих деталей стоило съездить в Америку.

А эмоциональные впечатления?

Атмосфера была потрясающая, перерывы добровольно игнорировались, расходились поздно вечером, унося с собой домашнее задание Вивьен. Динамика Нью-Йорка чувствовалась во всём. Объём знаний трёхдневного семинара соответствовал недельному. В семинаре участвовали люди из самых разных стран, было очень интересно наблюдать за работой каждого, слушать какие-то истории. А на меня с интересом смотрел по-моему каждый. Я была первой русской в школе Вивьен Маккиндер. Тем более было приятно получить в конце её оценку: «Однозначно, ты — «топ»!» Было приятно очень.

Вы-то пришли в профессию не слишком рано...

Да, в 28 лет, хотя я всегда знала, чем хочу заниматься. Меня интересовала внешность людей и удивляла способность одних — подчеркнуть достоинства своей внешности, а других, наоборот, — их уничтожить. В школьном возрасте я ничего не знала о профессии имиджмейкера, я придумала её сама. У меня тогда была подружка, я над ней всё время экспериментировала. Правда, её семья отказала мне от дома, когда по моему совету она подстриглась коротко-коротко. (Хохочет). Но я просто увидела по телевизору диктора, и меня будто осенило — вот это для неё! Самое смешное, она до сих пор носит только эту стрижку, она ей больше всего идёт. Но, конечно, когда я понимала, что моего «мастерства» недостаточно, я вела своих подопечных в салоны, и там меня и мои советы уже ненавидели. Они все говорили — езжай уже куда-нибудь, наконец, и научись делать это сама. И когда открылась академия «Долорес», то я решила, что да, действительно пора.

Так 10 лет прошло между школой и вашими парикмахерскими «университетами»!

Когда я заканчивала школу, в семье даже не рассматривалась парикмахерская профессия, они хотели, чтобы я поступила в Иняз. И хотя я ни дня не проработала лингвистом, я очень им благодарна, полученные знания очень помогают в моей профессии. После окончания института я помогала своим родителям в их бизнесе. У нас была самая модная фотостудия в городе. У меня было поле для деятельности. К моменту открытия академии я была уже «полуготовым» специалистом. План был такой: я заканчиваю курсы, возвращаюсь в Пятигорск и открываю свой салон. Но вот я сдала экзамены и... грянул кризис 1998 года. Естественно, о собственном салоне речь уже не шла. Зато открылся салон «Петровка Спорт», и лучшим выпускникам моей группы предложили там поработать. И я осталась.

Это был правильный выбор?

О, да. Я проработала там 10 лет, от начала до конца. «Петровка Спорт» давала творческую свободу. Мы пробовали разные школы — итальянскую, французскую, можно было выбирать, совмещать, мы не были жёстко привязаны к чему-то. Так что «Петровка» меня вполне устраивала, но она закрылась, и теперь вот — «Ле Колон». Получилось, что за 10 лет это у меня только второй салон.

При таком бэкграунде не хочется уже как-то отдельно работать? Свой салон, к примеру, открыть?

Свой салон... ну это же бизнес. Сейчас меня больше привлекает творчество в чистом виде. Люди — вот что мне действительно интересно. А отвлекаться на какие-то организационные моменты пока не очень хочется. Я понимаю, что у каждого, наверное, цель — свой салон... Но не сейчас. Идея своего салона, такого, как мне хочется — это пока мечта на периферии сознания. Забавно смотреть, как это делают другие. Я была на практике Мартины Ахт во Франкфурте-на-Майне, это один из самых известных салонов в городе. Мартина очень органично вписывается в его интерьеры. Везде её инициалы. На два этажа панно Ботичелли, удивительно напоминающее саму хозяйку. А в школе «Видал Сассун» я познакомилась с японцем, который носил длинные плащи, бархатные шаровары. И вот он открыл салон в Киото, очень похожий на него самого: красный интерьер, золотые вазы, бархатные шторы… Интересно прослеживать связь между владельцем и его детищем.

Всё-таки есть грандиозные планы, творческие амбиции?

Не совсем: меня больше интересуют люди. Которым действительно нужна моя помощь, мои советы, которые хотят измениться к лучшему. Правда, я не работаю как имиджмейкер, потому что со временем поняла, что имиджмейкерство — это всё-таки работа команды. Серьёзная работа нескольких специалистов. Человек вообще может измениться только на 20%, и для этого нужны серьёзные усилия. Помимо прочего, нужно время, чтобы ходить по магазинам, подбирать одежду. У меня этого времени нет, я не могу разорваться. Но. Я создаю папки — для клиентов, которые действительно хотят работать над собой — в этих папках я собираю советы по стилю, по цвету, по коррекции фигуры. Но это у меня и с детства, я даже в общественном транспорте обожала смотреть на людей: как многие, не обладая какой-то внешностью, умели себя преподать и украсить.

В общем, даже проекты меня меньше волнуют, чем живые люди. Наверное, вот это — моё.

Не мешает общественный стереотип, что профессия парикмахера... не самая престижная, что ли?

Когда я приехала в Академию, думала, что одна там буду ненормальная — в 28 лет только начинаю. А оказалось, что вся группа за исключением двух человек, как я — с хорошим образованием, МГИМО, Плехановская академия, и все пришли осознанно. Потому что им это нравится.

Очень многие считают, что большого ума в этой профессии не надо. На самом деле это довольно сложная профессия: чтобы хорошо стричь, нужно неплохо знать геометрию, какое-то художественное видение иметь, пропорции понимать. Потом нужны серьёзные навыки общения, это же тоже сложно, найти контакт с клиентом. Плюс это физический труд, в общем — довольно сложная профессия.

А как стать сильным мастером?

В каждой профессии есть обычные, рядовые исполнители, есть топ-исполнители и есть элита. Это зависит от того, насколько человеку нравится работа и от того, насколько он хочет вырасти в своей профессии. Большинство наших парикмахеров как-то не понимают, что ли... Ну они же ездят отдыхать за границу, точно так же можно поехать поучиться туда, куда хочется. У нас ведь только 5 или 6 направлений, куда выезжают организованно от Союза парикмахеров. А в основном учатся где? «Интершарм» или какие-то российские школы и семинары. Поэтому, наверное, лучше просто чаще выезжать, смотреть — что там. Получили базовое образование, и вперёд. Это же, как мининмум, интересно. Да на самом деле, иногда и ездить никуда не надо. Вот, например, у Вивьен Маккиндер есть свой сайт, там можно учиться онлайн: есть все базовые техники — укладок, стрижек, вообще потрясающие обучающие курсы.

Наверное, учиться на Западе полезно и с той точки зрения, что мода приходит оттуда.

Ну да, не рождается у нас мода. Русские хорошо работают.

Но мода у нас не рождается, вот такой парадокс. Но и понятие «мода» само по себе уже отсутствует. Теперь есть стиль, индивидуальность. И слава Богу.

Я становлюсь просто счастливой, когда удаётся украсить человека. Нет некрасивых людей, действительно нет. Может быть, неправильные черты лица у человека, зато фантастическая кожа, да? Каждому дано что-то: фигура, ноги, волосы. И вокруг этого всегда можно построить образ — обыграть, улучшить, расставить акценты. Главное — уметь увидеть красоту в каждом.

Здорово, что не нужно быть одинаковыми, что на улице ходят разные люди.

Но обязательно нужно знать базу. Наши парикмахеры грешат тем, что как только они окунулись в профессию, сразу пытаются создать креатив. Я тоже прошла через это...

Нужно глубоко знать базовые вещи, прежде чем что-то создавать. Правила — важнейшая вещь, пока ты учишься. Когда есть опыт, то начинаешь понимать, что, по большому счёту, правил нет, всё индивидуально.

Сейчас, когда у вас есть опыт, вам в профессии легко?

Мне вообще с самого начала в профессии настолько легко, что складывается ощущение, что меня ведёт какая-то высшая сила. (Смеётся).

АНКЕТА

Ваш идеал красоты?

Нет идеала

Ваш любимый фильм?

Игры разума

Идеальный клиент?

Тот, кто нуждается в моих советах

Какую музыку вы слушаете?

Зависит от настроения

Ваше любимое изречение?

«У вас никогда не будет второго шанса произвести первое впечатление»

Самое сложное испытание в жизни?

Такого ещё не было

Самые яркие воспоминания?

Воспоминания детства

Коллеги, чьё творчество вызывает уважение?

Видал Сассун, Акин Коници





Загрузить еще