Статья из журнала Hair's How #144( сентябрь 2010)

Вы можете пролистать наши журналы в онлайн-режиме или скачать их в формате .pdf совершенно бесплатно на нашем официальном сайте

Купить наши издания, а также подписаться на журнал, вы можете в нашем магазине

 

Обычно именные салоны открывают уже состоявшиеся парикмахеры, а Франсис Эль Род свой парижский салон Francis L.Rhod открыл в возрасте 25 лет. И слава салона росла вместе с его владельцем: съёмки для Elle, Marie Claire и Madame Figaro, показы на парижских Неделях моды, работа в качестве посла L'Oreal Professionnel… Так что его членство в Ассоциации Высокой парикмахерской моды Франции Haute Coiffure Francsaise было неизбежным. С декабря прошлого года Франсис Эль Род стал международным президентом HCF.

Ассоциация независимых парикмахеров Haute Coiffure Francsaise была создана больше чем полвека назад. В те времена французские куаферы были единственными законодателями парикмахерской моды. Для того, чтобы обозначить дистанцию между «сливками» профессии и всеми остальными, лучшие из лучших объединились в элитарный клуб Высокой парикмахерской моды Франции — Haute Coiffure Francsaise. Ассоциация парикмахеров создавала собственные коллекции причёсок и проводила показы: двенадцать парикмахеров, словно двенадцать апостолов от парикмахерской моды, демонстрировали чудеса, превращая ремесло в высокое искусство. Закрытость клуба придавала ему дополнительный флёр, так что желающих присоединиться к избранным становилось всё больше. Со временем Ассоциация оказалась представлена национальными секциями не только во Франции, но и по всему миру. У нового президента мы решили узнать, почему, имея сегодня столько альтернатив, парикмахеры по-прежнему хотят быть членами HCF.

Месье Эль Род, я не раз пыталась понять, что это за Ассоциация такая — Haute Coiffure Francsaise? Честно говоря, пока у меня не получилось составить целостное представление. Надеюсь, вы мне поможете?

Нет проблем, я с удовольствием расскажу. Haute Coiffure Francsaise объединяет независимых парикмахеров. Два раза в год мы создаём сезонные коллекции причёсок — точно так же, как делают свои коллекции одежды Дома моды. Могу вам сказать, что и идеи для своих коллекций Haute Coiffure Francsaise ищет у тех же трендовых агентств, с которыми сотрудничают Дома высокой моды — мы покупаем одни и те же тренд-буки.

Вы наверняка знаете, что наши коллекции имеют огромный вес. HCF — вообще одна из самых авторитетных организаций, она представлена в 40 странах мира.

Да, в России давно есть секция, и, тем не менее, Haute Coiffure Francsaise у нас не слишком хорошо представлена.

К сожалению, это правда. Но я надеюсь, что мы сможем исправить положение, по крайней мере, я занимаюсь этим вопросом… И потом, «давно» — понятие относительное. Давайте вспомним: первые русские парикмахеры стали членами Haute Coiffure Francsaise всего шесть лет назад. Разве это срок для организации, которая существует аж с 1945 года? Именно тогда владельцы лучших парижских салонов объединились, чтобы подчеркнуть свою элитарность. И до сих пор членство в HCF означает, прежде всего, элитарность.

Большинство «продвинутых» парикмахеров в России ориентируются на образы с подиума, и, кажется, луков с подиума достаточно, чтобы быть в модном тренде. Чем же тогда могут быть интересны коллекции HCF?

Это же очевидно: на модных показах причёски вторичны, они лишь дополняют одежду. А мы создаём коллекции от парикмахеров — моду от парикмахеров в чистом виде. Хотя, повторюсь, парикмахеры и дизайнеры используют одни и те же тренд-буки. Но это нормально, в наших коллекциях не было бы никакого смысла, если бы они не вписывались в тенденции, которые актуальны сегодня.

Но каждая косметическая компания тоже выпускает сезонные коллекции причёсок. И это также авторитетный источник модных тенденций для парикмахеров…

Это не то же самое, что коллекции HCF. Всё, что делает производитель продукта, связано с продвижением продукта. Мы же говорим только о моде. Спросите любого участника ассоциации — он наверняка вам скажет, что быть на показе Haute Coiffure Francsaise — значит, ощущать свою причастность к моде.

Вот интересно, вы говорите об ассоциации независимых парикмахеров, но Haute Coiffure Francsaise всё время существует в партнерстве с L'Oreal Professionnel.

Это так, но здесь нет никакого противоречия. Сейчас я вам объясню. Что значит «независимый парикмахер»? Это стилист, который не связан ни с парикмахерской сетью, ни с франшизой. Он может работать в салоне или даже быть владельцем собственного салона. Самое главное — у него нет никаких групповых интересов, он сам по себе. А что касается партнёрства… Я боюсь, вы неправильно его понимаете. Ну вот, например, бренд L'Oreal Paris — партнёр Московского кинофестиваля. Разве это означает, что компания как-то влияет на его проведение? Нет! Точно так же дело обстоит и с нами — L'Oreal Professionnel никогда не вмешивается в работу над коллекциями. Компания является нашим партнёром, и благодаря её финансовой поддержке мы можем создавать модные образы, выпускать книги и диски.

Месье Эль Род, двенадцать первоклассных парикмахеров интерпретируют и создают парикмахерскую моду под эгидой Haute Coiffure Francsaise, правильно?

Да. Вы правы, их было двенадцать, но сейчас девять.

А почему девять, с чем связаны такие революционные изменения?

Это вовсе не революция, что вы! Просто мы поняли: если мы можем отлично работать вдевятером, то зачем нам большее количество парикмахеров? Ведь главное — не количество участников, а их талант… Но девять — это не окончательная цифра, и мы всегда находимся в поиске новых людей. Тем более, мы хотим, чтобы в нашем шоу в «Карусель дю Лувр» приняли участие члены всех национальных секций.

И как отбирают парикмахеров — претендентов в «девятку»?

Отбором занимаются директор и арт-директор HCF в каждой конкретной стране. Именно они собирают национальную креативную команду. Чтобы в неё попасть, нужно, во-первых, уже быть членом Haute Coiffure Francsaise, во-вторых, обладать талантом, и, в-третьих, иметь опыт.

Обладать талантом — это так расплывчато...

Согласен с вами. Это вообще сложно объяснить! (Смеётся).

На практике это означает, что претендент предоставляет досье со своими работами, мотивационное письмо и письмо с рассказом о себе как о кандидате.

А конкурс HCF Trophy, который вы проводите, — это тоже часть политики по поиску талантов?

Да. Правда, наш конкурс совсем молодой, в прошлом феврале было только второе конкурсное представление. Конкурсанты соревнуются в несколько этапов: сначала они предоставляют досье на суд жюри (фото модели до работы и после), а в финале выполняют работу в режиме реального времени.

И много участников?

Да, около сотни. Мы считаем это большим достижением для такого молодого конкурса.

И что, хорошие призы?

Судите сами: каждый победитель в каждой номинации получает подарки от наших парт­нёров L'Oreal Professionnel, а также право пройти стажировку в престижной школе, инструменты, подписки на журналы и так далее. Один из главных призов — это участие в фотосъёмке коллекции следующего сезона. Кстати, вы наверняка знаете, что в этом году победила русская девушка — Анастасия Щербакова из Ростова-на-Дону. Она приезжала к нам работать над созданием осенней коллекции — и у неё отлично получилось! Думаю, ей понравилось с нами работать.

Месье Эль Род, я хочу вернуться к вопросу о коллекциях. Итак, девять человек, пусть и с помощниками, создают коллекцию, а что же остальные члены HCF?

Они получают в своё распоряжение идеи, буклеты и прочее. И становятся проводниками этих идей.

А есть ли у них какая-то коммерческая выгода?

А что вы подразумеваете под коммерческой выгодой? Если возможность почувствовать себя в профессии максимально гармонично — это не коммерческая выгода, то я отвечу: нет, у членов HCF нет прямой финансовой выгоды. Но если вы считаете, что это знание может принести им финансовую выгоду, то я отвечу: да, конечно.

Что вы думаете о французском искусстве? Оно имеет влияние в мире?

Это очень объёмная тема. Будучи французом, я говорю, что французскому искусству принадлежит очень важная роль, но если бы я был итальянцем, я бы сказал, что эта роль несущественная. А если бы я был англичанином, то сказал бы, что я ничего о французском искусстве не знаю. На самом деле я думаю, что Франция имеет огромное влияние на искусство в мире… Или вы спрашиваете меня о французском парикмахерском искусстве?

Именно о нём.

Если мы говорим о парикмахерском искусстве, то тут немножко другой расклад. Здесь очевидны два основных влияния: французское, которое, на мой взгляд, имеет более глубокие корни, и английское, которое на сегодняшний день неизбежно. Это два течения, которые влияют на парикмахерское искусство в мировом масштабе. Конечно, во всех странах есть талантливые парикмахеры, но кого бы вы ни взяли, всякий раз окажется, что человек работает в рамках или французской, или английской школы.

Кроме ассоциации HCF, как ещё проявляется влияние французского парикмахерского искусства?

Через всех французских парикмахеров. Ассоциация парикмахерской моды Франции — это самая престижная часть этого влияния. Но не единственная!

А чем работа в Ассоциации привлекательна лично для вас?

Это уникальный опыт. Представьте себе: попав сюда, я впервые в жизни делал что-то, не ожидая ничего взамен. Ассоциация — это объединение парикмахеров, которые работают на добровольных началах для общего блага. И прибыль, которую мы получаем, не может измеряться в деньгах. Это чувственная прибыль, а чувства не купишь.

Тогда, если позволите, начнём с самого начала. Почему вы сами выбрали эту профессию?

Я попал в парикмахерское искусство так, как влюбляются. Мне очень нравятся женщины, и мне понравилась эта профессия, ведь в ней много женщин. С профессией я столкнулся совершенно случайно — мой брат был учеником в салоне. Однажды я просто зашёл к нему на работу и как-то сразу влюбился. После этого начался мой собственный путь. Мой первый учитель преподал мне основы парикмахерского дела, объяснил, как общаться с клиентами, научил основным техникам стрижек. Затем я учился у Александра де Пари и там уже смог развиться творчески, сумел направить себя в нужную сторону. Я хотел открыть собственное дело и понял, что для этого мне нужен коммерческий опыт. Поэтому я достаточно долго проработал в крупной коммерческой группе, которая управляла салонами в торговых центрах. Они использовали эффективную коммерческую технику, которая сочетала в себе скорость и высокое качество стрижки. Каждый из этапов, которые я прошёл, дал мне что-то очень и очень важное. Мой первый учитель научил меня прислушиваться к желаниям клиентки, предугадывать их, если хотите. Александр де Пари привил мне настоящую любовь к профессии. А работа в коммерческой группе дала мне бесценный опыт того, как выполнять работу быстро, ничуть не теряя в качестве стрижки. Благодаря всему этому я смог создать свою собственную технику и открыть первый салон.

Трудно к вам в салон устроиться на работу?

Честно скажу — непросто, я довольно требовательный. Но, знаете, самое главное качество, которым должен обладать претендент на место — это любовь к клиенткам. Я могу сделать из человека хорошего парикмахера, но я никогда не смогу сделать из парикмахера хорошего человека. А если у соискателя есть хорошие человеческие качества, это поможет ему стать хорошим парикмахером.





Загрузить еще