Статья из журнала Hair's How #144 ( сентябрь 2010)

Вы можете пролистать наши журналы в онлайн-режиме или скачать их в формате .pdf совершенно бесплатно на нашем официальном сайте

Купить наши издания, а также подписаться на журнал, вы можете в нашем магазине

 

Оксана Зверева — очень лёгкий человек. С ней приятно похохотать, выпить кофе, обсудить кинопремьеры. Ну а если по делу — она мультиспециалист с весомым бэкграундом: стилист-парикмахер с международным дипломом, ведущий технолог и руководитель учебных программ Goldwell, тренер по ораторскому искусству и даже НЛП-специалист, и все эти квалификации — внутри профессии!

У нас в редакции есть мнение, что если затеваешь профессиональный материал и пока что в нём не ориентируешься — первым делом нужно звонить Оксане Зверевой. Уж она-то сориентирует и поможет выбрать вектор поиска. Оксана, как люди становятся ведущими технологами и руководителями учебных программ?

Можно сказать, очень просто: сначала была технологом, потом ведущим технологом, а теперь вот перешла в новый статус.

А с чего вообще всё начиналось?

Странно, но я вообще никогда не хотела быть парикмахером. Моя мама работала в детском саду, она — заслуженный педагог, методист, имеет правительственную награду. И в детстве, с одной стороны, я страшно ревновала — мне казалось, что чужих детей мама любит больше. А с другой стороны — хотела быть как мама, на 100% знала, что пойду в педагогический. И пошла, закончила со специализацией «изобразительное искусство». Учила деток рисовать, только вот хватило меня ровно на полгода: оказалось, что работать с детьми настолько не моё призвание, что я фактически сбежала. А в институте на последнем курсе у нас был конкурс — что-то вроде «Алло, мы ищем таланты». Сейчас уже и не помню, кто подал идею делать интересные причёски, и как я сама оказалась с этими причёсками, но мы победили. Вот эту победу я и вспомнила, когда сбежала от детей. И я пошла на курсы, получать «парикмахерское образование». За 2 месяца меня научили как-то держать в руках ножницы, и я начала стричь.(Улыбается).

Так вот, за 2 месяца, и вошли в профессию?

Нет, конечно. Я хотела стать художником-модельером по причёскам и начала искать серьёзное учебное заведение. И, видимо, не случайно увидела в газете объявление: московский филиал парижской школы Pivot Point объявляет конкурс на обучение по профессиям «парикмахер-модельер» и «визажист». Об это объявление я «споткнулась» так, что родителям ничего не оставалось, как отправить меня учиться. Вот это действительно было обучение: год и 8 месяцев, ежедневно, по 8 часов. В конце были экзамены: стрижка мужская, женская и перманент. А экзамены принимали испанские владельцы школы. Лучшим выпускникам предложили трудоустройство в хороших московских салонах, я была одной из них.

И началась карьера в Москве?

Я не любила Москву. И всё время обучения я плакала и мечтала, как я уеду в свой любимый Мегион (Тюменская область). Поэтому я отказалась... Все повертели у виска — сумасшедшая девушка. Кроме моего преподавателя, который сказал: «Я понимаю, лучше быть большой звездой в маленьком городе, чем маленькой звездой в большом». Сказал, как в воду смотрел. (Улыбается). Перед отъездом я получила от испанской стороны полный комплект оборудования на один парикмахерский кабинет: мойка, рабочее кресло, зеркало — всё-всё-всё... Так как я отказалась от московского салона, это была как бы компенсация за мои успехи в учёбе.

Но мы-то с вами в Москве. Одумались, не уехали?

Нет-нет. Я приехала в свой город и открыла маленькую парикмахерскую, быстро набрала клиентов, работала и очень хорошо себя чувствовала. Мегион — город нефтяной, рядом с Нижневартовском, клиенты состоятельные. А в 1997 году открылся первый в городе салон, и меня туда пригласили. В какой-то момент хозяйка оставляет бизнес, салон я забираю в аренду и автоматически становлюсь руководителем, оставаясь в то же время известным в городе мастером. У меня было всё, все атрибуты и символы успеха: квартира-машина-знакомства-клиенты-финансы... всё, что даёт ощущение социальной успешности и стабильности.

Спустя время, поработав на многих брендах, мы выбрали продукцию Goldwell для салона и, как это принято, к нам приехал технолог. Посмотрев на какую-то мою работу, сказал: «Почему ты в Москву не переедешь? Ну, откроешь ты ещё 2 -3 салона, и не сможешь работать стилистом, будешь только директором, а что дальше?» И, задав этот вопрос, он уехал. А я осталась размышлять. Думала год.

Судя по всему, надумали...

Да, принимаю решение и уезжаю в Москву учиться на технолога. Это были тяжёлые времена: мало того, что я Москву не любила, я ещё практически ничего не зарабатывала, а надо было снимать жильё и очень много времени тратить на учебу — мне же надо было становиться технологом! Родители уговаривали: брось всё, приезжай, и завтра же у тебя снова будет всё, что было, и даже больше. Но я не сдалась. Стала технологом и скоро работала уже и как технолог, и как мастер в салоне.

У большинства людей свой салон — это вершина карьеры. У вас же всё с точностью до наоборот.

Нужно понять, зачем тебе салон. Или для того, чтобы больше зарабатывать, или для того, чтобы реализовать свои собственные идеи. Мой вариант — второй. Когда у меня был свой салон, я как руководила: администратор занимался своим делом, бухгалтер своим, а я стояла у кресла и обслуживала 15 человек в день, для меня это норма. Это сейчас я понимаю: чтобы не ты одна салону приносила прибыль, а чтобы весь салон приносил прибыль, им надо серьёзно заниматься!

У меня «синдром отличницы»: либо я делаю хорошо, либо не делаю никак. Я понимаю возможности и потенциал Москвы, но если мой салон не будет лучшим, то он должен быть хотя бы одним из лучших в этом городе! А пока моя карьера — в постоянном развитии. Сегодня компания Goldwell для меня — это как тыл, опека, ты куда-то едешь и ты не сам по себе — ты от компании Goldwell, за тобой мощный тыл. Но когда-нибудь я уйду из компании — надо же уступать дорогу молодым. (Улыбается). Сегодня я — тренер, руководитель учебных и креативных программ Goldwell, и считаю, что если ты учишь чему-то людей, ты должен быть успешным! У тебя должны быть какие-то личные примеры счастья, «сбывшихся мечт», и ты должен быть примером для подражания практически в любом аспекте.

Очень хочется пример сбывшейся мечты!

Например, сугубо материальная история. (Улыбается). Однажды я сидела в кафе на Цветном бульваре и смотрела на дом напротив, размышляя: вот бы жить в этом доме и завтракать каждое утро в этом кафе. Теперь вот живу именно в этом доме, правда, в кафе не завтракаю, совершенно нет времени. (Улыбается). Но факт в том, что желание сбылось.

Вы много лет проработали технологом. А зачем, собственно, обучать технологии каждого красителя? Разве этому не учат в парикмахерских школах?

А вот и нет. Самое обидное, что колористика в России совсем не развита. Колористов в России можно по пальцам пересчитать. Настояще-му профессиональному колористу, конечно, легко перестроиться с одной линии на другую, понять специфику применения любой косметики. Но если колорист — это только название, то он не сможет работать ни на одной линии! Увы, в большинстве случаев происходит так: клиент показал на эту вот кисточку в палитре, парикмахер сделал — ой, не получилось...

Как сделать так, чтобы получилось?

Элементарно: надо знать хотя бы, что такое рН краски и лосьонов, что такое кутикула, как проходит процесс окрашивания. У нас же что происходит с парикмахерским образованием: едва закончив краткосрочные курсы, сразу можно идти работать в салон. А в той же Швеции 4 года нужно учиться, прежде чем станешь парикмахером. Это образование у них приравнивается к образованию врача-стоматолога. Тебя допустят к волосам, как стоматолога к зубам, — только после 4 лет обучения! Минимум. А у нас никто же не думает, что мы можем стать причиной трагедии в жизни человека, если не так подстрижём или покрасим. Думать нужно про клиента, видеть, чем человек дышит, чем он живёт, как он одевается, что помимо салона у него есть своя жизнь. И он приходит к тебе — да, на два часа, но потом-то он уходит в свою жизнь, и ты должен подумать, как он в этой жизни будет себя чувствовать с твоей причёской.

Этому тоже учите?

Сегодня наше обучение, наши семинары — это намного шире, чем краска. С недавнего времени мы разработали и обновили классификацию преподавателей: тренер-эксперт, тренер, технолог-консультант. Для людей, которые будут тренерами-экспертами Goldwell, а такую квалификацию мы присваиваем после очень серьезного отбора, есть специальные конференции. Это 8 дней обучения после основного курса. Днем технологии, семинары, методический разбор, практика. А по вечерам — тренинги по эффективным навыкам презентации: как стоять, как дышать, вербальные и невербальные навыки общения, работа с психологом. Мы готовим химические ингредиенты и каждый объясняем. Потому что многие мастера просят рассказать: а за что отвечает силикон, почему здесь эти парабены, что такое ПАВ. Мастеров же клиенты спрашивают, а они задают вопросы нам. И тренер-эксперт должен ответить! Но это, конечно, специфика России. Когда ты учишься на Западе, там тренеры не стесняются сказать: я запишу на листочке и передам химику, когда он ответит — я вам расскажу. Там каждый специалист занимается своим узким направлением. У нас не так. Если наш тренер-эксперт не может ответить на какой-то вопрос — позор, просто всей компании позор!(Улыбается). Поэтому для нас дать диплом тренера — это всерьёз. На сегодняшний день я веду тренинги по коммуникации и общению с клиентом. В течение 2008 года я проходила обучение в Берлине, по программе Goldwell «Совершенствуйся. Добивайся большего». Вся программа основана на нейро-лингвистическом программировании и, конечно, психологии.

Ну, я всё понимаю, но зачем мастерам НЛП?

Не хватает в салонах грамотного общения. Но у нас считается, что человек, владеющий НЛП, манипулирует людьми, загипнотизирует их обязательно, какую-нибудь черноту на них наведет-наколдует. А на Западе это действительно обучение коммуникации, способности наладить общение с любым человеком. Сейчас мы уже получаем очень хорошие отзывы от руководителей салонов, хотя программу «Совер-шенствуйся. Добивайся большего» внедрили совсем недавно. Просто наносить краску — этого уже недостаточно. Если мастер стоит, стрижёт, красит и при этом молчит 3 часа — вряд ли клиент вернётся ещё раз.

Но где всё-таки НЛП?

Объясню. Лучше, чем клиент, особенно, если это женщина — никто не знает, что ей подойдёт. Каким же образом мастер преображает клиента и точно попадает в тот образ, который клиент действительно хотел? Думаете, мастера — ясновидящие? Нет, какой бы звёздный, известный, заслуженный ни был мастер, ему клиент всё рассказывает. Бывает, клиенты говорят: «Как вы угадали, это именно то, что я хотел!» Но результат должен быть на чём-то основан. И если начать с вопроса: «Что будем делать?» — получим ответ: «Я не знаю». А если я спрошу: «А как вы ухаживаете дома за волосами? А вы их укладываете?

А выпрямляете?» Вот тогда клиент начнет рассказывать истории — почему он так или иначе это делает, а отсюда уже и потянется ниточка о жизни, занятости, предпочтениях и т. д. Нужно расслабить клиента, поговорить с ним, задать ему вопросы, захотеть помочь ему.

И уметь правильно проанализировать полученную информацию. Вот этому и учит НЛП. А если через зеркало спрашивать: «Ну, что будем делать?» и при этом даже не смотреть на человека, то никогда ничего хорошего не выйдет.

Соглашаются ваши студенты с таким подходом?

Ещё 4-5 лет назад ситуация была намного грустнее, мастера не стремились учиться, а сегодня аудитории едва вмещают всех желающих. И это не руководители салонов их обязывают, а они сами хотят. А за ними стремятся их коллеги в салонах. Это как в школе, когда формировали классы — двоечники с двоечниками, отличники с отличниками, а в классах, где был микс, те же самые двоечники тянулись вверх, за отличниками и становились хотя бы троечниками. И в салонных командах, если даже есть слабые мастера, то и они стремятся поднять уровень и меняются, значительно меняются.

Как-то гладко всё получается.

Не совсем. Часто руководители жалуются: помогите, у нас в команде мастера со «звёздной болезнью», что делать? При всём моём уважении, — таких «звёзд» можно только пожалеть. Если ты мастер, а не парикмахерша, тебе не надо показывать свой «особенный» статус.

А чем отличается мастер от парикмахерши?

Парикмахерша — несчастный человек. На неё даже обижаться не получается. Например, мы проводим тестирование: мастера в салонах заполняют тесты, и тренер-эксперт их проверяет. Смотрим, как мастера знают технологию продукта, насколько разбираются в том, что происходит с волосами и т. д. И вот буквально недавно мне привозят тест, мастер пишет рядом комментарии, видимо, для меня: «Ваша краска г..., все цвета получаются г...., и вообще, я на ваши дурацкие вопросы отвечать не буду». А ведь она даже семинар не посещала. Вот здесь бесполезно что-то внушать, как-то объяснять — можно только посочувствовать.

Оксана, чего больше всего хочется от жизни?

Хочется равновесия, гармонии и вместе с тем насыщенной событиями жизни. Впрочем, последнего хватает. Вот за что люблю свою работу: сегодня ты офисный работник в строгом платье, завтра — креативный стилилст в джинсах-футболке-браслетах. Хочется развивать направление образования, учебные программы — мне всё это нравится. Нравится организовывать, я получаю наслаждение, когда из хаоса делаю структуру. И хотелось бы развивать именно колористику в России. Этого нам не хватает, так же как и культуры общения в салоне.

Где вы берёте время, чтобы всё успеть?

Можно сидеть и говорить: нет времени, нет времени, нет времени... Но можно встать в 6 утра и пробежаться по улице, можно встать в 7 утра и сходить в спортзал. Вот у меня так и было. Тренировки в спортзале в 22.00 или 23.00, иностранный язык, которым я занимаюсь — утром, до работы. Ну, и в процессе работы тоже — сегодня семинар, завтра офис, послезавтра клиенты в салоне... Но главное - любить то, чем ты занимаешься.

У вас достаточно высокий статус, авторитет, немало достижений. Нет опасности, что загордитесь?

Во-первых, я меньше всего думала о статусе и достижениях, когда работала, я просто делала то, что люблю. Во-вторых, это не чудо божественное, которое вдруг свалилось. Даже я, находясь сейчас на этом месте могу зачитать огромный список, как на «Оскаре»: спасибо папе-маме, спасибо ещё сотне человек, которые помогли. Кто-то действиями, кто-то фразами, кто-то поддержкой. Ты не один себя делаешь, и когда чего-то достиг — подумай, скольким людям за это нужно сказать спасибо?






Загрузить еще