Статья из журнала Hair's How #144 ( сентябрь 2010)

Вы можете пролистать наши журналы в онлайн-режиме или скачать их в формате .pdf совершенно бесплатно на нашем официальном сайте

Купить наши издания, а также подписаться на журнал, вы можете в нашем магазине

 

Если бы он мог — прожил бы две жизни: одну в России, а другую в Италии. А пока что Денис Чирков нашёл свою «маленькую Италию» в Санкт-Петербурге, где руководит арт-командой Estel, преподаёт и создаёт коллекции. Денис уверен: русский парикмахерский Ренессанс может расцвести только здесь, в Петербурге.

Давайте знакомиться?

Вообще я достаточно скептически отношусь ко всяким званиям, титулам и привык считать, что человека надо оценивать по работе, а не по регалиям. Я просто человек, хотя кое-чего в жизни достиг: когда-то в 1997 году начинал с простых парикмахерских трёхмесячных курсов, а сегодня я арт-директор очень успешной компании и по-настоящему горжусь этим. Так увлечение юности переросло в профессиональную деятельность карьериста по имени Денис Чирков. (Улыбается).

Так-так-так, что такое «карьерист Денис Чирков»?

А я считаю, что как и в любой профессии (парикмахерское искусство не является исключением), если ты желаешь достичь хоть каких-нибудь высот, ты обязан быть карьеристом. Не в том смысле, чтобы идти по головам или расталкивать всех вокруг локтями, а делом, умением, результатом доказывать, что ты состоявшийся в профессии человек. Ну, и звёзды удачно сошлись. А ещё амбиции и мой трудоголизм: работу люблю, хочу и рвусь к работе. Помимо этого, люблю учиться.

Ну, это все говорят. Вопрос — чему учиться, как, у кого?

Сегодня профессионалов, чьё творчество мне наиболее интересно, трое. Это Роберт Лобетта, потом Анжело Семинара, и самая интересная для меня фигура — арт-директор Vidal Sassoon Марк Хейс. Это человек с невероятным видением, с неописуемым подходом, он очень меня вдохновляет.

На создание новых коллекций вдохновляет? И как вообще возникают идеи?

На творчество как образ жизни вдохновляет. А новые идеи... Ох, точно знаю, что идея не высиживается, не вымучивается, а в определённый момент каким-то образом приходит... Изначально — размытая, округ­лая, абсолютно абстрактная.

Она может возникнуть при взгляде на какую-нибудь фотографию, дом, облако...

Ну, вот коллекция White Touch Estel, осень-зима 2010-2011, родилась после того, как я увидел фотографию белых геометрических фигур на белом фоне. Интересные линии в стрижке, подчёркивающие образ, не выбивающиеся из него, неуловимые и точные штрихи — вот такую историю захотелось воплотить. Естественно, мы как команда хотим быть не просто художниками, а мечтаем, чтобы наша работа была востребована, популярна, на пике моды. И наша основная задача — сделать коллекции ещё и салонными, коммерческими, чтобы их захотелось носить.

Чего в работе больше: коммерции или чистого креатива, фэшн-съёмок?

Есть и то, и другое. Съёмки у нас делятся на две части. Часть первая, обучающая, потому что мы считаем, что каждая коллекция должна «уйти в народ». Чтобы мастера могли воплощать это на своих клиентах, быть актуальными и — не последнее дело — получать деньги. А вторая часть — это такая арт-фэшн история. Это уже чистое творчество команды. В итоге получается единый арт-бук: фэшн и диск с мастер-классами.

Парикмахерское искусство — оно недолговечно. Не картина, не фотография. Во-первых, волосы растут, а во-вторых, тенденции моды очень быстро меняются. Поэтому мы стремимся, чтобы коллекции были доступны и востребованы прямо сегодня, пока это актуально.

Денис, творчество — процесс субъективный, сегодня муза есть, завтра — нет. Не боитесь «перегореть»?

Так сложилось, что Estel Professional рассматривают с большей дотошностью, чем другие бренды, которые имеют историю в несколько десятилетий, а то и столетий. Поэтому и как марка, и как студия мы просто не имеем права на некачественные продукты, на некачественное образование. Если западные компании за счёт своего имиджа, могут себе позволить кое-где дать слабину, то мы должны постоянно доказывать свой статус. И это — большое счастье, потому что это постоянное движение вверх, вперёд. Мы перфекционисты. Когда-то, ещё в Москве, я подумывал об открытии своего салона, может, даже под собственным именем, но... видимо, что-то отвело. Я познакомился со Львом Охотиным и настолько влюбился в его увлечённость, азарт и мировоззрение, что сказал себе: «нет, салон подождёт, есть более глобальные и интересные вещи, которые надо сделать». И не ошибся: сегодня я могу максимально реализоваться, не вижу ни преград, ни запретов. Слава богу, Estel — это не машина для бизнеса. Тут как-то сложилось, что все люди, начиная с генерального директора, подходят к своей деятельности с творческой стороны. Мы все стремимся к совершенству: продукции, дизайна, творчества. А поскольку достичь совершенства невозможно, то никогда у Estel не будет конца пути.

Денис, у вас большая команда? И как её вообще собрали?

Арт-команда Estel многочисленна и состоит из стилистов, модельера и технологов-преподавателей. Ещё есть огромная армия преданных компании региональных технологов, и все эти люди бесконечно влюблены в Estel. Люди — это самое ценное, что может быть, а вот как они притягиваются — я и сам не знаю, честно вам скажу. На собеседовании мы обязательно смотрим, что это за человек, какое у него мышление, как он строит диалог, какое у него хобби... и если этот человек фанатизмом своим (в хорошем смысле слова) совпадает с эстелевским мировозрением, если это «наш человек» — берём, а доучить до определённого технического уровня мы сможем.

А ваше хобби? Чем увлечены? Чур, помимо работы!

Опередили! Есть у меня одно хобби — коллекционирую лосей. Не банальные плюшевые игрушки, а дизайнерские, интересные фигурки. У начала коллекции есть история. Однажды мне подарили лося со словами: это чтобы в твоей жизни всегда и всё было — лось: твори-лось, строи-лось, получа-лось. Появился этот первый лось году в 2005, а сегодня их уже больше ста...

И много с тех пор сбы-лось?

Да вы знаете, всё, что задумывал. Всё, что касается материальных вещей — само как-то сбывается параллельно работе и творчеству, и квартирный вопрос отлично решился. Вот только на личную жизнь времени не хватает.

Плохо. Или пока ещё ничего?

Пока ещё ничего. Мысли-то есть по этому поводу, так что постепенно всё осуществится. С точки зрения материальной — есть уже гнездо достаточно большой площади (смеётся), да и обеспечить могу. Но вот езжу много, минимум 5 поездок в месяц, и это мешает, женой «капитана дальнего плавания» не каждая захочет быть.

Отдыхаете когда-нибудь?

Стараюсь отдыхать. Очень люблю море, дайвинг, путешествия. Архитектуру очень люблю, постоянно покупаю путеводители, собираю исторические справки о городах, где бываю. Сейчас запланировал себе Испанию и Италию. Люблю Барселону, хоть и был там несколько раз, но понимаю, что далеко не всё видел. В Италии, под Неаполем в городке Мирабелла живут родители, это можно сказать — родственный визит. Считаю эту страну своей второй родиной, я там прожил два года.

Чем занимались?

На тот момент я некоторое время проработал уже в Москве, и ко мне приехали родители — посмотреть, как я тут. И сказали: всё, Денис, едем туда. Как-то не очень ты тут живёшь, на наш взгляд. Ну, в общем, я уехал... и уже на четвёртый день устроился в салон. В салоне меня поставили мыть голову, делать массаж, который я тогда ещё и делать-то не умел, отправили складывать фольгу, досконально стали учить, как правильно держать кисть, наносить краситель на поверхность прядей, накручивать бигуди... Я работал в женском салоне, но до женских голов меня не допускали. Однако за стенами салона у меня были свои клиенты: мамины знакомые, отца знакомые, меня возили в один дом, в другой дом, я обрастал клиентами. А салон-то и не знал.

А потом в салон стали приходить мужчины — мужья тех жён, которых я обслуживал на дому.

И хозяйка салона Долорада, чтобы не терять клиентов, доверила мне работу: поставила кресло — стриги мужчин. Вот с этого момента я и стал практикующим мастером в Италии. Но скоро понял, что развернуться мне не дадут здесь, и вообще надо от мамы с папой уезжать. Я уехал в центр Италии, под Рим, в город Фрезиноне. Работал в салоне, снимал дом, жил совершенно один, а 2 раза в месяц ездил к родителям, побаловать себя их вниманием.

А потом уезжал обратно — в суровую италь­янскую действительность простого парикмахера. В новом салоне со мной уже считались, была своя клиентура, я был на хорошем счету.

Чего сбежали?

Ах, любовь... Я был романтичный юноша 23-х лет. Из России я уезжал в том числе и от девушки, в которую был влюблён, и несмотря на то, что в Италии всё складывалось хорошо, что-то меня манило назад, хандрил. Уходил гулять один, в поисках покоя, свободы. Но... в итоге отправился в Россию, за любовью.

А через полгода мы всё равно расстались... подписали акт капитуляции, можно сказать.

Денис, вокруг вас одни дамы. Легко с женщинами работать?

С женским характером, конечно, сложновато — так уж повелось в природе. Но мы настолько давно работаем вместе, и настолько... не знаю, припаялись друг к другу, что стали почти уже семьёй. И даже если случаются какие-то неурядицы, какое-то недопонимание, то оно через несколько минут рассеивается, улетучивается, как пыль. Правда, если бы мы не проговаривали, кто чем недоволен, а накапливали бы каждый в себе, то, наверное, такой команды Estel не было бы. Так что — нормально.

У кого стрижётся Денис Чирков? Кто ваш мастер?

У своего коллектива. Кто свободен, у того и стригусь. Главное — я не стараюсь навязывать им себя, просто говорю: давайте профилируем чуть-чуть, и объём или длину снимем. А уже как они это делают — не подглядываю, не руковожу.

Какие ближайшие планы?

Турне в Одессу. Причём, это — такой хитрый ход, работа и отдых одновременно. Когда мы ездим выступать в города, то темп жизни там очень жёсткий: кастинг-подготовка-выступление, снова кастинг-подготовка-выступление. В таком напряжённом режиме долго жить нельзя: можно и до кризиса себя довести, и до депрессии. Поэтому между мероприятиями мы ходим в кино, выезжаем на природу, ездим на экскурсии — ни от чего не отказываемся. В Кузбассе спускались в шахту, посмотрели, как работают шахтёры, ездили в Томскую писаницу, где нам рассказали, как через реку переправляются лоси, были на Шушенской ГЭС, посмотрели, как Ленин в ссылке жил — да он просто король там был, если сравнивать с уровнем жизни местных крестьян... ну и так далее.

Только так можно справиться с туром, особенно, если это несколько городов. Это же постоянные эмоции на пределе возможностей: если эстрадные артисты под фонограмму могут спеть, то мы — не можем. Отработать шоу, соединить звук, свет, режиссуру, моделей — это очень сложно. И я благодарен своей команде за то, что каждый старается сделать максимум, чтобы облегчить труд других.





Загрузить еще