Статья из журнала Hair's How #156 ( ноябрь 2011)

Вы можете пролистать наши журналы в онлайн-режиме или скачать их в формате .pdf совершенно бесплатно на нашем официальном сайте

Купить наши издания, а также подписаться на журнал, вы можете в нашем магазине


О том, как Йохан Хельстрем и Питер Хэгельштам руководят Bjorn Axen и причёсывают королеву Швеции

 Йохан Хельстрем и Питер Хэгельштам — настоящие шведские знаменитости, такие как АВВА, Ингвар Кампрад (основатель ИКЕА) или Астрид Линдгрен. Они руководят самой известной в Швеции парикмахерской компанией Bjorn Axen, причёсывают королевскую семью и нобелевских лауреатов, а заодно… строят социализм по-шведски. Это значит, что они не только «лучшие парикмахеры», но и «лучшие предприниматели» и «лучшие работодатели», а ещё их знает весь мир.

Для солидных бизнесменов международного масштаба вы выглядите подозрительно расслабленно: постоянно смеётесь, одеты как звёзды шоу-бизнеса… Не вредит такой имидж экономике вашей компании?

Йохан: Да весь наш бизнес — это шоу. По-вашему, стилист может выглядеть как заурядный клерк? Кроме того, если бы мы были печальными, нам не пришла бы в голову ни одна классная идея.

Питер: Конечно, мы должны оставаться креативными. Если бы мы всё время занимались бухгалтерскими отчётами и контролем над продажами, вот это была бы катастрофа! А так у нас есть структура, которая позволяет находить время для творчества, для многочисленных поездок с мастер-классами. Конечно, это не «департамент делопроизводства», но с поддержкой бизнеса справляется. Мы творим или уезжаем, а компания в это время стабильно работает.

А как это работает? Где вы находите людей, которым спокойно можете доверить бизнес?

Йохан: Практически все эти люди — парикмахеры. Мы их поддерживаем, отправляем на разные тренинги, на обучение каким-то новым навыкам, всё для того, чтобы у них была возможность постоянного роста внутри компании. Bjorn Axen устроена так: материнская компания и 3 дочерние компании, на 100 процентов принадлежащие материнской. У первой компании 5 салонов, в каждом салоне есть главный менеджер, его поддерживает «система амбассадоров» — каждый отвечает за определённый бренд, с которым мы работаем — за Wella, SP, Sebastian и т.д., также есть амбассадоры, отвечающие за продажи, за окрашивание, за все позиции, которые представлены в салоне. В итоге получается, что каждый человек за что-то отвечает, за конкретный бренд или участок работы. Вторая компания занимается нашими собственными продуктами, там также распределены зоны ответственности: кто-то отвечает за продажи, кто-то за разработку новых позиций. И, наконец, третья компания — это академия, там двое главных управляющих: один «главный по мастерам», второй полностью занимается обучением. И последнее, но не по значению: все сотрудники регулярно меняют позиции, характер работы: сегодня он стрижёт в салоне, завтра проводит семинар в академии и т.д. Такая постоянная ротация даёт новый опыт и, конечно, интерес к работе.

Питер: У нас есть даже специальный семинар, обучающий как раз управлению компанией со сложной структурой.

Вот у меня в руках 4 листа убористым шрифтом: список ваших достижений, наград и премий в самых разных областях — лучший менеджер, лучший hr, лучшее шоу… до бесконечности. Ребята, вы вообще-то — парикмахеры?

Йохан: Когда-то в юности я прочёл статью о том, что нормальный человек должен поменять свою профессию 3 раза за жизнь. Я был успешным танцовщиком, был постоянным членом труппы After Dark, работал в грандиозных мюзиклах: «Зобра», «Кабаре», «Кошки», «Призрак Оперы». И параллельно начал свою парикмахерскую карьеру, делал, кстати, парики для театра. А весь мой артистический опыт и знания чрезвычайно помогают сейчас: я же очень точно знаю законы построения шоу, режиссуру, сценографию. У меня нет сложностей с постановкой шоу, да и для мастер-классов и семинаров некий постановочный элемент — это очень важно.

Концепция Bjorn Axen, которую вы развиваете уже много лет, — это такая традиционно шведская и в то же время глобальная история, как ИКЕА или Cricket (изначально «шведские спички») например?

Питер: Обо всём этом можно сказать двумя словами — это концепция качества. Качество от и до, для всех клиентов: от самых юных до самых пожилых, во всём, что мы делаем. Если вам кажется, что это именно шведский подход, пусть так и будет.

Йохан: Да ничего специально шведского в нашей концепции нет, она глобальная, её надо бы исповедовать всему миру. Триедин-ство Bjorn Axen — это «искренность, знания, амбиции».

Знания — понятно, но разве можно научить искренности или амбициозности?

Йохан: Ну, те люди, которые работают с нами, изначально должны разделять эти ценности. А для тех, у кого это не записано в генокоде, мы проводим много внешних семинаров, пытаемся научить трём ключевым моментам. Это — базис, школа, наука, без которой ты никогда не найдёшь себя.

Вы являетесь официальными парикмахерами шведской королевской семьи.

Да.

Это очень не похоже на Россию: у нас никто не знает тех, кто прикасается к «монаршим» головам. А вы — публичные люди, вас знает вся Швеция, и не только!

Питер: Парикмахером королевы стал Аксен Бьёрн, это было ещё в 1970-х, и оставался им до конца, в 1993 году он, увы, умер. Я присоединился к нему в 1981 году, можно сказать, получил эту почётную работу «по наследству», так что изначально моих заслуг в этом нет.

И что, монархи — такие же люди, как мы?

Питер: Вообще-то я избегаю разговоров о королевской семье. Я понимаю ваш интерес, любопытства вокруг королевской семьи всегда много. Конечно, они — экстраординарные люди, не такие, как обычные клиенты с улицы, и они не живут такой же жизнью, как мы с вами... Well, бывает, что кто-то из семьи приходит в салон, но как именно мы с ними работаем, что делаем — об этом я говорить не буду. Только представьте, насколько у них мало своего личного времени, и мы — часть этой приватной жизни, поэтому нам важно сохранить это личное пространство. Наверное, потому мы с ними уже 30 лет. Единственное, что могу сказать: это просто благословение, что я работаю с этой семьёй, честно говоря, иногда у меня перехватывает дыхание от того, что я делаю, я очень счастлив!

Йохан: Все клиенты разные, и каждый ожидает от нас самого лучшего, и именно того, что подойдёт только ему. И мы ко всем без исключения относимся с одинаковым вниманием и уважением. Понимаете, мы знаем, кто мы такие, и в каждой женщине мы видим королеву, открываем королеву и стараемся поддерживать её королевскую исключительность.

Давайте теперь повернёмся совсем к другой, почти противоположной стороне вашей работы: расскажите о самой «простой» концепции ваших салонов — Urban. Это совсем городская, уличная мода?

 

Йохан: Да, это так. Когда-то мы начинали на базе Bjorn Axen, но это была только одна- единственная концепция. Потом поняли, что классической истории не хватает. Для клиентов это недостаточное предложение: для категорий мамы-папы, бабушки-дедушки это прекрасно, но есть ещё и люди, которые считают, что «что-то музыка недостаточно быстрая» или «как-то очень предсказуемо здесь всё». Мы посмотрели на мир fashion, и что же: там есть «от кутюр», «прет-а-порте», а есть и откровенно уличная мода. Ну, мы и воплотили «уличную» концепцию в Urban, и были первыми! Что общего у Bjorn Axen и Urban — это уровень цен, уровень качества, а отличие только одно: другая мода, дерзкая, реально близкая к street-fashion.

Вы уже упоминали о том, что у вас есть целая компания, которая продвигает ваши собственные продукты. Расскажите о Volumaster.

Питер: Я работал на фэшн-шоу в Нью-Йорке, это было прекрасное шоу, и, конечно, там было очень много афро-американских моделей. Я выпрямлял им волосы химическим способом, другой вариант для африканского типа волос невозможен. Проходило 3-4 недели, по всей длине волосы оставались прямыми, но у прикорневой зоны уже заметно успевали отрасти, и, конечно, они были естественно-вьющимися. Получался удивительный эффект: эти отросшие тугие завитки поднимали всю массу волос, создавая потрясающий объём! То есть выпрямленные волосы поднимались как на пружинках. Конечно, я подумал — вот что нужно нашим шведским волосам! И когда вернулся домой, тут же сделал первый приборчик — только чтобы попробовать. Эффект получился что надо! Но в тот момент для полноценного запуска у меня не было ни средств, ни подходящей поддержки. И я законсервировал изобретение на... 13 лет! И только когда мы уже плотно работали вдвоём, я сказал Йохану — давай сделаем этот прибор, давай запустим это ноу-хау, потому что если не мы, то кто-нибудь другой в конце концов догадается))). И мы сделали это. Запатентовали этот прибор, и тут же провели тесты на 200 добровольцах. 93% из тех, кто участвовал в тестах, заявили, что они «очень счастливы», а 7% сказали, что они «просто счастливы»))). Эффект от этого прибора держится в среднем 3 дня. Сейчас Volumaster продаётся уже сотнями тысяч, и мы ищем выходы на более широкий, международный уровень.

Он работает при помощи нагревания? Ну, по принципу утюжка?

Йохан: Да, градация температур от 120 до 180 градусов. Чтобы не повредить волосы, в зависимости от их типа, надо выставлять нужную температуру: тонким волосам пониже, толстым и жёстким — самую высокую.

В России это точно будет бомба! Мы очень любим объём в причёсках.

Йохан: Здорово, но мы не хотим распыляться, поэтому не спешим выходить на русский рынок, пока не найдём правильного дистрибьютора, который использовал бы всю мощь этого продукта и действительно сумел бы добиться успеха с ним.

Питер: Мы правда гордимся этим прибором: он отлично создаёт объём и эффект на самом деле может длиться и дольше — 5 дней свободно. У нас даже есть клиенты, которым так нравится этот эффект, что они не хотят мыть голову))). Но мало кто пойдёт на то, чтобы мыть волосы раз в неделю))).

Скажите, пожалуйста, как вы нашли друг друга? Судя по тому, как вы сотрудничаете и общаетесь, ваша встреча — это редкий дар судьбы.

Йохан: О, надо попробовать очень коротко об этом рассказать, а то мы можем говорить об этом часами! Действительно, звёзды так встали))). Питер начал работать в 1981 году, я присоединился в 1984-м, и как-то сразу что-то щёлкнуло: мы поняли, что у нас абсолютное взаимопонимание и работать нам надо только вместе!

Питер: Когда в 1993-м Бьёрн Аксен покинул сей мир, это был окончательный момент, когда мы поняли, что нам надо работать в тандеме. Мы тут же открыли свой салон, где работали, прямо скажем, мало, но зато очень задорого)))!

Йохан: Вообще-то, это была воля Бьёрна, он, по сути, завещал нам компанию, с тем чтобы мы продолжили его дело. Это было волнительно и не очень-то легко: в те времена компания была не в лучшем финансовом положении, и именно нам надо было как-то выправлять ситуацию. Но если бы мы не оказались тогда в кризисе, через который надо было пройти, мы бы не стали теми, кто мы сейчас.

Вы успешные: есть свои салоны, академия, вы проводите кучу семинаров, создаёте шоу и коллекции... Зачем вам ещё и сотрудничество с Wella?

Питер: Это очень просто: Wella is the best))). У нас нет, к примеру, своих продуктов для окрашивания, и мы отлично работаем на продуктах Wella. Зачем нам изобретать велосипед, если уже есть скоростной поезд?

Вы не устаёте от такой кучи дел?

И в чём находите для себя мотивацию? Может, хобби спасает от ежедневной рутины?

Питер: Да я заряжаюсь только тогда, когда что-то делаю! Это не усталость, а наоборот — подзарядка! Мне вообще постоянно надо что-нибудь делать, причём во всех направлениях: духовно, ментально, физически. Мне кажется, если я хоть на минуту остановлюсь, просто умру! Если сильно растереть ладони друг о друга, они станут горячими, так и я — когда много работаю, выделяю энергию, а не трачу её))). Энергия рождает энергию! Это закон Вселенной. Кроме того, важна физическая форма: мы ходим в gym, очень следим за тем, что едим. Мы не только сами это делаем, но и всем своим сотрудникам об этом рассказываем, проповедуем даже. Что касается хобби, то, во-первых, сама работа — это хобби. А во-вторых — gym, каждый день мы в зале: аэробные нагрузки, тренажёры, бассейн... всё, что можно получить от спортзала.

Йохан: Я умудряюсь наслаждаться работой почти каждый день — прямо вот прихожу с утра, и доволен! Кроме того, я очень люблю путешествовать. Это не просто перемещение в пространстве, а новый чудесный опыт: обожаю видеть новые города, пробовать новую еду, вина.

Но самое главное, что меня увлекает, — люди. Какие они, почему они совсем другие, откуда взялась их культура, как мы, такие разные, все вместе можем существовать на таком маленьком шарике. Антропо-логия, пусть даже любительская, — это потрясающе интересно. Моё любимое место на Земле — Южная Африка, там нереальная энергия красоты. И я уверен, что мы, всё человечество, вышли именно оттуда.

Откуда к вам приходит вдохновение? Из Южной Африки)))?

Питер: Это, можно сказать, интимный вопрос))). Я могу целую ночь смотреть в пустую стену, и ко мне приходят образы — я не знаю, откуда, как будто я погружаюсь или улетаю в другие измерения... Ко мне вдохновение приходит так. Главное, что я всё-таки возвращаюсь из иных миров и вполне могу творить в реальной жизни))).

Вы провели тысячи семинаров по всему миру, видели очень много разных парикмахеров. Что посоветуете именно русским мастерам?

Йохан: Мы как раз очень впечатлились русскими парикмахерами: по сравнению с нем-ножко ленивыми, успокоенными шведскими парикмахерами ваши — голодные в хорошем смысле этого слова. Они амбициозные, креативные, очень активные! Единственное, что хочется пожелать: оставайтесь такими подольше!

Ваши портреты действительно висят в галерее стокгольмского аэропорта среди самых великих и прославленных шведов?

Питер: Да.

Йохан: Да.

Питер: И там написано: «Добро пожаловать домой».

Йохан: Мы очень гордимся этим))).

Уже после такого достижения каких ещё неожиданностей можно ждать от компании Bjorn Axen под вашим руководством?

Питер: Слушайте, ну мы полны идей и энергии для их воплощения. Мы, конечно, не на старте, но впереди отличные возможности. Поверьте, люди, которые с нами работают, которых мы развиваем, — они тоже много ещё принесут этому миру!

Йохан:Мы могли бы уже сильно расширить бизнес, открыть кучу салонов, но наш девиз: качество прежде количества. И ещё самое главное: не важно, куда ты идёшь, главное — наслаждаться в пути. Ну, мы так и делаем))).

 





Загрузить еще