Статья из журнала Hair's How #132 ( июнь 2009 )

Вы можете пролистать наши журналы в онлайн-режиме или скачать их в формате .pdf совершенно бесплатно на нашем официальном сайте

Купить наши издания, а также подписаться на журнал, вы можете в нашем магазине

 

Стилист компании Alfaparf Milano и член команды Mahogany Рамиро Мата родился в Испании. Наверное, именно горячему средиземноморскому солнцу он обязан своей неуёмной энергией. Иначе как объяснить, что этот человек успевает работать в салоне, устраивать театрализованные шоу, создавать коллекции причёсок и даже вести семинары в далёкой России?

Рамиро, расскажите, как возникла идея сотрудничества Alfaparf Milano и Mahogany? Ведь между итальянской и английской школой парикмахерского искусства нет ничего общего…

Действительно, они совершенно разные. Италия — один из центров мировой моды, дизайна, стиля, в том числе и в парикмахерском искусстве. Англия — страна, где доведена до совершенства техника выполнения причёсок. Так что Alfaparf Milano и Mahogany — это хорошее сочетание, в котором одно дополняет другое.

А себя вы считаете представителем какой школы?

Я стилист-космополит. Я испанец, так что темперамент и вдохновение у меня соответствующие — средиземноморские. Но вот техника, которую я использую для воплощения этого вдохновения, — чисто английская, строгая.

Где вы учились?

Сначала я учился в Испании — у моего отца есть свой центр подготовки парикмахеров, а потом поехал в Лондон в академию Vidal Sassoon.

Рамиро, что вы считаете самым важным в обучении парикмахера?

Основу. Технику. Важно владеть цветовыми решениями и техникой стрижки классического типа. Если у тебя есть техника, ты без труда сможешь адаптировать её к любым требованиям моды. При наличии техники нужны только идеи, которые можно развивать.

А чтобы подпитываться идеями, надо много путешествовать и познавать другие культуры. И как можно больше общаться с коллегами, тогда у тебя накапливаются знания об уже существующих идеях, и ты вырабатываешь свои собственные.

Вы много путешествуете, а что для вас означает понятие «дом»?

Дом? У меня нет дома! (Смеётся.) Конечно, формально мой дом — Испания, но каждую неделю я куда-нибудь уезжаю.

У вас есть какие-то увлечения, кроме парикмахерского искусства?

Моя жена, если её можно назвать увлечением. Спорт, когда есть возможность, но очень редко. Когда я был молодым, увлекался мотоциклами — любил скорость, даже участвовал в чемпионате Испании по мотоспорту. Но теперь уже нет. У меня вообще-то сломано всё что можно, но сейчас больше ничего ломать нельзя, потому что парикмахеру нужны и руки, и ноги.

Какое впечатление на вас произвела работа с российскими парикмахерами?

Я увидел в Москве высокий парикмахерский уровень. Вообще-то я хорошо знаю группу, с которой работаю, мои сегодняшние ученики постоянно совершенствуются. Они и в Лондон ездят, и устраивают семинары в Москве.

Московские мастера хотят быть в курсе всех новых тенденций. В той же Италии или Англии, например, мастера приходят на семинар с представлением, что они и так всё знают. Я думаю, это связано с тем, что в Англии система переобучения парикмахеров существует очень давно, а в России, несмотря на то что здесь всегда существовала своя техника и притом довольно хорошая, таких возможностей учиться у парикмахеров не было. В Москве рынок обучения только начинает развиваться, поэтому парикмахеры хотят вкладывать деньги в образование, и если они могут, то делают это. Конечно, это очень хорошо для тех, кто приезжает учить! (Смеётся.)

Когда-то Видал Сассун произвёл революцию в парикмахерском искусстве. Как вы думаете, возможно ли что-либо подобное в будущем или нам остаётся лишь потихоньку эволюционировать?

На самом деле революции происходят каждый год, но они не такие заметные. Мы живём в глобализированном мире, и эти изменения не локализуются где-то в одном месте.

Когда Видал Сассун совершал свою революцию, все сфокусировались на этом изменении — стрижке боб. Весь мир перешёл на одну стрижку! А сейчас много стилистов, все придумывают образы, выбор большой, и каждое изменение в отдельности не выглядит как революция.

Мы живём очень быстрой жизнью, стрижки стали практичнее — так, чтобы не надо было долго укладывать. Вы не видите в этом угрозы для женственности?

Нет, совсем нет! Как правило, долгая и тщательная укладка требуется тогда, когда необходимо изменить текстуру волос. Но современная мода подразумевает не изменение текстуры, а естественное следование свойствам волос.

Если у вас кудрявые волосы, не нужно их выпрямлять, нужно просто правильно причесать их. А если волосы гладкие, лучше их так и оставить. С таким подходом женщинам не требуется тратить колоссальные усилия на поддержание стрижки, но при этом они могут выглядеть очень женственными и элегантными.

Рамиро, какими свойствами должна обладать идеальная стрижка?

Прежде всего она должна быть функциональной и подходить конкретному человеку, сочетаться с его образом жизни, с тем, как он двигается, и даже с тем, как воспринимает мир. Чтобы создать идеальную стрижку, парикмахер должен услышать, почувствовать человека — понять, что он говорит, ничего не говоря. К каждому нужно подходить индивидуально, ведь салон — это не фабрика.

Умение услышать человека — это талант или ему можно научиться?

Можно научиться. Я вообще считаю, что можно научиться всему. Нет никого, кто не подходил бы для парикмахерского дела. Способностей может быть больше или меньше, но все мы можем добиться того, что поставим себе целью.

Рамиро, вы многого достигли, мечтаете ли о чём-то большем?

Знаете, я никогда не жду чего-то большего, я не ставлю себе каких-то заоблачных целей,
потому что слишком велик риск разочароваться. Я счастлив сегодняшним днём. Надо любить то, что у тебя есть, но работать для того, чтобы было больше. Мой отец как-то сказал мне: «Если ты хочешь сто, надейся на пятьдесят, и, если у тебя получится семьдесят пять, ты будешь счастлив!»

Как вы относитесь к парикмахерским шоу?

Хорошее дело! Я с удовольствием в них участвую и организую сам. Парикмахерские шоу — очень нужная вещь, ведь во время шоу можно увидеть, на что способны твои коллеги, и, конечно, показать себя! Я всегда стараюсь, чтобы мои шоу превращались в театральное действо. Парикмахерская индустрия — это «летучее» искусство, потому что рано или поздно причёска исчезает! Почти так же, как в кулинарии. (Смеётся.) И как любой человек, посвящающий свою жизнь искусству, парикмахер должен стремиться познать смежные сферы — музыку, архитектуру, живопись, театр.

Вы потомственный парикмахер, а ваши дети продолжат ваше дело?

У меня нет детей, мне некогда! (Смеётся.) Но я не думаю, что это так уж необходимо — приобщать детей к делу, которое, возможно, в будущем им совсем не понравится. Пусть делают что хотят. Конечно, когда они у меня будут!







Загрузить еще