Не поверите, но режиссер Баз Лурман активно участвовал в разработке макияжа. Баз сразу сказал, что считает грим полноправной составляющей актерской игры, ведь он помогает изобразить любовь, боль, внутреннюю борьбу. Поэтому перед началом съемок мы с Лурманом и художником по костюмам Кэтрин Мартин устраивали мозговые штурмы, приносили фото и рисунки эпохи джаза, рассматривали, как девушки тогда одевались, причесывались, губы красили. Сделали какое-то дикое количество makeup-тестов.

Темой макияжа выбрали контраст черного и красного. Все героини во главе с Дейзи Бьюкенен (Кэри Маллиган) носят темные smoky eyes: дымчато-коричневый, антрацитовый, табачный. В сценах вечеринок в особняке Гэтсби, где дамы должны блистать, чернота на глазах разбавлена пигментами «металлик» — бронзовым и золотистым, изумрудным, переливающимся, как спинка июньского жука. Между прочим, оттенки теней мы подсмотрели в ретроавтопарке — это цвета машин того времени.

И конечно, здесь не действовало первое правило визажиста «сделал акцент на глаза — оставь губы в покое». Нет, мы подводили их ярким карандашом, четко выделяя изгиб и скрывая уголки, чтобы получились «губки бантиком», как у актрис немого кино. А у оттенков помады случайно оказались киношные названия, словно их специально для съемок выдумали: густо-бордовый Film Noir, винный Media, терракотовый Desire. Да что я рассказываю, это надо видеть.

Текст: Маурицио Сильва
Фото: архив Warner Bros

 





Загрузить еще