Статья из журнала Hair's How #143 ( июль-август 2010)

Вы можете пролистать наши журналы в онлайн-режиме или скачать их в формате .pdf совершенно бесплатно на нашем официальном сайте

Купить наши издания, а также подписаться на журнал, вы можете в нашем магазине

 

Трудно сказать, чем можно шокировать парижанина: визуальная эклектика настолько укоренилась в городской среде (один центр Жоржа Помпиду чего стоит), что любой житель чувствует себя комфортно даже в атмосфере полного хаоса. А уж в салоне La tete du client на улице Сент-Оноре при всём его неожиданно бойком дизайне, и вовсе — уютно.

Эта парижская улица видала всякое: здесь родился Мольер, жил Робеспьер, даже сама Орлеанская Дева отметилась — Жанну Д'Арк ранили в бою возле дома №161. А возле дома №145 получил лёгкое ранение Антуан Мале: в 1997 году он в буквальном смысле слова свалился к порогу своего будущего салона, упал вместе со скутером.

Сегодня его двухэтажная студия La tete du client вполне достойна того, чтобы занести её в путеводители — как арт-объект и место паломничества дизайнеров, моделей, людей искусства всех мастей. Едва войдя в студию, начинаешь ощущать себя частью инсталляции Энди Уорхола. Всё потому, что каждый предмет здесь — символ эпохи поп-арта, отказавшейся от элитарности абстрактного восприятия. Всё пространство сформировалось вокруг парикмахерских кресел конца 1950-х (как раз время становления поп-арта). Первое презентовал отец Антуана, — тоже, кстати, парикмахер, — остальные добывались у коллекционеров. Сегодня кресла вроде и можно бы назвать пафосным словом «винтажные», однако в студии им отведена ещё более завидная роль — художественных произведений, не утративших своего практического значения. Мало ли, что на них ежедневно присаживаются разнообразные задницы, произведения поп-арта как раз и призваны отражать жизнь как она есть. А то, что эти кресла от педали до обойного гвоздика ещё и красивы — так, дополнительный бонус.

На первом этаже царит психоделический стиль: плексигласовые панели с розово-пурпурным узором создают мощное впечатление, усиленное к тому же контрастным сочетанием с зеленым цветом стен. Второй этаж в сравнении с первым — зона более интимная и даже камерная. Огромные арочные окна беспрепятственно пропускают дневной свет, уютно поскрипывают деревянные половицы, но и здесь стены выкрашены чистыми, бескомпромиссными цветами, а вечерами сквозь оконные стёкла льётся свет неоновых трубок рекламного символа La tete du client, изображающего ножницы и расчёску. Рекламные всполохи создают атмосферу, а значит, играют свою роль в арт-шоу. И уж, конечно, клиент-зритель становится героем произведения: присаживается в кресло, видит своё отражение в зеркале, принимает участие в той игре, которую ему предлагает философия поп-арта. Это называется «хэппенинг» — как бы непреднамеренная череда событий, а на самом деле — представление, заранее спланированное и подчинёное замыслу демиурга. Демиург — конечно же Антуан Мале, владелец и основатель La tete du client. Он хоть и говорит, что ни в каких школах не учился, за модой не следит и знать не знает, какие тенденции на пике популярности, но есть подозрение, что эти утверждения — тоже часть созданной им иллюзии. Во-первых, мы-то знаем, что открыть салон во Франции без диплома парикмахерской школы невозможно. А во-вторых, среди его постоянных клиентов замечены великий шутник и провокатор Haute Couture Жан Шарль де
Кастельбажак (по прозвищу JC/DC) и модельер Эди Слиман (Hedi Slimane), а уж они-то и есть авангард той самой моды. Впрочем, постоянные клиенты делают вид, что приходят к Антуану Мале с чисто утилитарной целью: привести в порядок голову. Это сочетание практической деятельности внутри созерцательного пространства вполне вписывается в концепцию поп-арта.

Теория поп-арта предполагает, что в определённом окружении каждый предмет теряет своё первоначальное значение и становится произведением искусства. В салоне Антуана Мале эта художественная задача выполнена и даже перевыполнена: обыденные предметы и действия вписаны в такой контекст, что воспринимаются как эстетская стилизация. А впрочем, не исключено, что всё это — своеобразная шутка Антуана, просто ему нравится иронизировать над обществом потребления. В соответствии с принципами поп-арта.





Загрузить еще