Наша сегодняшняя гостья – специалист в области косметологии с мировым именем. Рядовые интернет-пользователи знают ее под ником gracebirkin в ЖЖ, где она дает ответы по косметологическим вопросам, а также выкладывает свои статьи и наработки. Ну и кроме всех своих профессиональных заслуг Тийна еще и невероятная красавица:)

Про госпожу Орасмяэ- Медер можно с уверенностью сказать, что она – гражданин мира. Родилась и выросла в Советском Союзе, затем была уже гражданкой России. У Тийны имеются украинские и эстонские корни. Сегодня Тийна живет во Франции, а работает – по всему миру. Госпожа Орасмяэ-Медер занимается подготовкой высококвалифицированных кадров на территории Европы и Азии, участвует в разработках косметических линий и процедур, а кроме этого успевает еще и лично работать с клиентами. Украинские специалисты знают Тийну Орасмяэ- Медер по мастер-классам, которые она регулярно проводит в рамках выставочных мероприятий компании Эстет.

Тийна, почему именно косметология стала главным делом в твоей жизни?

В 9-10 классе школы я работала санитаркой в оперблоке, мечтала быть реаниматологом, а на косметологию смотрела несколько свысока.
Позже, уж в институте, за компанию с подругой пошла учиться массажу и оказалось, что у меня все получается на удивление хорошо. Поэтому преподаватель сразу предложила мне первого клиента.
Сначала занималась лечебным массажем, много работала в реабилитации инвалидов, но лечение заканчивается, а профилактика переходит в эстетику. Так и унесло в косметологию.

А в институте ты все же училась на реаниматолога, в соответствии с юношеской мечтой?

Я закончила педиатрический институт, но наш диплом универсален, в отличие от обычного — можно работать и в детской, и во взрослой медицине. Специализация — семейная медицина. Очень был интересный курс, первый на тот момент, американцы читали психологию и психосоматику. После выпуска стала работать кардиологом,. Училась в аспирантуре и готовила материалы для диссертации по теме «Длительность и устойчивость ремиссии у женщин, страдающих митральным стенозом после родов.» Получила предложение стать главврачом первого офиса семейной практики в Питере, но отказалась, и до сих пор думаю, что звали зиц-председателем на освоение фондов. Но одновременно у меня была косметическая практика — на зарплату врача, сама понимаешь, жить было невозможно. Да и в тот момент в больницах начался совсем ужас, не было лекарств, белья, еды…
Ну, я поняла, что не могу я заниматься такой практикой — ставить диагноз и говорить — лечить нам вас нечем, вот список препаратов, ищите их сами. А больной говорит — денег у меня нет, я пенсионер. И каждый день ты приходишь в палату, ему все хуже и хуже. Потом он умирает, если не успеваешь его выписать домой. И ты идешь на вскрытие и говоришь патанатому – «Вот такая история». И он отвечает — «Как всегда».
Я не выдержала и ушла. В косметологии по крайней мере все честно и от недостатка денег никто не умирает.

Как складывался путь в косметологии после первого клиента по массажу?

Хорошо складывался. Сарафанное радио сразу стало работать, клиентура стала прирастать.
Я первой стала работать с профессиональной косметикой в уходе по телу, купила инфракрасную лампу, что на тот момент было просто революцией. Оформилась частным предпринимателем в косметологии, сняла официально кабинет и когда накопила 1000 долларов, купила профессиональный массажный стол, страшно крутой по
тем временам. Представители фирм стали просить читать для них семинары, потом МАПО пригласили преподавать к себе на кафедру пластической хирургии, удалось официализировать новую специальность — эстетика тела. Это дало возможность прийти в косметологию не только дерматологам и сестрам со специализацией. Стали приглашать на конференции, так как-то все и покатилось.
Клиентура у меня всегда была широкая и устойчивая, последние два года перед отъездом я не брала новых клиентов, только консультировала, потому что не было возможности записать.
Здесь, во Франции, клиентура интернациональная, есть местная, летом очень много моих старых клиентов из Москвы и Питера, в течение года приезжают на интенсивный курс из России, Америки и Японии. Плюс – преподавание. Я принимаю на стажировки косметологов. Сейчас договорилась о стажировках для косметологов в 5 звездных отелях и СПА Монако и Лазурного берега, а для экспертов и разработчиков — в швейцарской лаборатории, но за этим, конечно, придется наблюдать. Специалисты из Украины на стажировку поедут первыми!
В общем, складывалась моя карьера очень гладко. Многие говорят, что мне повезло: оказалась в нужном месте в нужное время и все такое. Но мне кажется, если много работаешь и тебе это доставляет удовольствие — то в нашей профессии все будет складываться прекрасно.

Расскажи про свое сотрудничество с косметическими марками. Что именно ты для них разрабатываешь и как началась совместная работа

Мое сотрудничество с профессиональными марками началось еще в России. В 96-97 году они только начали выходить на российский рынок. Я была достаточно известна, как специалист и одна из первых начала брать препараты для ухода за телом, с которыми многие не знали, как работать. Да и дистрибьюторы не знали, поэтому, когда я брала что-то на пробу, меня потом просили рассказать, как с этим работать. Первую демонстрацию попросили провести в Питере, для Academie Scientifique de Beaute, потом для Thalgo.
Потом в МАПО на базе кафедры пластической хирургии была создана кафедра эстетической медицины, первая в России, по-моему, и меня пригласили туда читать курс современной косметологии тела. На первых конгрессах я показывала и свои массажные техники, и на стендах компаний проводила демонстрации. Некоторые протоколы процедур приходилось дорабатывать, чтобы добиться максимального результата. Они становились популярны. И затем представители марок стали обращаться ко мне с подобными просьбами.
В России я работала с Academie, Thalgo, Cellcosmet, Apotherm, Physiocee, да и еще с некоторыми по мелочи. Ну, постепенно со мной знакомились и сами руководители и менеджмент брендов, и просили поработать для них.
Я не ангажируюсь и всегда сохраняю независимую позицию. Все знают, что я не стану работать со слабой маркой, просто за деньги, то есть мое присутствие в определенной степени гарантирует качество. Сейчас я работаю по контракту с разными марками и делаю то, в чем есть необходимость — разработка протоколов процедур с нуля, на базе прототипов препаратов; адаптация существующих протоколов и оптимизация линии;
разработка линии специфического ухода в рамках бренда. Ну, и самое интересное, разработка private label, с нуля, от концепции до готовой линии, подготовка специалистов и супервайзинг с подгонкой к рынку. В основном это делается для люксовых СПА, частной авиации, сетей салонов красоты, клиник эстетической медицины. Раньше спрос был в основном в странах Азии и Ближнего Востока, теперь собственные ксометические линии входит в моду и на постсоветском пространстве. Это очень рентабельно для владельца, и дает возможность не только иметь эксклюзив линии, что создает конкурентное преимущество, но в перспективе это возможность вывода своего бренда на большой рынок. Сейчас я надеюсь подготовить команду разработчиков и экспертов, которые будут способны упорядочить рынок разработки, на котором очень много непрофессионалов.

Расскажи, пожалуйста, про свой переезд во Францию. Насколько сложно было продолжать строить свою карьеру?

Я уехала во Францию уже известным специалистом в нашей области. Одна из мануальных методик, разработанных мной, вошла в энциклопедию «Лучшие массажи мира», статьи публиковали профессиональные западные журналы, я разрабатывала техники для крупных брендов и сетей. И одна компания пригласила меня, как уже хорошо зарекомендовавшего себя профессионала, развивать новое направление.

Оказавшись во Франции по приглашению этой компании, я сначала работала директором day-SPA в Ницце, которое открывалось, как пилотный проект сети. Моей задачей была подготовка персонала и управление проектом некоторое время, для того, чтобы покупатели франшизы видели работающий бизнес. Но одновременно у меня сохранялась свобода в отношении собственных контрактов на преподавание, и я продолжала работать с тайваньскими партнерами (одна из крупнейших азиатских сетей люксовых салонов, я для них разрабатываю эксклюзивные массажные техники и провожу обучение), с японцами (похожий контракт), с Thalgo и Cellcosmet по разработке протоколов и техник. Потом я открыла собственный учебный центр в Антибах. С 2005 года существует Meder Formation, где я принимаю стажеров, веду консультативный прием, работаю с прототипами препаратов, над протоколами. При необходимости выезжаю на место — с Азией приходится работать именно так, поскольку группы большие и им выгоднее, когда приезжаю я.
В общем, довольно удачно складывалось все. Хотя перед отъездом все пугали, что никому мы ТАМ не нужны, что навсегда мы навсегда останемся иностранцами и отношение к нам будет соответствующее. Я ничего подобного вообще не почувствовала.

Тийна, у тебя накопился богатый опыт общения как с клиентами, так и с косметологами. Что по-твоему является важным для работы в этой сфере?

Можно многое назвать, много качеств – и все они будут важными.
Конечно, надо обладать знаниями, надо учиться. Надо любить работать руками, надо уметь принимать разных людей, не формируя к ним личного отношения и не вовлекаясь — не для себя, в первую очередь, а для них. Эмоциональная дистанция нужна для того, чтобы работать с объективными проблемами, а не с надуманными. Надо уметь критически воспринимать информацию, чтобы не вредить пациентам из-за своей излишней доверчивости. Надо уметь молчать и слушать, работать подолгу, улыбаться и не болтать о том, что тебе доверили. Выделить что-то самое важное трудно, но если человек не любит работать с людьми, то это не его профессия.

А если рассматривать бьюти-индустрию как бизнес, что нужно для достижения успеха?

Для того, чтобы успешен был проект предприятия — салона, СПА, клиники — конечно, нужно сочетание нескольких факторов — расположение, квалифицированный персонал, грамотное управление и современная оснащенность.
Специалисту для успеха в своей личной карьере нужно понимать, что для того, чтобы наработать клиентуру, нужно терпение, любовь к своей работе и желание добиться результатов. Тогда все получится. У нас все просто — результаты работы косметолога не спрячешь.

С чего начать тому, кто хочет попробовать себя в этой сфере?

Если речь идет о косметологии, начинать нужно с медицинского образования. Необязательно быть врачом, многие медсестры замечательно работают.
Но косметолог без медицинского образования всегда ощущает недостаток знаний. Он ограничен в карьере и в подавляющем большинстве случаев работает просто исполнителем, механически, не вникая в суть процедур.

В современной косметологи вообще чего больше: эстетического или медицинского?

Медицинского в косметологии становится все больше. Новый этап настал после появления ботокса и филлингов, конечно. Сейчас время некоторого дисбаланса — медицина в моде и многие отдают ей предпочтение, хотя я считаю, что в регулярном уходе должен преобладать эстетическая направленность. Современная косметология ушла очень далеко от кремов начала девяностых и дает возможность получать очень яркий результат. То есть правило должно быть таким — медицина для решения проблемы, эстетика для поддержания результата. И, конечно, в том случае, когда косметическая проблема является следствием заболевания, на первый план выходит лечение. Например — патология печени и пигментация, анемия и ускоренное старение кожи, патология почек и проблемы в области нижнего века. И как раз медицинское образования, необходимость которого я подчеркивала выше, дает больше возможностей для комплексного подхода при лечении и устранении такого рода проблем.

Уход по телу и уход по лицу: различная специализация или поле деятельности для одного специалиста?

Это непростой вопрос, потому что и то, и другое имеет право на жизнь. Я сама специалист универсальный, и считаю, что в идеальной ситуации косметический уход должен быть глобальным — например, в противовозрастных программах оправдывает себя сочетание лифтинговых уходов для лица, программ восстановления формы груди и лимфодренажа тела. Поэтому, мне кажется, каждый косметолог-эстетист должен быть хорошо подкован и готов работать как с лицом, так и с телом. Я занимаюсь подготовкой специалистов, и в двухлетнем курсе моей Академии, каждый специалист осваивает и уход за лицом, и уход за телом.

Тийна, мы регулярно видим тебя на различных семинарах и конференциях, которые проводятся в Украине. Что ты можешь сказать про «косметологический рынок» в нашей стране, в сранении с другими странами, например.

Украинский рынок очень живой, очень профессиональный, и более близкий к клиенту, чем российский, например. За счет того, что косметологи дорожат клиентурой, они более осторожны с новинками, меньшие инвестиции заставляют вкладывать в бизнес более продуманно. Специалисты охотно учатся, повышают квалификацию.
В формировании информационного профессионального пространства большую роль играет украинская компания Эстет — они издают профессиональные издания, организуют конференции, ищут специалистов. Занимается этим София Рогол, она сама врач и, на мой взгляд, ее личное влияние на украинский рынок огромно, хоть клиенты о ней никогда
ничего не слышали.Вообще, Украина очень перспективна, как мне кажется, во всех отношениях — у вас удачное сочетание квалифицированного персонала с медицинским образованием и европейского влияния.

Какие есть возможности для карьерного развития в профессии косметолога?

Сегодня карьерные возможности для косметолога очень ограничены — можно наработать клиентуру и постепенно повышать цены, зарабатывая больше. Можно переходить на работу в заведения более высокого уровня. Можно проводить демонстрации для дистрибьюторов и, в редких случаях, занять пост тренера косметической компании. Большая проблема в том, что практически нет возможностей роста в рамках того предприятия, где работает специалист, и нет возможностей развиваться в новых областях. На мой взгляд, рынку нужны профессиональные руководители подразделения косметологии в крупных предприятиях (спа, салоны, клиники) и в сетевых организациях.
Мне бы хотелось перенести японский и тайваньский опыт на украинскую почву, чтобы талантливые косметологи работали в качестве «шефов», ведущих специалистов, участвовали в разработке стратегии развития, принимали участие в отборе специалистов, направляли команду в профессиональном росте, разрабатывали программы для своих сетей. Это хорошо для клиентов — потому что появляется контроль качества услуги и уходит нездоровая внутренняя конкуренция. Это хорошо для владельцев бизнеса — потому что менеджеры не справляются с задачей, в силу отсутствия опыта и образования. Это хорошо для косметологов, конечно — возможность роста, карьеры, повышения дохода, стабильности.
Кроме того, есть незанятая ниша косметической экспертизы — решения конфликтных ситуаций с клиентами, работа с дистрибьюторами по оценке качества марки, экспертиза протоколов и ассортимента услуг в предприятии. Меня часто приглашают «посмотреть и сказать» — приехать инкогнито, провести какое-то время, как клиент и написать экспертное заключение о проблемах и путях решения. Это аналитическая работа, и это путь развития для специалистов с опытом, с аналитическим мышлением, интересный и дающий неограниченные возможности в карьере. Есть необходимость и в косметологах, способных разрабатывать и создавать новое — протоколы процедур на базе косметических линий, мануальные техники, программы для спа и салонов. Это востребованная услуга и на рынке почти нет профессионалов в этой области, способных сделать протокол «под ключ». С учетом развития контрактного производства, эта область обладает огромными перспективами.
Хочется дать новые возможности специалистам. Для меня еще важно, что это женская профессия, и я хочу помочь, по возможности, женщинам не останавливаться на этапе «хорошая косметичка с клиентурой», а показать новые дороги.

И поэтому ты открыла свою Академию Медер. Расскажи подробнее о ней и новом направлении обучения.
Академия — это фактически сведенный воедино курс семинаров, которые я читаю уже больше 10 лет. Через обучение прошли не одна сотня студентов (только в Украине несколько сотен человек) и я вижу, что недостаточно читать узкие, тематические семинары. Косметология развивается очень быстро, сегодняшняя косметология ушла далеко от той, которая была в восьмидесятых и даже начале девяностых, а профессиональное базовое обучение осталось практически неизменным — чистки, маски, окраска бровей. В то же время, востребованность специалистов высокой квалификации огромна — нужны косметологи в салоны, клиники и СПА — владеющими не только классикой, но и современными методами, способные консультировать пациента клинически, разрабатывать индивидуальные программы. Огромное количество дистрибьюторов на рынке ищет тренеров и преподавателей, производителям нужны разработчики и эксперты. Даже масс-медиа не хватает косметологов, которые могут консультировать на ресурсах или в прессе. Моя компания сейчас работает на крупном люксовом проекте в Москве и я думаю, что практически весь первый московский выпуск косметологов пойдет в него по окончании, настолько «голодный» рынок труда. Я практически еженедельно получаю предложения по экспертизе и разработке, но я не могу браться за все — поэтому мне хочется
помочь реализоваться профессионально на высоком уровне другим специалистам.
В принципе, в свое время удалось помочь многим, разработав стандарты и учебные программы по косметологии тела, которые сейчас стали базовыми. Так что Академия — это следующий шаг, который, я надеюсь, поможет поднять и престиж профессии. Профессия-то замечательная.

фото — Busconductor

 





Загрузить еще