Морфеус: ... Увы невозможно объяснить, что такое Matrix. Ты должен увидеть это сам. Не поздно отказаться, потом пути назад не будет. Примешь синюю таблетку, и сказке конец — ты проснёшься в своей постели и поверишь, что это был сон. Примешь красную таблетку — войдёшь в страну чудес, я покажу тебе, глубока ли кроличья нора.


КОМАНДА

                           Командор Лок: Чёрт возьми, Морфеус, не все верят тому, во что веришь

                          Морфеус: Моя вера не требует их веры.

Как вы собрались в команду? Почему вас вот столько, а не двадцать?

Артём Яшин: Ну, мы все в Matrix работаем уже очень давно, практически с самого основания. Каждый много работал, каждый хорошо себя зарекомендовал, и вот каким-то образом мы все собрались.

Как правило, командой руководит арт-директор, он и подбирает коллектив. У вас не так?

Мила Белова: Вообще не так. У нас была очень интересная система подбора. Позиция Matrix была такая: не брать каких-то именитых стилистов, а приглашать тех, кто уже проявил себя, но... никто из нас не работал параллельно с другими марками. Нас начали развивать ещё больше. Мы стали много учиться, ездить по разным странам.

Артём: Мы ассистировали международным стилистам, которые приезжали от Matrix в Россию, выступали… Расскажите, я не помню!

Мила: Я участвовала в конкурсах, постоянно побеждала, в Хорватии выступала как лучший колорист из России... и в итоге вот, пригласили в команду.

Натали Гейман: Работала в Нью-Йорке, участвовала в американских фотосессиях Matrix.

Максим Крылов: Да, и у всех какой-то международный опыт есть: я работал в Молдавии, Наташа в Нью-Йорке, Артём с Милой в Венгрии. У нас у всех были уже международные шоу.

Кто главный?

Артём: У нас нет главного. Конечно, мы все разные.

Мила: Была задача — привлекать людей, которые глубоко знают продукты и философию Matrix. У нас очень доступное обучение. Мы говорим очень много о деталях, о нюансах. У нас есть семинары, которые дают очень глубокие знания, мы учим не просто окрашиванию, это бренд, который обучает парикмахеров как стилистов.

 

КОЛЛЕКЦИЯ

                                             Тринити: Нео, никто никогда не делал ничего подобного.

                                              Нео: Вот почему я должен это сделать.

В принципе, это довольно необычно — чтобы западные бренды запускали здесь свои коллекции. Что это такое — первая русская коллекция Matrix?

Мила Белова: Как в любом бренде, который принадлежит не России, у Matrix есть дизайнерская команда, группа стилистов, которая каждый год выпускает глобальную коллекцию. И поэтому это было для нас довольно дерзко — не только показывать коллекции наших западных коллег, но и сделать свою собственную.

А зачем, собственно? Чем плоха глобальная коллекция?

Мила: Для нас было очень важно сделать именно русскую коллекцию, потому что то, что показывают на Западе, это очень интересно, очень красиво, но не всегда адаптировано к русским людям. Часто это бывает слишком сложно или слишком просто... или в принципе не по-русски. Нам хотелось сделать что-то своё, чтобы для русских это было максимально близко, но при этом чтобы было по-западному. В хорошем смысле слова.

С этой коллекцией только в России будут работать или на Запад она тоже просочилась?

Ольга Емельянова: Да, к ней уже проявили интерес другие страны. Возможно, у нас будут какие-то мероприятия, шоу, возможно, будут публикации в западной прессе. У нас всегда много обучения международного, мы там показывали нашу коллекцию, и наши коллеги выразили большой интерес.

                                                                                            Морфеус: Что ты видишь, Нео?

                                                                                Нео: Это странно... код какой-то другой.

                                                                                             Морфеус: Зашифрованный?

                                                                                 Нео: Возможно.

Давайте к коллекции вернёмся. Как идея возникла, как вообще всё это произошло?

Артём Яшин: Мы правду расскажем? (Общий смех). Мы сидели в гостинице (Общий смех)…

Максим Крылов: У нас было вдохновение такое!

Артём: И мы сидим в номере и дружно пьём чай. Это у нас одна из традиций. И вот появляется идея, что надо провести фотосессию. А потом эта идея переросла в коллекцию. Откуда же мы взяли, что это будут «Дивы»?

Мила: Я помню, что мы сидели, знаете, это очень сложно назвать… когда вдохновение приходит, кажется, что это просто возникает из ниоткуда. И мы сидели, ребята вот подтвердят…

Максим: Загорались все по очереди, как лампочки...

Мила: …Можно сделать вот так — ах! — и вот так! Почему мы сделали именно «Дивы»? Нам хотелось показать женщин, на которых хотят быть похожими другие женщины. Обычно, когда смотришь какие-то другие коллекции, там могут быть очень красивые причёски, но образы выходят один из другого, они очень похожи. А у нас же безумное количество национальностей — разных женщин, всех возможных стилей и возрастов. И мы хотели показать совершенно полярные образы, чтобы они вообще не были похожи друг на друга.

Натали: И вокруг этой концепции начали возникать какие-то символы. Например, если взять поп-диву, R&B-диву или рок-диву — это совершенно разные люди. У нас получилось шесть образов, шесть совершенно разных женщин.

                                                                                 Нео: Боже мой! Эта штука реальна!?

Максим: Это женщины, которые реально есть в жизни.

Мы не в космосе искали вдохновение — когда полголовы лысой и антенки светятся, а из реальной жизни. Это причёски, которые могут повторить парикмахеры и действительно носят клиенты.

                  Морфеус: Что такое "реальность"? Как ты                                                                                                 можешь определить "реальное"? Если ты думаешь, что "реальность" это то, что мы можем  попробовать, услышать и ощутить, то это не более чем электрические сигналы,  интерпретируемые нашим мозгом.

Мила: Посмотрите на любую голливудскую звезду, на её вечернюю причёску — она никогда в жизни не будет состоять из буклей, плетений. Это будет простой пучок, но мы смотрим на эту женщину и восхищаемся. И мы хотели сделать именно такие имиджи.

Артём: Популярные имиджи. Поп, рок и R&B — самые яркие направления. Кино, бизнес… что у нас ещё там?

Ольга: Fashion.

Мила: Точно, мода ещё там.

Ольга: Недавно мы получили буклеты с коллекцией. У меня есть клиентка — бизнес-леди. Я решила похвастаться нашей работой — говорю: ну, посмотрите. И она сразу сказала — вот! Вот что я хочу! На самом деле у бизнес-леди есть определённые рамки, за которые они не могут выйти.

                                                                                              Тринити: Как ты сделал это?

                                                                                               Нео: Сделал что?

                                                                         Тринити: Ты двигался, как они. Я никогда не  

                                                                   видела, чтобы кто-то двигался так быстро.

Долго готовили коллекцию?

Артём: Проект долго реализовывался — с осени по весну. А сами образы мы разработали за один вечер — так получается?

Мила: Да, тогда в гостинице мы всё и решили.

Артём: Всё записали в блокноте простым карандашом. Продумали даже интерьеры и частично одежду — как это будет выглядеть на фотографии, чтобы сам образ был целиком завершён.

А макияж, одежда — они же не голенькие у вас, — тоже сами подбирали?

Мила: Нет. Решили привлечь наших друзей. В качестве партнёра по одежде мы взяли бренд TopShop. Было очень интересно, мы ездили в магазин на примерку. Примерка шла часа четыре. Получилось потрясающе, хотя вроде бы TopShop — это casual бренд, как и Matrix, то есть его может купить каждый. И по макияжу мы тоже работали с нашими друзьями — это Maybelline. Их официальный визажист Юра Столяров для нас разрабатывал шесть вариантов макияжа.

Максим: И здорово, что мы взяли такие бренды. Изначально думали — как можно одеть в TopShop голливудскую звезду? А мы нашли, как! С нами работала очень интересный стилист, которая поняла всё, что нам нужно. Вот просто не к чему было придраться.

А хотелось?

(Смеются) Нет, не хотелось.

Ольга: Нет предела совершенству, но собралась команда профессионалов, и всё так отлично сложилось…

Артём: И фотограф у нас был такой — ничего, да? (Общий смех).

Мила: По большому счёту, всё было идеально.

Ольга: Даже странно для первого раза — обычно первый раз что-то происходит, а тут…

Артём: Нам теперь говорят: «Попробуйте только сделать что-нибудь похуже!» То есть у нас теперь нет путей к отступлению, потому что получилось очень и очень хорошо.

Максим: И следующая коллекция выйдет нескоро.

(Общий смех).

 

КОМАНДА

                                              Нео: Почему вы здесь?

                                             Оракул: По той же причине — Я люблю леденцы.

                                              Нео: Но почему вы помогаете нам?

                                              Оракул: Мы все здесь лишь для того, чтобы делать то, что должны делать. Меня интересует только одна вещь — будущее. И поверь мне, я знаю; единственный путь добраться до него — быть вместе.

А вы вот так вообще-то часто собираетесь вместе?

Артём: Нет, у нас получается стандартно — раз в сезон. Но собираться, конечно, хочется чаще, потому что это всегда всплеск эмоций.

Мила: Сегодня все увиделись с утра, потому что у нас были приготовления к показу. И потому что я, например, не доверяю волосы никому, кроме ребят.

Максим: А голову моет только он!

(Общий смех).

Мила: Действительно, очень много эмоций. Может быть, поэтому у нас столько вдохновения — когда мы встречаемся, начинается куча всяких разговоров.

Артём: Но мы общаемся много — в скайпе, по телефону.

Ольга: Мы вообще постоянно общаемся.

Мила: Может быть, поэтому мы ещё более дружны — потому что живём далеко друг от друга.

 

КОЛЛЕКЦИЯ

                                                    Морфеус: ...Пусть они запомнят, что ЗИОН НЕ БОИТСЯ!

Пока создавали коллекцию, никаких опасений не было? Неуверенности?

Мила: Мы очень боялись, понятно, что это риск, когда делаешь первую коллекцию. Дело вот в чём: у нас есть даже такая игра. Мы открываем журнал и угадываем: это русские фотографии или не русские? И это всегда видно сразу! Это так угнетает! И мы очень боялись, что наши фотографии будут очень «русскими». Потому что мы делали это первый раз, и действительно было страшно. Но я надеюсь, у нас получилось довольно не «по-русски». Знаете, в «русском стиле» очень много всего — косичек, стайлинга, макияжа.

А нам хотелось сделать что-то не перегруженное.

                                                    Морфеус: Ты слушаешь меня, Нео, или любуешься    

                                                    женщиной в красном платье? Оглянись.

А моделей как выбирали? Это же очень сложная история, потому что часто бывает — всё идеально исполнено, а модель подводит.

Мила: Вы бы видели первый кастинг…

(Общий смех).

Ольга: Мы попросили Милу: начни кастинг, чтоб было очень много людей.

Мила: И людей было так много, что они просто на улице стояли.

Ольга: Да, в студию зайти было невозможно!

Мила: Но спасибо агентству, которое нам прислало кучу моделей, потому что в итоге мы выбрали, я считаю, идеальных моделей.

Артём: Мы искали моделей, в которых будет… душа, так скажем. Энергия! Потому что нам нужно было конкретные образы выдать. Мы не просто красивых девушек снимали.

Ольга: Моя модель, та, которая «бизнес», она так воплотилась… (Общий смех). Что мы потом реально не могли выбрать одну фотографию. У нас было около тридцати фотографий — самых лучших! — а надо было выбрать одну.

Мила: Так же и рок. У Артёма модель была — просто вообще что-то. Такая же безумная, как и он. (Общий смех).

Максим: Мы ролик снимали — где-то по минуте на каждый образ, и музыка отражала каждый образ, на который она накладывается. Это настолько здорово смотрится вместе — это и звучит, это и для глаз, и для души.

 

КОМАНДА

                                               Танк: Теперь мы должны начать с этих программ. Но это такое 

                                               скучное дерьмо. Давай-ка попробуем что-нибудь более 

                                                 весёлое. Как насчёт... обучения бою?

Коллекция уже «ушла в массы»?

Натали: Судя по всему, вот-вот уйдёт. Уже всё для этого готово.

Ну, а клиентов-то своих вы уже...?

Хором: Конечно!..

Мила: Нам даёт очень большое преимущество то, что мы работаем с моделями, и мы можем пробовать такие вещи, которые на клиентах боишься. А у нас есть возможность пробовать на реальных людях какие-то новые вещи, а потом переносить их на своих клиентов. Клиенты чувствуют, что они могут быть разными, но при этом не изменять себе.

                                                                          Танк: Что тебе ещё нужно? Кроме чуда.

                                                                           Нео: Оружие. Много оружия.

Чем вдохновляетесь, кроме фотографий в журналах, конечно?

Максим: Все мы практически постоянно смотрим какие-то фильмы, читаем литературу, журналы в огромном количестве, fashion-TV. Но мне кажется, самое главное для парикмахера — живопись, музыка и архитектура.

Мила: Я слышала от именитых зарубежных стилистов то же самое. Когда Эррол Дуглас вышел на сцену, и его спросили про вдохновение, он сказал то же самое.

                                                              Морфеус: Я пытаюсь освободить твой разум, Нео. 

                                                         Но я могу только указать тебе дверь. Ты сам должен 

                                                             войти в неё.

Давайте представим, что вы уже очень крутые стилисты с мировым именем. Что бы хотелось сказать тем, кто только начал свою карьеру?

Ольга: Жаль тех парикмахеров, которые не хотят развиваться, не хотят участвовать в конкурсах, не хотят делать фотосессии. Они говорят — это накладно, это дорого. Но можно сделать и с минимальными затратами. Это даёт такие перспективы, такое удовлетворение — без этого никак нельзя!

Мила: Раньше, когда я только начинала учиться, я смотрела на звёзд парикмахерского искусства, я всё думала — что вообще должно произойти с человеком, чтобы он стал хорошим парик­махером? И потом с течением жизни… Мне немного лет, но мне повезло быть в такой команде, работать с известнейшими парикмахерами мира, и глядя на них, я поняла, что только тот человек может стать профессионалом, который работает не просто для чего-то, — для денег, например, — а делает это для себя.

Натали: Я надеюсь, что у наших учеников есть этот потенциал.

У нас проводится много конкурсов, поэтому есть возможность себя реализовать, показать себя, заявить. Никто не даст соврать — мы таким образом и собрались в команду. И может быть, у нас ещё будет пополнение.

Максим: Если человек талантлив, мы готовы принять его в команду и растить. Вкладывать в него знания, брать на какие-то мероприятия.

Артём: Когда мы начали этот проект, я думаю, каждый в глубине души считал: «Ну, я молодец уже». Но чем больше мы узнаём, тем больше понимаем, что мы ничего не знаем.

Мила: Когда я смотрю на того же Николаса Френча — это супер-человек — ему уже за шестьдесят, но до сих пор, выходя на сцену, он волнуется. И когда он нас обучал — помните? — он волновался и стеснялся. Так вот, самое главное — никогда не думать о себе, что ты лучше всех. Иначе всё — идти-то уже некуда.