Том, вы действительно начали работать в двенадцать лет у своей мамы в маленьком городке на юге Франции?
- Да, мне нужны были карманные деньги, и мама предложила летом приходить в её салон — делать что-то несложное, ну, например, головы мыть клиентам. До семнадцати лет я учился в школе, а после уже полностью окунулся в парикмахерскую работу. Если хотите - я почувствовал, что это моё призвание, ведь быть парикмахером — на самом деле моя страсть. А в двадцать пять лет моя жизнь круто изменилась.
Как так? Вы ведь продолжаете работать парикмахером.
- Ещё на юге Франции моим клиентом был журналист, такой как вы, он видел мои работы и рассказал мне, что одна из самых известных парикмахеров Парижа мадам Шарли ищет себе помощника. «Мне кажется, тебе нужно начать настоящую карьеру. Попробуй», — сказал он. И я уехал в Париж.
И началась новая жизнь?
- В тот момент у мадам Шарли не было ещё собственного салона, она снимала кабинет в салоне Александра де Пари. Интересно, как я с ним самим познакомился: он первым подошёл ко мне и сказал: «Меня зовут Александр де Пари, а как вас зовут?» Это была одна из самых замечательных встреч, которые случались у меня в жизни. Александр был самым прославленным на свете парикмахером, но при этом был удивительно доступным и простым в общении.
Вам удалось чему-то научиться у великого мэтра?
- Да, его искренности и отсутствию пафоса. И ещё его отношению к людям. На мой взгляд, это самое главное. Он много рассказывал о том, что с ним происходило, он вообще был отличным рассказчиком.
Том, как же сложилась ваша карьера в Париже?
- Вскоре мадам Шарли открыла свой салон, и я стал там арт- директором. Салон «Мадам Шарли» работал в основном со звёздами, среди клиентов были Катрин Денёв, Изабель Аджани, Наоми Кэмпбелл. И когда Шарли уезжала по делам, головами Наоми Кэмпбелл и Изабеллы Росселини занимался я. Наш салон участво-вал в фотосессиях, на показах, в общем — везде, где требовалась работа стилистов. Салон стал невероятно популярен. Я проработал у Шарли десять лет.
Как же вы расстались с таким успешным проектом?
- Захотелось свободы. Если представить, что наша жизнь — книга, которая разделена на главы, то я тогда чувствовал, что вот-вот в моей жизни должна начаться новая глава. К этому времени у меня уже появились клиенты в Саудовской Аравии, Италии, Англии, Греции, Швейцарии. Как правило, речь шла о клиентах, скажем, исключительных. И я решил пуститься в свободное плавание.
Однако, это удивительно - стать «путешествующим парикмахером...»
- Сначала я приезжал к своим клиентам в Саудовскую Аравию, а возвращаясь от них, чувствовал невероятное вдохновение и привносил что-то новое в свою работу. Так что вот уже три года как я прекратил свою работу у Шарли и путешествую. Но в Париже тоже принимаю клиентов, арендую место в очень известном парижском салоне Colore par Rudolf. Там я фрилансер, и это позволяет мне продолжать путешествия. В настоящий момент я испытываю в этом внутреннюю потребность. Более того, я постоянно расширяю географию своих турне: например, сейчас в моём расписании появился пункт «Россия. Москва».
Многие хотели бы стать мастерами вашего уровня, однако не всем это по силам. Как думаете, почему?
Прежде чем стать художником, человек учится технике, изучает базу, с помощью которой он сможет выражать себя в дальнейшем. То же самое происходит с парикмахерами. Но одной техники мало, необходимо иметь собственный взгляд на человека, нужно очень любить своих клиентов — только так можно выявить в них самое лучшее. Внутренняя красота не всегда бывает видна сразу, поэтому надо внимательно смотреть на человека, вдохновляться им. А ещё для вдохновения служат музеи, произведения искусства, картины.
Чем дольше вы работаете с клиентом, тем лучше получается?
- Я бы так не сказал. Даже когда ко мне приходит давний клиент, я всякий раз вижу его будто впервые. Я никогда не задаю своим клиентам вопрос «Что мы сегодня будем делать?» или «Вы хотите как в прошлый раз или что-то другое?» Согласитесь, мы каждый день меняемся. Проходит два месяца — и мы уже другие.
Ну, конечно, меняются сезоны, мода, гардероб, наконец. Мне кажется, волосы играют огромную роль в облике человека, но их ни в коем случае нельзя сравнивать с одеждой, это другое. Одежду вы можете снять. Волосы — это то, что вписывается в ваш образ, но при этом является частью вашего организма, что-то очень личное. И когда удаётся достичь гармонии между внутренним миром человека и его внешним обликом, человек начинает даже жить по-другому. Он держится по-другому.
Когда вы работаете, кем вы себя ощущаете: художником, парикмахером, психологом?
- Я бы говорил обо всём «букете». А ещё я играю роль «переводчика». Я избегаю «приклеивания» какого-то образа: сначала смотрю на человека, который ко мне пришёл — как он ходит, как держится. Я обязательно должен увидеть его до того, как на него наденут пеньюар. Но, наверное, не говорил бы о себе как о психологе, потому что у каждого своя работа. Моя работа - создать для человека стиль, выявить в нём самое лучшее, самое красивое. Конечно, гораздо проще предложить клиенту журнальчик — вот, полистайте, выберите себе образ — и никакого риска. Я никогда этого не делаю, а предлагаю человеку то, что вижу, что считаю нужным.
Чем отличается работа со знаменитостями от работы с теми, за кем не бегают толпы папарацци?
- Лично я не различаю своих клиентов «по статусу». Это абсолютная правда - я верю, что каждый человек своего рода звезда. Когда человек садится в кресло, для меня нет никакой разницы — это принцесса из Саудовской Аравии или девушка с улицы. И Наоми Кэмпбелл, и Даниэла Стал, хотя они постоянно окружены фотографами и публикой, по-своему тоже нуждаются в нейтральном взгляде. Звёздные клиенты, как правило, люди очень требовательные, но зато их требовательность вынуждает меня постоянно совершенствоваться.
Том, вы считаете себя международным парикмахером или французским, который переносит французский стиль на клиентов из разных стран?
- Хороший вопрос. Естественно, моя основная работа в Париже, но учитывая движения, которые происходят сейчас в мире, я бы назвал себя международным парикмахером. Я многому научился в путешествиях и всякий раз, когда я возвращаюсь из новой поездки, на своих клиентов, которые ходят ко мне по 13 лет, смотрю другими глазами.
А как ваша семья относится к вашим путешествиям?
- Конечно, всё непросто. У меня трое детей. Каждый раз привожу своим дочкам какие-то подарочки. Но когда я в Париже, стараюсь как можно больше времени проводить с ними. Моменты, которые я переживаю с семьёй, кратковременны, но чудесны.
Том, а может, расскажете о последних тенденциях?
- Сейчас много разных тенденций. Главной я бы назвал такую: человек хочет чувствовать себя комфортно в своей повседневной жизни. На практике - это гармония, сочетание цвета волос с цветом глаз и кожи. И я бы отметил возвращение к женственности. В последние годы мы видели некоторую милитаризацию женщины: короткие стрижки, большие плечи. Женщины были поставлены в такие условия, когда надо было обязательно добиться равенства с мужчинами. И все модные тенденции были связаны именно с этим моментом. Сейчас женщина уже чувствует себя наравне с мужчинами — и может позволить себе немного расслабиться. Есть некоторый возврат к гламуру, но сегодня я бы говорил о Glamour Naturelle, то есть о женщине, которая чувствует себя удобно.
Ещё я очень не люблю излишнюю эксцентричность - в причёске, в одежде. Мне кажется, в этом нет необходимости, это как перец и соль - если пересолить, будет несъедобно.