Плюсы и минусы. Интервью с производителем.

 «ЯКОСМЕТОЛОГ» провели интервью с Гурьяновой Еленой Викторовной, генеральным директором, создательницей и идейной вдохновительницей марок MESOLAB и ELENA FRANSE https://mesolab.com


«ЯК»: Добрый день, сегодня мы в гостях у генерального директора «Мезолаб Косметикс» Елены Викторовны Гурьяновой. Елена Викторовна – создатель и идейный вдохновитель марок Мезолаб и Еленфранс.

Здравствуйте, Елена Викторовна!

Е.В.: Здравствуйте, Наталия! Я рада приветствовать вас в гостях.

 

«ЯК»:  Елена Викторовна, расскажите о себе, о своем профессиональном опыте и о том, как родилась идея – создать Российскую марку проф.косметики? И когда это произошло?

Е.В.: Моя история в бьюти-индустрии красоты началась в 1994 году. Тогда я открыла салон премиум-класса. Вы понимаете, что тогда это было в новинку. 94-й, только распался СССР, люди думают не о красоте, а о хлебе насущном, ищут себя. Понимают, что все изменилось и обратных изменений уже не будет. Тогда приходилось не только настраивать сам бизнес, на минуточку, в отсутствие компьютеров, компьютерных программ, которые сейчас есть во всех салонах красоты, тогда самым важным были мастера. Прежде всего – их психологический настрой на новый клиентоориентированный сервис. У нас в Советском союзе как было? Если ты парикмахер – ты Царь-Бог. А здесь нужно было поменять концепцию – Царь-Бог у нас клиент.

 

«ЯК»: Некоторые до сих пор этого не сделали…

Е.В.: Знаете, все достаточно просто было, потому что у меня первое образование педагогическое, поэтому, с точки зрения психологии, настраивать мастеров было достаточно просто. Первый вопрос, который я им задавала: «Назови главный корень из слова Обслуживание». И если кто-то из мастеров говорил: «Я не буду слугой» собственно мы дальше диалог не продолжали. А те, кто говорили слово «служить»... вот собственно с этими людьми мы начинали бизнес-красоты.

На сегодняшний день можно смело сказать, что наши мастера были готовы к иностранным косметическим маркам, потому что освоили они их достаточно быстро. Но и здесь я заметила, что мастера начали проявлять именно свои, советские технологии. И именно этот период послужил той самой идейной платформой, для создания будущего отечественного профессионального бренда.

Уже потом, когда я изучала опыты зарубежных коллег, когда я углубилась в косметическую химию, пришла мысль: все-таки каждый производитель, находясь в своей стране, производит косметику для своих сограждан. То есть французы для французов, японцы для японцев, американцы для американцев. И, безусловно, при создании косметики учитываются потребности кожи тех женщин, для которых она создается. Соответственно, учитывается географическое положение, климатические особенности.

 

«ЯК»: Елена Викторовна, когда мы с вами познакомились, я запомнила фразу о том, что отечественные технологии косметической химии являются лучшими в мире. Меня удивила эта позиция.

Е.В.: Это то же самое, что я вам пыталась объяснить про мастеров. Представьте себе, что еще в конце 80-х, начале 90-х наши мастера индустрии красоты и технологи химики, создающие косметику, опирались только на то сырье, на те основные базисы, которые были созданы в советском союзе. Косметологи того времени, не имели профессиональной косметики, они варили ее дома. Много масок они создавали дома, варили в кастрюльках, потому что профессиональных продуктов просто не было.

Что же произошло в 90-х, начале 2000-х, когда в нашу страну поступили иностранные бренды? Безусловно – это огромное удивление, огромный кайф от работы, потому что много препаратов уже создано и готово. Но дело в том, что я неслучайно говорила про климатические особенности, так как нужна была косметика для наших женщин. Продажи французских, немецких, итальянских брендов были просто всегда великолепны. Почему? Потому что советские люди ко всему иностранному относились с большим приоритетом. Собственно, и сегодня наш слух ласкает всё зарубежное. Но тем не менее спустя 10 лет после создания своего бренда, я могу сказать, что на сегодняшний день ситуация сильно изменилась именно благодаря технологам. Потому что создать косметику по той рецептуре, которую ты изучал в университете и из того сырья, которое в большом количестве представлено на западе – значительно проще, чем создавать продукт, когда у тебя нет такого выбора, а нужно все равно создавать косметику.

Поэтому представьте себе тот советский опыт, исследовательский, когда из ничего сделать что-то хорошее и когда у тебя появилась возможность сырьевого выбора, естественно с таким талантом получаются самые лучшие композиции. Потому что, действительно, как оказалось на практике (поскольку мы сотрудничаем не только с российскими технологами, в нашей команде и французские, и немецкие, и итальянские технологи), наши технологи – самые талантливые, это действительно так.

 

«ЯК»: Мы говорим про профессиональные косметические марки. Очень интересно, существуют ли между этими марками ключевые отличия, если да, то какие?

Е.В.: Для того чтобы говорить, чем марка отличается от другой марки, можно привести такое простое сравнение: я знаю о том, что вы увлекаетесь музыкой, Наталия, вот представляете, всего 7 нот, а какое количество композиций, какое количество нюансов, какое количество стилей в музыке. Так вот, музыку создают композиторы, а косметику создают технологи.

Безусловно, отечественные производители имеют доступ к косметическому сырью во всем мире. Мы сотрудничаем с большим количеством западных, западноевропейских компаний, у нас есть большое количество азиатских партнеров, это прежде всего Южная Корея, у которых мы закупаем сырье. Это Американские сырьевые компании и т.д. То есть, в этом отношении сегодня наши отечественные технологи находятся в равных позициях с технологами любой другой страны. Поэтому здесь мы соревнуемся с мастерством, творчеством команды технологов: насколько глубоко они знают химию, насколько правильно им ставится техническое задание, с точки зрения физиологии и биологии кожи.

 

«ЯК»: И вот в вашей команде есть такие технологи? Не только отечественные, но и мировые? Есть лаборатория?

Е.В.: Безусловно.

 

«ЯК»: То есть у вас производство?

Е.В.: Конечно. С самого начала создания бренда у нас была хорошая техническая база. У нас была команда технологов, это не только российские технологи, это технологи из Франции. Мы очень плотно работаем именно с французскими партнерами, так с самого начала повелось, и до сих пор в коллекции есть продукты, которые не только созданы французскими технологами, а и произведены там. Связано это прежде всего с природными ресурсами. Например, альгинатные маски, сухие маски. Поскольку их основа является морскими ингредиентами, то компания, с которой мы сотрудничаем, находится непосредственно на берегу океана и безусловно доступ природного лучшего сырья, находится у них. Какой смысл лучшее придумывать здесь? Пока, как у нас, в общем-то, не создана эта база морских ингредиентов. Поэтому по нашему заказу некоторые продукты создаются именно во Франции, а мы здесь занимаемся только фасовкой. Но, львиная часть уходовых продуктов создана здесь, в России. На сегодняшний день мы уже начинаем рассматривать даже российское сырье. Пока что очень аккуратно, его немного. К сожалению, в 90-х российская косметическая база покинула нас безвозвратно…

 

«ЯК»: Например, что покинуло нас безвозвратно?

Е.В.: Эмульсионные формы. Сегодня мы получаем только импортные, к большому сожалению. Те технологии, которые были созданы, это научно-исследовательские институты, которые создавали эти эмульсионные основы. Но к сожалению, российской базы для косметики этого направления нет. Что сегодня могут предложить российские сырьевые производители? Это прежде всего растительные компоненты и в этом смысле нас очень радуют крымчане. Это серьезная научно-исследовательская база. Мы получаем гидролаты и василька, и розы, гидролаты иссопа и многие другие растительные компоненты. Но пока мы делаем это очень-очень аккуратно. Проверяем на стабильность сырье и только после этого вводим в рецептуры.

 

«ЯК»: Очень интересно. Я знаю, что в Крыму есть пара производств эфирных масел.

Е.В.: Замечательных производств. Достаточно высокого класса. Я вам больше скажу, у нас с каждым годом появляется все больше и больше предложений именно из Крыма, по эфирным маслам, гидролатам, растительным компонентам.

 

«ЯК»: Гидролат химически – это…?

Е.В.: Гидролат – один из самых любимых растительных ингредиентов, которые чаще всего используются в средствах очищения, в тониках. Гидролат – это побочный продукт производства эфирных масел. И если говорить, например, о самом популярном из них, то это розовая вода. На востоке женщины, всегда пользовались розовой водой для омоложения кожи. У нас как раз в нашей коллекции есть тоник из лепестков розы. По сути, это чистая розовая вода + удобная форма спрея, которая не требует ватного диска для нанесения. Именно такое мелкое распыление требуется для ухода за кожей, когда нам старше 30 лет.

 

«ЯК»: Расскажите про выбор названия MESOLAB и ELENA FRANSE.

Е.В.: Буквально через неделю, 7 сентября [интервью записано 1 сентября 2020 года в Москве], наша компания отмечает 10 лет. И первым брендом, который мы выпустили, был косметический бренд, для профессионалов – MESOLAB. Само название говорит о глубине воздействия наших препаратов. Все мы знаем о процедуре мезотерапия. На первых занятиях по освоению этой методики, наши коллеги получают четкое определение что такое «мезотерапия»? Почему эта методика так называется? Потому что мы воздействуем на средний слой кожи. Вообще, слово «мезо» – означает средний. Таким образом мы подчеркиваем то, что есть косметические формы, которые способны воздействовать на глубокие слои кожи. Слово «лаб» понятно – это лаборатория. По сути, MESOLAB – это Мезолаборатория. Мы производим косметику, косметику с такими высокими свойствами.

 

«ЯК»: Вы производите и профессиональную косметику и домашний уход?

Е.В.:  Я считаю домашний уход неотъемлемой частью профессионального ухода. Когда меня спрашивают, чем профессиональная косметика отличается от домашней, нашей линии, я сразу говорю – ничем.

 

«ЯК»: А объем?

Е.В.:  Безусловно, не полная коллекция дублируется в домашнем уходе. Но то, что необходимо в домашнем уходе: состав, концентрация активных компонентов такие же в профессиональном уходе. Безусловно, домашняя линия – это более узкий сегмент, если рассматривать всю коллекцию. У нас есть продукты чисто профессионального назначения, которые в домашнем уходе использовать мы не можем.

Современный тренд – это использование технологий в кабинете и ежедневный труд дома, то есть обязательный домашний уход, который назначает специалист. Если говорить про современные технологии в кабинете, то сегодня у нас основные тренды – это аппаратные методики, инъекционные методики, эстетические уходы, сложнейшие, но очень красивые, очень эффективные массажи. И конечно, впереди сезон химических пилингов. Это основные методики, которые дарят женщинам молодость, красоту и здоровье кожи. 
Если говорить о MESOLAB, то фактически, без инъекционных методик, мы покрываем все потребности специалистов. У нас есть совершенно уникальные, потрясающие аппаратные гели и на сегодняшний день наиболее популярные методики – это RF-лифтниг, ультразвуковые методики и в то же время микротоки, которыми еще пользуются наши специалисты. Для этого есть линейка аппаратных гелей. Фаворитом является наш базовый гиалуроновый гель 2%. То есть это достаточно плотный гель, который поможет справиться коже с любым воздействием физического фактора. Также есть гели наполненные дополнительными ингредиентами, но все гели созданы на основе гиалуроновой кислоты. Дополнительные ингредиенты гелей:  голубой ретинол. водоросль Lanablue (Ланаблю), которая добывается в единственном месте на земле – на озере Кламат. Озеро граничит с Канадой и Америкой, то есть наполовину озеро в Америке наполовину в Канаде и это единственное место на земле, где водится эта водоросль. Почему ее называют голубой? Ее природный цвет – голубой, цвет ее экстракта – голубой. Водоросль имеет ретиноидоподобные действия. Ее можно сравнить с действием известного витамина А. Поэтому мы рекомендуем этот гель для anti-age воздействия. Также есть потрясающий гель HYDROLINE, помимо гиалуроновой кислоты, там еще заложен осмотический фактор – гомарин и эритритол, которые позволяют восстановить ионный баланс мембраны клетки, то есть увеличить или поддержать нормальный осмос клетки на ее поглощение питательных элементов, воды и так далее. Этот гель обладает очень высокими увлажняющими свойствами. Следующий гель - это VITALINE C.  Этот гель содержит любимый всеми витамин С, который обладает высокой антиоксидантной активностью. Мы знаем, что витамин С в косметологии используют для синтеза коллагена, для лечения акне и в программах гиперпигментации кожи. 
Редкий косметолог сегодня в своей коллекции методик не используют дермапен – это методика микропроколов кожи, основана на микропроколах тончайшими иглами. Под эту методику требуется использовать специальные гели. Наши гели выпущены в удобной фармацевтической упаковке, рассчитаны на одно применение. Производим мы их без консервантов, соответственно стерилизуем, как любой фармацевтический продукт. Поэтому производим эти гели на фармацевтическом производстве. Разработаны они с учетом потребностей кожи. Есть гели для терапии купероза, есть гели для терапии птоза, есть гели для омоложения, есть гели для терапии постакне, когда нам нужно убрать гиперпигментацию и убрать рубцы постакне.

«ЯК»: Получается, что у вас есть весь спектр продуктов для всех уровней работы бьюти-специалиста, и для эстетистов, и для докторов, которые занимаются серьезными аппаратными методиками, и для массажа, и для домашнего ухода?
 
Е.В.:  То, что касается методик микротравматизации, несмотря на то, что мы не предлагаем препараты для инъекционных методик, но у нас есть специальные продукты для завершения таких процедур. Это наши стерильные гелевые маски, на нетканой основе, которые пользуются огромной популярностью и любовью наших специалистов. А также есть гель POSTTRAUMATIC (Посттравматик), которым необходимо завершать любую методику микротравматизации, чтобы избежать вторичной инфекции. Также этот гель уникально работает с точки зрения быстрой реабилитации.

«ЯК»: Елена Викторовна, я вижу в ваших руках каталог, сколько в нем продуктов?

Е.В.:  У нас был в течение года ребрендинг наш бренд совершенно по-другому выглядел. Теперь нашим каталогом очень удобно пользоваться. В содержании вы видите разделы, которые вас больше всего интересуют, для того чтобы обновить свою коллекцию косметическую. Мы по цветовой гамме обозначили продукт по его применению и действию на коже. Например, систему очищения мы обозначили голубыми квадратами ассоциирующих чистоту, то есть когда мы говорим про небесно-голубой цвет, он у нас ассоциируется с чистотой. Поэтому все продукты для поверхностного и глубокого очищения. Вот у нас есть продукты для поверхностного очищения, а есть продукты для глубокого очищения и они промаркированы квадратом небесно-голубого цвета.

Если мы говорим про второй этап работы с кожей – это тонизация, то у нас ассоциативный ряд связан с растительными экстрактами. Редкий тоник не содержит растительные экстракты в большом количестве. Поэтому все тоники нашей линии промаркированы таким ярким зеленым, травяным цветом. Если говорить о следующем этапе, активном этапе процедуры, то, как правило, мы используем различного рода сыворотки или активные гели, про которые я уже говорила. То есть наши гели можно использовать как для аппаратных методик, так и в качестве концентрата, активного концентрата, на этапе активизации кожи. Так вот, сыворотки мы пронумеровали модным на сегодня пастельным, розовым цветом. Поэтому все сыворотки у нас с розовым квадратом, с нежным розовым, квадратом, а поскольку гели у нас относятся к инновационному продукту, то пронумеровали мы его цветом индиго, то есть цвет, с моей точки зрения, цвет инновации.

Следующим этапом работы с кожей, если мы говорим об эстетике, то мы говорим о массажных методиках. И в этом смысле у нас несколько массажных продуктов это и масло, и пептидный массажный крем (MASSAGE MODELLING CREAM), и гель-масло массажное MARSHMALLOW. Специалист сам выбирает, чем ему комфортнее пользоваться кремом-маслом или гелем-маслом MARSHMALLOW. Перед каждым разделом вы сможете получить информацию, как и для чего создавалась та или иная вариация продуктов, под ту или иную методику.  Если мы говорим про массажные средства, то у нас в коллекции представлена масляная форма без ароматов. Это для тех специалистов, которые любят творчески подходить к своей работе и используют свои выбранные ими эфирные композиции.                          


«ЯК»: Кто придумывает рецепты?

Е.В.:  Еще до создания собственного бренда я являлась участником мировой выставки, которая называется In-cosmetics. Эта выставка проходит один раз в год, как правило, в разных европейских странах. Такая выставка собирает производителей со всего мира. И там представлены ингредиенты косметические со всего мира. Поэтому, с одной стороны, есть техническое задание от наших специалистов – это бьюти-эксперты компании, которые работают с нами с первого дня, с другой стороны – есть технологи, которые отслеживают все новинки сырьевого рынка и получают, собственно, и рекомендуют использовать те или иные ингредиенты, в том или ином косметическом продукте.

 

«ЯК»: На этих выставках вам приходят идеи?

Е.В.:  На этой выставке естественно я вдохновляюсь новыми исследованиями, новинками сырьевого рынка, общаюсь непосредственно с технологами сырьевых производств, которые дают те или иные рекомендации по созданию новых косметических форм. Безусловно, вдохновленной после этих выставок, я возвращаюсь, и мы с нашей командой технологов начинаем планировать создания новых косметических препаратов.

 

«ЯК»: В 2019 году была выставка In-cosmetics? Где она проходила?

Е.В.:  В Париже.

 

«ЯК»: Что в 2019 году вас вдохновило?

Е.В.:  В 2019 году мы очень плотно общались с нашими корейскими партнерами. И вот в 2020 году, благодаря этому общению, были созданы и усовершенствованы некоторые уже существующие формулы. Одна из новинок – это LACTOBIOTYL TONIC (лактобиотиловый тоник). Прошу не путать с лактобионовым тоником, потому что лактобионовой кислоты здесь нет. Откуда же это название LACTOBIOTYL – это новый ингредиент нашего стратегического партнера по сырью, французская компания Silab. И эта тема про микробиоту. Сегодня они очень много говорят и о значении нашей собственной микробиоты кожи, которые отвечают не только за гидролипидный барьер нашей кожи, не только является щитом, Лактобиотил – это новый активный косметический ингредиент, который сегодня называют постбиотиком. Все мы с вами знаем о пребиотиках, о пробиотиках, которые мы активно используем в косметических формах. Это новинка и получила название постбиотик.

На самом деле микробиота, которая населяет нашу кожу, нам очень важна не с точки зрения ее жизни, а с точки зрения тех метаболитов, которые она выделяет в процессе своей жизнедеятельности. Именно эти метаболиты и являются той основой, тем щитом, той защитой, которая составляет барьерную функцию нашей кожи.

 

«ЯК»: Лактобиотин. PH 3,5.

Е.В.:  Да, это кислый тоник и на сегодняшний день все знают, что наша микробиота хорошо живет в кислой среде. Поэтому когда мы говорим о тонизации, безусловно, мы смотрим насколько тот или иной тоник имеет PH. Если все остальные тоники в нашей коллекции нейтральные и основная их задача нести интерактивные в кожу, после процесса очищения, то этот тоник является кислым, соответственно он балует нашу микробиоту, он помогает ей в процессах жизнедеятельности. И второй момент – это легчайший пилинг судя по PH.

Кислый тоник, который мы можем позиционировать, как легчайший химический пилинг. Но это тоник для курсового применения, здесь все зависит от задачи. Если мы говорим о таких задачах, как акне, о таких задачах, как купероз, о таких задачах, как хроно и фотостарение этот тоник, который косметолог будет назначать клиенту определенным курсом. Этот курс может составлять 28 дней, этот курс может составлять 56 и 72 дня. После чего делается перерыв и потом мы возобновляем также курсовое использование этого тоника утром и вечером. В составе есть еще несколько удивительных компонентов, которые помогут поддержать и восстановить здоровье нашей кожи. Это экстракт брокколи (сульфорафан) обладает высокими антибактериальными и противораковыми свойствами. Поэтому доктора брокколи чаще всего назначают в обязательный рацион для онкологических больных и больных спидом. Еще один ингредиент достойный внимания наших специалистов – это цитрусовые биофлавоноиды, в большом количестве содержащие рутин. Наверное, долго не буду останавливаться на том, что такое рутин. Скажу только о последствиях, о том, что это будет восстановлена здоровье сосудов капилляров и восстановлена скорость микроциркуляции, скорость метаболических процессов нашей кожи.

 

«ЯК»: Елена Викторовна, я вижу в каталоге, что флакон с тоником может быть 700 мл., 250 мл...

Е.В.:  Действительно, Наталия, флакон, который я держу в руках, не указан в основном каталоге. Это наша новинка, я имею в виду объемы так называемый travel size или миниатюра, которые наши специалисты получают в качестве бонусной поддержки за закупку наших профессиональных косметических препаратов. Но в то же время специалисты могут и приобрести эти миниатюры, с моей точки зрения это прекрасный подарок, комплимент для ваших клиентов. Поэтому тоники и очищение у нас вот в таких флаконах 50 миллилитров, так, на минуточку, совсем немало. Есть миниатюры это кремы-гели объемом 5 миллилитров и миниатюры маски объемом 20 миллилитров. На сегодняшний день я могу сказать, что уже большое количество специалистов поблагодарили нас за такой маркетинговый ход и помимо того, что довольный клиент получает подарки, этот же клиент потом приходит и заказывает у вас эту продукцию для домашнего использования.

 

«ЯК»: Я слышала, что несколько нобелевских открытий, несколько человек, которые удостоены нобелевской премии, получили ее за то, что помогли косметологии.

Е.В.:  Не совсем так, скорее наоборот. Научно-исследовательский институт, который разрабатывает активные компоненты для косметики, постоянно отслеживают новые научные открытия и каждый год, когда происходит номинации на Нобелевскую премию с пристальным вниманием технологи рассматривают открытие в области химии, медицины и физиологии. И за последние годы очень много открытий достойных нобелевской премии послужили для создания новых косметических активов. И я еще раз повторю, обычно мы рассматриваем либо номинации в области химии, либо номинации в области физиологии и медицины.

Какие же открытия последних лет послужили новым витком для развития косметической промышленности и прежде всего профессиональной косметики? В 2015 году за открытие в области аутофагии была присуждена нобелевская премия японскому ученому, которые эти процессы более глубоко развернул. Что же такое аутофагия? Это процесс самой детоксификации клетки, древнейший процесс. Более того, если немного отвлечься от косметологии, то это тот процесс, благодаря которому мы здоровы, живы и достаточно долго можем жить. Такой процесс запускается на второй неделе развития плода и если этот процесс не включается, то плод, как правило, погибает. Также процесс поддержания аутофагии крайне важно для здоровья организма в целом и говоря уже о здоровье кожи. Потому что затухание процессов аутофагии – это одна из причин «альцгеймера». Поэтому такое пристальное внимание уделяется исследовательским работам ученым в этой области, в этом направлении. Впервые мы включили продукт, который стимулирует процесс аутофагии клетки кожи в 2012 году, то есть 8 лет назад у нас уже был продукт, который помогает нашей коже поддерживать процесс аутофагии в клетке. То есть, до второй премии Нобелевской. И наиболее важным последствиям вернее эффектом такого продукта – это осветление кожи от гиперпигментации. Причем различные теологии как липофусцильных пятен, так и гиперпигментации, связанные с нарушением процессов милогенеза. Эта сыворотка, она так и называется, очень понятно для потребителя и понятно тем более для специалистов, она так и называется - «Сыворотка антистресс detox».
В качестве продукта, который послужил основой для создания активного компонента, послужили дрожжевые стенки, полученные из черных и белых трюфелей, то есть это сам по себе еще и продукт исходно дорогой, вкусный и как оказалась, очень полезный. Процессы детоксификации клетки позволяют прежде всего этой клетке прожить весь цикл отпущенный ей природой, то есть в среднем мы знаем, что клетка живет 28 дней и нам очень важно, чтобы клетка не только прожила эти 28 дней, но чтобы она при делении была здоровой и соответственно дала новую здоровую клетку. Поэтому процесс самой детоксификации клетки на сегодняшний день очень важен. Вообще, если говорить о нобелевских открытиях, которые послужили «вдохновением» для ученых создателей активных компонентов их немало. Например, тот же витамин С, когда-то была получена Нобелевская премия за исследование механизмов работы этого витамина в нашем организме. Знаете о том, что витамин С – это антиоксидант, 1 эшелон и он синтезируется у нас только днем, ночью он не синтезируется. Но и в связи с тем, что сейчас появилось большое количество экзогенных факторов, которые  негативно влияют на нашу кожу и на организм в целом, безусловно, большое присутствие и синтез витамина С в нашем организме крайне важен. То, что это мощнейшая антиоксидантная система, не говоря уже о том, что в отсутствии витамина С в достаточном количестве у нас не вырабатывается новый коллаген. Более того, у нас есть риски развития акне, появление пигментных пятен. Поэтому важность витамина С для красоты и здоровья нашей кожи неоспорима. И я уже говорила, что он содержится у нас в геле с гиалуроновой кислотой в высокой концентрации. Гель мы можем использовать как в аппаратных методиках, так и как концентрат, который наносим перед кремом.

 

«ЯК»: ЗдОрово! То есть и Нобелевские открытия присутствуют в ваших продуктах…

Е.В.:  Я бы хотела все-таки еще немножко сказать о нобелевских открытиях. Гиалуроновая кислота! Я считаю, что с 50-го года это одно из самых крутых открытий. Без гиалуроновой кислоты на сегодня невозможно представить ни инъекционных препаратов, ни аппаратных методик, ни вообще профессиональных косметических эстетических уходов.

Следующий момент, вот если говорить о той же гиалуроновой кислоте, то было Нобелевское открытие по поводу получения ее низкомолекулярного веса – это область химии. И таким образом, на сегодняшний день мы можем с вами говорить о гиалуроновой кислоте, которая останется на поверхности кожи из-за высокого молекулярного веса. И мы можем говорить о низкомолекулярной гиалуроновой кислоте, которая с доказанным действием молекулы ее доходят до дермального слоя. Поэтому, создавая свои сыворотки, мы в эту формулу вписали как гиалуроновую кислоту, с высоким молекулярным весом, таким образом у нас происходит мощное увлажнение верхнего рогового слоя и низкий молекулярный вес молекулы, которые устремляются в дермальный слой. Одна молекула гиалуроновой кислоты способна удерживать от 200 до 500 молекул воды. Гиалуроновая кислота обладает важными гидрофобными, гидрофильными свойствами. То есть хорошо присоединяет к себе воду, хорошо отдает ее клеткам. Второй момент, те ингредиенты, которые входят в состав сыворотки, хорошо ковалентно присоединяются к молекулам, иногда входя в сетчатую структуру, таким образом она является великолепным транспортом (насколько это возможно) в зависимости от молекулярного веса от того или иного ингредиента. Ну и третье, самое важное. Если гиалуроновая кислота с помощью шприца или с помощью аппаратной методики, или благодаря молекулярному весу низкому все-таки попала в дермальный слой, здесь начинается самое важное. Но я надеюсь, что все специалисты об этом помнят и знают: только в достаточном качестве присутствия молекул гиалуроновой кислоты фибробласты способны синтезировать собственные гликозаминогликаны, свою собственную гиалуроновую кислоту, коллаген, эластан и т.д. Если говорить еще о Нобелевских открытиях, то последние два открытия послужили тоже новой вехой в косметологии. Это открытие аквапоринов и собственно механизма самоувлажнения кожи. Каким образом эпидермальный слой и в зависимости от чего получает увлажнение из дермального слоя? Итак, открыты были белковые структуры - клеточки аквапорины, они похожи на насосы, они включаются выключаются на определенных условиях. Поэтому как только это открытие было обнародовано всему миру, ученые многих стран почти одновременно предложили миру косметологии активы, которые могут стимулировать аквапорины на самоувлажнение кожи. Или, например, в 2009 году, когда всему миру огласили о ядерном старение клетки. И теория теломеров, тоже произвела большой фурор в мире косметологии. Таким образом у нас сегодня есть активы, которые тормозят ядерное старение клетки.

 

«ЯК»: И все эти достижения можно найти в линейке ваших продуктов?

Е.В.:  Безусловно, если мы говорим о теории теломеров, то у нас есть: сыворотка BRILLIANCE SERUM (бриллиантс-сияние), а также есть  великолепный анти-эйдж крем – Возрождающая эмульсия, на английском он так и называется RADICALLY AGE-DEFYING CREAM – Вызов времени. Мы с большим интересом следим за открытием номинантов, которые получают Нобелевские премии, потому что, как правило, почти каждый год любое открытие в области физиологии и медицины - это новый виток в развитие косметологии.

 

«ЯК»: Что бы вы посоветовали начинающим косметологам при выборе профессиональных средств?

Е.В.:  Важный аспект, когда вы знакомитесь с новой маркой не стесняйтесь задавать вопросы. На базе каких научных платформ создана та или иная композиция, то или иное в линии? Мы, например, в этом вопросе строго следуем сегодняшним научным трендам. Самым важным трендом, я считаю научное доказательство состоятельности нашей профессии – эпигенетику. То есть благодаря каким ингредиентам мы действительно можем включать и выключать те или иные гены для того, чтобы запустить процесс изменений. И по поводу каждого ингредиента при выборе его в работу мы получаем от наших партнеров исследования in vivo и in vitro, то есть уже только на базе отбора ингредиента.

 

«ЯК»: Расскажите про свойства in vivo и in vitro. Чем отличаются?

Е.В.:  Очень просто. Когда мы говорим о том или ином исследовании и разговор идет о воздействие на клетку – это in vitro, то есть это в глубине. А in vivo - это когда мы берем две группы контрольную группу и группу, которая использует тот или иной косметический продукт и сравниваем их.

Есть исследования in vitro – когда тот или иной активный ингредиент исследуется на коже искусственно созданной по образу и подобию нашему. Иногда используют кожу свиного уха. Потому что именно кожа свиного уха наиболее близка по строению, по физиологии, биологии коже человека. Так вот, ингредиенты к нам в лабораторию не попадают, если поставщик не предоставляет нам этих исследований. Поэтому мы смело можем сказать, что любой из наших продуктов имеет как глубокие исследования непосредственно воздействия на клетки, так и предварительное исследование на достаточно большой группе людей.

Как в этом мире разнообразия профессиональной косметики не запутаться? Как в этом мире выбрать что-то свое? То есть то, что вам доставит удовольствие в работе, то что доставит удовольствие вашим клиентам?

Приходите к нам - мы никогда не будем вам что-то навязывать. Мы будем вам рассказывать о том, как это сделано, для кого это сделано, почему это было сделано и если у вас останутся сомнения, мы все равно вам дадим возможность попробовать наши миниатюры. Либо приходите к нам на офлайн семинары, где с опытным тренером вы сможете протестировать это все на себе.

 

«ЯК»: Елена Викторовна, спасибо за ваши ответы. Это было очень интересное интервью.

 

ИнтервьюерСпец. корреспондент ЯКОСМЕТОЛОГ Наталия Веселова

Видео версия интервью https://youtu.be/EqRiJojVDbs

Загрузить еще