Прабабушки наши, между прочим, обходились без крема, да и большинство бабушек тоже. После бани деревенские красотки смазывали потрескавшиеся пятки сметаной, а лицо натирали в мороз гусиным жиром. Блестело, наверное, как зеркало, — нам бы с вами не понравилось, — но других средств защитить кожу от неблагоприятных воздействий они не знали.

Косметика гигиеническая и декоративная

Косметика гигиеническая и декоративная

Как ни странно, декоративная косметика и парфюмерия имеют куда более богатую и древнюю историю по сравнению с косметикой гигиенической. С незапамятных времён египтяне пользовались красной и белой краской для лица, подводили глаза „кхолом“ — составом на основе сурьмы, умащивали тело ароматическими маслами. И хотя в жарком климате последняя процедура способствовала защите кожи от палящих солнечных лучей и придавала ей эластичность, ценили масло всё-таки за его аромат, а вовсе не за фотопротекторные свойства.

Обычаи ассирийцев и иудеев библейских времён мало чем отличались от египетских, причём у ассирийцев декоративной косметикой пользовались порой не только женщины, но и мужчины.

А греки и римляне — те даже волосы красили. Смесью козлиного жира и золы они пытались придать им соломенный или белокурый цвет: блондины и особенно блондинки, редкие среди южанок, были весьма популярны у народов Средиземноморья. От молоденьких кокеток не отставали и старцы. Правда, свои седины они чаще перекрашивали в радикальный чёрный цвет и делали это при помощи препарата, который получали из пиявок, выдержанных в течение 70 дней в закрытом сосуде с вином и уксусом.

Косметические средства, помогающие привести внешность в соответствие с общепринятыми стандартами, были распространены в древнем мире очень широко, а вот о том, чтобы сохранить природную красоту на долгие годы, заботились гораздо меньше — и традиция эта сохранялась тысячелетиями. Ещё в прошлом веке понятие красоты ассоциировалось почти исключительно с юностью. Как-то само собой подразумевалось, что привлекательная внешность необходима невесте, а для матери семейства это едва ли не излишество.

Вступив в брак, не только крестьянка, но и вполне состоятельная купчиха или даже светская дама быстро превращалась в старуху. Типичной помещице, которую описывает М.Е. Салтыков-Щедрин в „Пошехонской старине“, не более 35 лет, но попробуй догадайся об этом: „…В дверях показалась заспанная фигура барыни, нечёсаной, немытой, в засаленной блузе. Она зевает и крестит рот… Ключница стоит сзади, покуда барыня умывается. Мыло, которое она при этом употребляет, пахнет прокислым; полотенце простое, из домашнего холста“. На этом и заканчивается повседневный туалет Анны Павловны, и, только укладываясь спать, „…она припоминает, не забыла ли чего.

— Никак, я сегодня не причёсывалась? — спрашивает она горничную.
— Не причесывались и есть…
— Вот так оказия! А впрочем, и то сказать, целый день туда да сюда… Поневоле замотаешься! Как бы и завтра не забыть! Напомни“.

Нет сомнений, что современная горожанка, которую до 40 лет ещё нередко называют девушкой, уделяет своей внешности гораздо больше внимания, несмотря на то что ей тоже есть от чего замотаться. Благодаря средствам по уходу за кожей, волосами, зубами и ногтями мы дольше сохраняем молодость. Но если поредевшую шевелюру можно прикрыть париком, а собственные зубы заменить ослепительными фарфоровыми протезами, то с кожей подобный номер не пройдёт. И вот, хорошо понимая, что морщины и пигментные пятна непременно выдадут наш возраст, мы не жалеем денег на дорогие кремы — лишь бы эффект был!

Чего не может крем?

Что же это за штука такая — наша кожа, и почему вдруг она то шелушиться начинает, то ни с того ни с сего пятнами пойдёт? Как на неё угодить?

В первую очередь кожа — это самостоятельный орган со своими функциями и структурой, причём органдовольно-таки большой: ведь поверхность тела взрослого человека составляет около 1,5–2 м 2. От других органов её отличает лишь то, что кожа, не в пример лёгким или печени, выставлена на всеобщее обозрение. Она определяет наш внешний вид, и мы поневоле уделяем ей больше внимания. Функций у кожи немало: это и механический барьер между организмом и внешней средой, и орган выделительной системы, и источник таких веществ, как витамин D, меланин, кератин, некоторые ферменты. Кроме того, кожа участвует в терморегуляции, иммунном ответе, она даёт нам возможность получать информацию об окружающем мире благодаря большому числу рецепторов, присутствующих в ней: одни рецепторы реагируют на боль, другие на механическое раздражение, холод или химические вещества.

Если какая-нибудь из функций кожи нарушается — это такой же серьёзный повод обратиться к врачу, как и расстройство пищеварения, к примеру. Но кожа может страдать не только сама по себе, это — зеркало здоровья организма в целом, и любая внутренняя болячка может испортить наш внешний вид. Проблему такого рода ни один чудодейственный крем не решит: тем и отличается косметическое средство от лекарственного, что воздействие его носит местный и, как правило, кратковременный характер. Оно может скорректировать кое-какиепроцессы, происходящие непосредственно в коже (например, салоотделение), если они протекают более или менее нормально, но всё-таки не оптимально, а вот сделать больной орган здоровым, увы, не может.

Проблема, которая лежит на поверхности

Структура кожи

Рис. 1. Структура кожи

Кожа имеет сложную структуру. В ней принято выделять три слоя: верхний слой — эпидермис, дерму, или собственно кожу, и гиподерму — подкожно-жировуюклетчатку (рис. 1).

За внешний вид отвечает в первую очередь эпидермис — пятислойное образование толщиной всего лишь около 0,2 мм (рис. 2). Его нижние слои состоят из клеток, которые постоянно делятся, вытесняя те, что лежат выше к поверхности кожи.

Строение эпидермиса

Рис. 2. Строение эпидермиса

Постепенно продвигаясь вверх, дочерние клетки меняют свои свойства: сначала в них появляются гранулярные образования, количество которых всё увеличивается, затем исчезают органеллы и ядро, и, наконец, клетки превращаются в полностью ороговевшие мёртвые чешуйки, которые постоянно отшелушиваются и заменяются новыми.

Кожа — орган в каком-то смысле автономный. Жировая ткань гиподермы водонепроницаема, и, для того чтобы выводить из организма избыток влаги и некоторые продукты обмена, природа придумала потовые железы. Но коже ведь от этого не легче! Свой собственный водный баланс она должна поддерживать самостоятельно, не ориентируясь на количество выпитой нами жидкости. Впрочем, может, оно и к лучшему:не то пришлось бы нам, как лягушкам, искать места посырее да попрохладнее, чтобы не высохнуть до состояния мумии, и в то же время отказываться принимать ванну, подобно придворным дамам Людовика XIV, которые всерьёз полагали, что вода через кожу проникает внутрь и способствует тучности.

Долгое время специалисты считали, что от пересыхания и переувлажнения кожу предохраняет водно-жироваямантия, образованная ороговевшими клетками и секретами сальных и потовых желёз. Поэтому косметика, призванная сделать увядающую кожу гладкой и упругой, содержала в основном воска, минеральные масла и животный жир. Эти вещества должны были препятствовать испарению влаги с поверхности кожи, естественная водоудерживающая способность которой с возрастом стала хуже.

Большинство современных косметологов эту точку зрения не разделяет. Исследования, проведённые в середине80-х годов, показали, что состояние кожи зависит в первую очередь от количества и качества липидов, которые секретируются клетками промежуточных (гранулярных) слоёв эпидермиса и заполняют пространство между ороговевшими корнеоцитами, образуя бислойные мембраны. Если целостность липидных слоёв нарушается — а такое происходит сплошь и рядом, когда мы пользуемся стиральными порошками, — кожа теряет влагу и начинает шелушиться: это отслаиваются ничем больше не скреплённые корнеоциты. Вот почему в состав современных средств по уходу за кожей стараются вводить липидные смеси, куда входят равные количества церамидов, холестерола, сульфата холестерола и свободных жирных кислот. В такой пропорции эти вещества не только восполняют недостаток физиологических липидов, но и стимулируют их синтез в клетках эпидермиса(эндогенный синтез).

Чем дальше в лес…

Сухость кожи часто становится первым, но далеко не единственным признаком её увядания. С возрастом наши покровы делаются менее эластичными и упругими, и корень этой проблемы лежит под эпидермисом.

В дерме (собственно коже) выделяют два слоя — сосочковый и сетчатый. Первый из них хорошо выражен на ладонях и подошвах. Он образован гладкомышечными клетками, благодаря которым на поверхности этих частей тела имеется индивидуальный рисунок. Сетчатый слой представляет собой гель, образованный молекулами гиалуроновой кислоты, каждая из которых способна связать количество воды, в 1000 раз превышающее её собственную массу. Именно поэтому даже незначительное уменьшение числа молекул межклеточного вещества(что неизбежно происходит с возрастом из-за ухудшения работы ферментов, поддерживающих его баланс) весьма ощутимо сказывается на водоудерживающей способности кожи.

Сетчатый слой дермы пронизан пучками волокон. В состав одних волокон входит белок эластин, а потому они способны растягиваться и сжиматься до исходного размера, другие волокна — коллагеновые — могут изгибаться, придавая коже упругость. Эти компоненты дермы постоянно обновляются — старые волокна утилизуются ферментами коллагеназой и эластазой, а новые синтезируются клетками сетчатого слоя — фибробластами. Взаимоотношения между ферментами и клетками отнюдь не просты — ведь конечный результат, определяющий состояние кожи, зависит от того, насколько скоординированы их действия.

Баланс — дело тонкое. Возьмём, к примеру, такое обычное явление, как загар. Не секрет, что в умеренных дозах солнечные лучи необходимы организму: без них не идут некоторые процессы, например синтез витамина D. Подтверждение тому — далеко не идеальное состояние кожи, зубов и ногтей у жителей Заполярья, давно не посещавших черноморские пляжи. Но не только здоровье несёт с собой солнце: избыток ультрафиолета — одна из основных причин преждевременного старения кожи, и дело здесь не только в её обезвоживании.

Ультрафиолет — излучение достаточно жёсткое. Энергия его так велика, что может рвать молекулы на части. Такие обрывки — свободные радикалы — содержат активные химические группы, способные взаимодействовать с белками, нуклеиновыми кислотами и другими биологически важными молекулами, необратимо портя их. В частности, они вызывают сшивки коллагеновых волокон между собой. В отличие от нормальных, сшитые вместе волокна нерастворимы, хуже удерживают воду да к тому же становятся недоступными коллагеназе. Активность фермента поневоле падает, и в ответ на это замедляется синтез коллагена в фибробластах. Круг замыкается: испорченные коллагеновые волокна накапливаются в дерме, а новые не образуются, кожа теряет упругость и покрывается сетью морщин.

К сожалению, радикального средства для борьбы с последствиями явлений, происходящих в коже под действием свободных радикалов, до сих пор нет. Многие процессы такого рода проще предотвратить, чем заставить повернуть вспять. Это можно сделать, если нейтрализовать активные химические группы свободных радикалов(которые образуются, кстати, далеко не только под действием ультрафиолета) до того, как они окажут своё разрушительное действие. С агрессивными монстрами могут справляться многие вещества, напримервитамины С и Е. Такие вещества называют антиоксидантами и в обязательном порядке вводят в состав кремов для увядающей кожи, да и не только в них. Эти добавки окажутся не лишними в составе солнцезащитных кремов и других косметических средств, предназначенных для того, чтобы уберечь кожу от агрессивных воздействий внешней среды.

Но антиоксиданты — не панацея. Сшивки коллагеновых волокон возникают не только под действием свободных радикалов: этому может способствовать взаимодействия аминогрупп белков с сахарами, то есть гликозилирование белков. В гликозилированных молекулах часто происходят необратимые процессы, и продукты таких реакций(Advanced Glycosylation End-products или AGE-продукты) накапливаются в тканях. Всё, что может посоветовать косметолог, чтобы замедлить этот процесс,— есть поменьше сладкого и с осторожностью пользоваться косметическими средствами, содержащими много моносахаров (например, глюкозы), — их иногда вводят в состав крема для активизации обменных процессов.

В общем, с возрастом в покровных тканях накапливается немало всякой гадости, которая нарушает нормальный метаболизм и портит внешний вид кожи. Именно к таким вредным веществам стали относить в последнее время и липофусцин, прежде считавшийся безвредным пигментом. Тёмный цвет лица у пожилых людей — вовсе не следствие пребывания на солнце. Под действием ультрафиолета специфические ферменты синтезируют в коже меланин — вещество, обладающее антиоксидантными свойствами. А вот когда антиоксидантная система не справляется с нагрузкой, происходит неферментативный синтез другого пигмента — липофусцина. Он накапливается в клетках и уже не выводится из них. Липофусцин содержит гемовые группы, способные связывать кислород, парциальное давление которого и без того падает в увядающей коже. В условиях дефицита кислорода снижается синтез АТФ в митохондриях клеток, а значит, замедляются все метаболические процессы, в том числе и синтез коллагена. Возникает ещё один порочный круг, разорвать который медики и косметологи пока не могут.

Правда о рекламе в профессиональной косметике


Изменение состояния кожного покрова с возрастом

Рис. 3. Изменение состояния кожного покрова с возрастом

„А что же они тогда вообще могут?“ — спросите вы. „Получается, что все, кто обещает нам превратить кожу в бархат персикового цвета и разгладить морщины, просто надувают нас?“
Разумеется, всё не так плохо, хотя, конечно, реклама — есть реклама и ожидать чуда от косметических препаратов не стоит: кожа стареет точно так же, как и любой другой орган. Это явление можно описать при помощи S-образной кривой, характерной для большинства процессов, происходящих в биологических системах (рис. 3,I). Точка перегиба кривой лежит где-то в районе 50 лет: примерно в этом возрасте кожа утрачивает свежесть и упругость наполовину.

О чём же говорит нам лицо женщины, которой в 50 лет никто не даёт больше 40 с хвостиком? Да о том, что кривая, описывающая состояние её кожи, сдвинута вправо! (рис. 3,II)Если воспользоваться этой наглядной иллюстрацией, то можно сказать, что задача косметологии состоит именно в том, чтобы сдвинуть кривую состояния кожи вправо без деформации. Последнее требование означает, что средства, которые сначала существенно улучшают состояние кожи, а затем приводят к резкому его ухудшению(рис. 3,III), никому не нужны.

Но переход с одной кривой на другую — это не мгновенное преображение, а процесс, растянутый во времени. Переход (а) — явление, возможное только в сказках: прыгнул Иван-дурак в кипящее молоко, затем в котёл с водой студёной, а потом — с водой варёной и, практически мгновенно, стал молодцем, всем на загляденье. Переход (б)описывает процесс, который позволяет производителям косметических препаратов успешно рекламировать свою продукцию, не слишком сильно греша против истины. Да, такое возможно: если вы провели всё лето в полевых условиях, подставляя лицо солнцу и ветру, а потом вдруг стали пользоваться хорошим кремом, состояние кожи в начале может меняться день ото дня: разгладятся мелкие морщинки, улучшится цвет.

Приборы, которые в последние годы всё чаще используют практикующие косметологи, это подтвердят. Если нанести какой-нибудь полимер на фиксированный участок кожи, дождаться, пока он затвердеет, а потом снять слепок и „прочитать“ рельеф поверхности, то можно будет узнать количество и глубину морщин на этом участке. Повторив опыт недели через две, вы сможете удовлетворённо констатировать, что количество морщин действительно „уменьшилось на 32%“, как вам и обещали. Не следует только забывать, что подобное чудо возможно лишь в том случае, если первоначальное состояние кожи было далеко не оптимальным: кинозвезда, которая постоянно следит за своей внешностью, столь ошеломляющего эффекта, скорее всего, не обнаружит.

Что же касается обещания производителей косметики улучшить ваш цвет лица, то здесь следует помнить, что в состав кремов этого типа входят кислоты, вызывающие дозированный химический ожог, в результате которого „снимается“ верхний слой эпидермиса. Это обстоятельство служит сигналом к делению для клеток базального слоя, и после такой процедуры кожа некоторое время действительно выглядит более свежей. Главное здесь — не перестараться, иначе „персиковая“ кожа вполне может стать „малиновой“.

Но тогда что же получается: крем помогает привести кожу в оптимальное для нашего возраста состояние, а дальше тупик? Как на это посмотреть. Если мы надеемся, что косметические средства способны повернуть время вспять и сделать безнадёжно увядшую ткань свежей и упругой, нас ждёт разочарование. Но хорошие кремы вполне могут замедлить ход наших биологических часов (переход (в)). Чем дольше и регулярнее мы пользуемся косметикой, созданной с учётом современных достижений в области биохимии и физиологии, тем моложе мы выглядим по сравнению со сверстниками, которые подобными процедурами пренебрегают. Тут уж говорить о том, что „начинать никогда не поздно“, не приходится: кожа требует интенсивного ухода примерно с 30 лет, поскольку с этого момента кривая её состояния неудержимо стремится вниз.

Механизмы действия професионального крема

Уходят в прошлое времена, когда рецептуры косметических смесей подбирали „на глазок“. Стараясь сделать свою продукцию более эффективной, производители всё чаще обращаются за советом к учёным. Обычные биомедицинские тесты, которые позволяют оценить достоинства и недостатки уже готового состава, их больше не устраивают. Специалисты хотят знать механизм действия веществ, способы их доставки к тканям, совместимость друг с другом, чтобы уметь прогнозировать свойства той или иной композиции ещё до того, как будет поставлен эксперимент.

Традиционные кремы — это эмульсии типа масло-в-воде или вода-в-масле. Разница между ними в том, что в первом случае в толще водного раствора плавают микроскопические шарики масла или воска, а во втором —крошечные капельки водного раствора распределены по объёму масляной фазы. Для того чтобы отдельные капельки не сливались друг с другом и крем не расслаивался, в его состав вводят эмульгаторы — вещества, которые обволакивают частички внутренней фазы, не давая им сливаться друг с другом.

Чем мельче частички — тем лучше. Ведь ороговевшие клетки наружного слоя эпидермиса практически непроницаемы для веществ в составе крема, и путь в толщу кожи у них один — по межклеточным липидам. Ясно, что маленькой капельке, диаметр которой не превышает 150 нм, легче проникнуть в зазор между корнеоцитами, а потому современная косметология отдает предпочтение микроэмульсиям. Кроме того, понятно, что жирорастворимые вещества, способные взаимодействовать с липидами, должны неплохо проникать в глубокие слои кожи сами по себе, а для того чтобы доставить туда вещества, растворённые в воде, нужно проявить изобретательность.

Многослойная липосома

Рис. 4. Многослойная липосома

Кремы, содержащие липосомы, не даром пользуются такой популярностью. Липосомы — это полые шарики, липидная оболочка которых устроена так же, как клеточные мембраны и липидные бислои, скрепляющие корнеоциты, а потому они могут сливаться с мембранами клеток глубоких слоёв кожи, выплёскивая внутрь своё содержимое — водорастворимые вещества, стимулирующие обменные процессы (рис. 4). Жирорастворимые вещества тоже могут транспортироваться липосомами: их растворяют непосредственно в липидах оболочки. Впрочем, и „упаковочные“ липиды сами по себе тоже кое на что годятся: они относятся к разряду физиологических и способны не только восполнить недостаток эндогенных липидов в коже, но и стимулировать их синтез. А вообще-толипосомы бывают „пустыми“ и „наполненными“, однослойными и многослойными — всё зависит от того, какую задачу пытаются решить создатели крема.

Одно из последних достижений „индустрии красоты“ — так называемая „кислородная косметика“ (см. „Химиюи жизнь — XXI век“, № 8, 1998). Перфторуглеродная эмульсия, входящая в состав кремов этой серии, позволяет насытить кожу молекулярным кислородом, который стимулирует синтез коллагена и эластина. Это обстоятельство даёт возможность если не разорвать, то по крайней мере „надорвать“ порочный круг, возникающий из-заобразования сшивок между коллагеновыми волокнами и снижения активности фибробластов.

Электронно-микроскопическая фотография крема „Асфодель“

Рис. 5. Электронно-микроскопическая фотография крема „Асфодель“, р

азработанного косметической фирмой „НИЗАР“

Липосомы концентрируются вокруг шариков перфторуглеродной эмульсии

Эмульсия хорошо впитывается в кожу благодаря способности перфторуглеродов взаимодействовать с липидами, да к тому же по каким-топричинам, которые пока не удалось выяснить до конца, перфторуглеродные шарики увлекают за собой липосомы (рис. 5), облегчая их проникновение в глубокие слои кожи.

Косметика изнутри

При разработке новых косметических препаратов производители стараются учесть особенности физиологии кожи и следят за всеми новейшими достижениями в этой области. Но они хорошо понимают и другое: обычно питательные вещества, витамины и даже вода поступают в кожу всё-такиизнутри, а значит, полностью компенсировать их недостаток вводя эти вещества в состав средств для наружного применения, невозможно. Именно поэтому некоторые косметические фирмы приступили к разработке пищевых добавок — их предполагается продавать в комплекте с кремом. Эти добавки будут содержать витамины, незаменимые жирные кислоты, да и вообще все те вещества, недостаток которых в организме сказывается в первую очередь на состоянии кожи.

Вероятно, в состав некоторых из них войдут экстракты растений, содержащих так называемые фитоэстрогены. Поскольку кожа — гормонозависимый орган, снижение продукции эстрогенов в организме 35-летних женщин приводит к тому, что в этом возрасте их кожа делается сухой и тонкой. Фитоэстрогены — вещества, похожие по своей структуре на гормоны человека. Поступая в организм с пищей в достаточном количестве, они могутв какой-то степени сгладить явления, вызванные недостатком гормонов. Их положительное влияние на организм в целом и состояние кожи в частности наблюдали у женщин в странах Азии, где растения, содержащие эти вещества, составляют значительную часть диеты.

А пока косметические пищевые добавки ещё не стали для нас чем-то привычным, специалисты рекомендуют есть побольше злаков, моркови,шпината, брокколи,употреблять в пищу растительное масло (особенно соевое), а из фруктов отдавать предпочтение красному винограду, финикам и гранатам.

Косметологи заботятся о том, чтобы мы дольше оставались молодыми и привлекательными, и, если мы не будем пренебрегать их советами, результат будет на лице!