Недавно я получила письмо от начинающей коллеги. Вот отрывок из него:

"...Я закончила базовый экспресс курс по макияжу мейк Ап Ателье, пытаюсь начинать работать и развиваться. Столкнулась с такой проблемой, что после ряда неудач стала бояться работать (по большей части это TFP - но деньги тут и не главное, главное для меня сейчас качество сделанной работы и возможность потрудиться). Сомневаюсь даже в мелочах. Ничего не нравится - и тон неправильно положила, и тени не те и все не так... Когда теперь друзья-фотографы зовут поработать у меня страх, фобия, что модель скажет "мне все не нравится". Понимаю, что нужно переступать через это и работать, работать, работать. Злость берет на себя - ну что же я такая безрукая что ли, что ничего не получается, и бросать я не хочу, но вот этот страх меня убивает. Можешь что-то посоветовать???"

Скажу сразу, что и у меня были неудачи. Много, много неудач поначалу. Я пошла на свой первый экспресс-курс по макияжу, когда мне было лет 17. В группе со мной были коллеги, которые уже не первый год работали и, разумеется, макияжи у них получались гораздо лучше моих. Будучи очень юной, во всем, так сказать, расцвете юношеского максимализма, я очень болезненно воспринимала любую критику и подшучивания преподавателя, не умея даже вынести из этого рациональное звено. И был страх. Ну, это же вполне нормально - если случаются неудачи, ты их боишься. Ты переживаешь, ты мечтаешь о том, чтобы все было красиво и хорошо. Вон сколько вокруг талантливых и у них-то точно все получается идеально! Стоп. Разве" у них" так хорошо было всегда?
Быть новичком в профессии, чего-то не знать ,не понимать и не уметь - это совершенно нормально и это неизбежно. Просто неизбежно, как смена дня и ночи, и как то, что Российская футбольная сборная пока что не тянет быть чемпионами мира :)
Давайте рассуждать логически - разве может студент сразу после окончания ВУЗа быть великолепным бухгалтером, или юристом, который знает все подводные камни в составлении документов, лазейки в законодательстве - короче - все тонкости этой профессии?Нет, не слыхала о таком. Студент этот может быть способным, талантливым, быстро схватывать и т.д. но для становления высококлассным профи ему необходим ...опыт. Дада, именно то,чему не научиться, сидя на лекциях или сдавая зачет. Помните, как у Пушкина : "И опыт, сын ошибок трудных..." Сын ошибок трудных - не что-то,чего легко и просто достичь, что-то, что дается тяжело, через пробы, ошибки и даже провалы. А что вы думаете, у кого-то было не так? Нуну))))
По мне, так гораздо хуже, когда новички не видят своих ошибок, не боятся сделать что-то не так - вот откуда берутся
горе-визажисты, не умеющие ровно подвести глаза и заявляют во всеуслышание о том, что такое у них "видение".
И у Вас есть замечательная возможность - тренироваться, работая с друзьями-фотографами. Они-то, небось, знают, что Вы - еще только новичок? Вы ведь ,как мне кажется,не вводите их в заблуждение, показывая чужие работы? А вот некоторые не стясняются так делать. И вот на их месте я бы больше переживала.

У меня и сегодня, спустя 9 лет после первого обучения, случаются какие-то неудачи, какие-то ошибки. Как случаются они у многоопытных хирургов, летчиков, водителей автобусов. Вот только мои ошибки, как и Ваши - они не стоят человеческой жизни, здоровья...А самое страшное последствие для модели - лиший раз пойти умыться :) Вас это сравнение улыбнуло? Мне бы хотелось, чтобы было именно так:)

Однако что делать, если страх начинает действовать деструктивно, парализует тебя в прямом смысле?
Я обратилась за советом к психологу, известной в ЖЖ, Виктории Пекарской. Показала письмо. Вот таково было мнение компетентного специалиста: "Тут страх ОТНОШЕНИЯ модели к ее творчеству. Похоже, она боится осуждений, обвинений. " А вот статьи Виктории, которые она порекомендовала прочитать Автору письма. Статьи эти будут полезны и всем тем, кто хочет больше разобраться в себе: Про стыд часть первая, вторая и третья :

Стыд 1. (Не)зависимость + «двойные послания» = стыд стыда.

Собираюсь написать небольшую серию статей про стыд. Это, соответственно, первая.

Мы, люди, рождаемся полностью зависимыми от окружающих существами и обречены оставаться зависимыми весьма длительный срок (в силу своей физической неприспособленности выжить без другого человека). Долгое время считалось, что вырасти, повзрослеть – значит стать независимым, - т.е. это и есть цель индивидуального развития каждого, а все проявления зависимости от кого бы то ни было – это, якобы, проявления инфантилизма.

Основными «маркерами» наличия зависимости от другого человека является чувство вины (за причинение вреда «другому») и чувство стыда (за несоответствие требованиям, ожиданиям, пожеланиям «другого»). Если у вас не вызывает никаких неприятных переживаний тот факт, что кому-то от ваших действий плохо или что кто-то разочаровался в вас, - значит вы от него и его мнения не зависите.

Теперь вопрос: как «растит» свое чадо большинство современных родителей? Отказавшись, в массе, от физических наказаний, многие ударно перешли к той форме насилия, которую называют эмоциональной («Если ты не придешь в восемь, у меня заболит сердце!», «Уходи, маме не нужен такой агрессивный ребенок», «Стыдно драться!»). Основные рычаги управления при таком воспитании – обвинения и пристыживания вкупе с отвержением и наказанием «нелюбовью» – почему-то кажутся некоторым более мягкими по сравнению с ремнем. Так или иначе, но родители, по факту, растят именно ЗАВИСИМОГО человека.

С другой стороны, не редки и такие сцены: мама с дочкой гуляет на детской площадке. Мама наблюдает, как дочка подходит к девочке и просит: «Давай играть». Девочка отвечает: «Не хочу». Через некоторое время дочка снова подходит к девочке: «Давай играть». Та снова: «Не хочу». Ребенок недовольно отходит, а мама уже вся кипит. Подзывает дочку и начинает ее тихо поучать: «Не ходи к ней больше, пусть одна и играет, а тебе не зачем унижаться, пойдем, я тебя на качелях покатаю».

«Стыдно просить и получать отказ» – понимает дочка. Она хотела играть, она искала такую возможность, но, оказалось, что ее попытки были унижающими ее (по версии мамы), и таким вот образом она демонстрировала зависимость от этой девочки. В результате, появляется новый акцент: «стыдно зависеть от другого человека», что само по себе парадоксально: раз «стыдно», значит, уже есть зависимость – от мамы: это ее ожидания не оправдала дочка, не смогла быть «независимой от других детей девочкой». Но теперь она будет стараться: будет реже просить; быстро убегать, получив отказ, или сильно раздражаться на отказывающего (будто он таким образом указывает ей на ее зависимость); чаще играть одна… Само переживание стыда превращается во врага, с которым нужно бороться, - так появляется стыд стыда.

Таким образом, большинство из нас в детстве получили от родителей одно из множества «двойных» посланий: «ты от меня зависишь» и «зависеть от другого стыдно». И, вместе с этим, инструмент «сокрытия» своей зависимости – снижение чувствительности к стыду (да и к вине), подмена стыда яростью, и даже – как доказательство своей «взрослости» и «отдельности» - демонстрация бесстыдства. И – снова парадокс. Откуда такое стремление показывать взрослость и индивидуализм? Оттуда же! Это то, что приветствуется, то, что поддерживается, то, что нравится другим и принимается ими. Т.е. стремление к индивидуализму и независимости – это снова зависимость от мнения и ожиданий значимых окружающих.

Вывод очевиден. Мы зависимы от других важных для нас людей, как бы мы ни пытались это скрыть, замаскировать или спрятать от всех, включая самих себя. Но «стыд стыда» делает изучение такого явления, как переживание стыда, очень сложным для исследований.

Стыд 2. Термометр поддержки.

Как, с легкой руки родителей, стыд превращается в орудие управления и контроля над «зависимым другим» я рассказала здесь.

Теперь зайду с иной стороны: а собственно, зачем такое переживание, как стыд, «задумывалось» природой? Зачем оно нужно, если «выжило» в результате эволюции?

Как известно, существа мы социальные и любим жить среди себе подобных. Кроме того, мы все – в чем-то схожи, а в чем-то – разные. И надо как-то уживаться вместе: приходится договариваться, а чтобы не делать это по каждой мелочи - разрабатываются правила и нормы, которые скоро становятся «общепринятыми», «негласными».

Теперь пример. Подойдет что-нибудь фантастическое с перемещением во времени, типа: приходит современная пара на светский бал – веке так в 18ом, - и начинает танцевать, как на современной дискотеке. На них смотрят, молчат, другие танцующие останавливаются, отходят… Через некоторое время пара начнет чувствовать неловкость. Это еще не стыд – это его начало – неловкость, переходящая в смущение. Если они продолжат и им сделают замечание («Тут не принято так танцевать»), то смущение усилится и перейдет в стыд.

Другими словами – ощущение неловкости, неудобства, смущения и стыда – это маркеры того, что те действия, которые они делают, не получают поддержки в данном кругу. Немое послание: «То, что вы делаете – это нарушение наших негласных традиций и правил». За это еще не бьют и не выгоняют: ничего дурного пара из примера не делает. Но дают понять: «Вы не такие, как мы, и если вы хотите быть с нами, то будьте как мы. Приспосабливайтесь».

В идеале, люди чувствительные к смущению и стыду (в здоровом смысле), должны легко и быстро подстраиваться под любые новые условия. Может быть когда-то, на заре времен, когда все делились на мелкие племена, каждое со своим укладом, а, часто, и наречием, именно чувство стыда позволяло избежать множества проблем (драк, войн, непонимания) – когда приходилось вступать в контакт? Думаю, стыд был именно тем «термометром», который позволял измерить «градус» поддержки «того, какой я есть и как мне себя вести» в незнакомой окружающей среде. И выживали те группы, члены которой были к стыду более чувствительны, те, кто улавливал самое начало «подъема температуры», понимал, что желание не может быть удовлетворено (в данный момент или таким образом) и что следует отступить и пересмотреть свои намерения (действия).

Это чувство развивается у ребенка естественным образом в процессе социализации: для него нормально приспосабливаться под окружающую среду. Чтобы «чувство стыда» получило нужное «оформление», ребенка вовсе не надо стыдить! Его нужно учить быть чувствительным к себе и своему внутреннему миру. Об этом – дальше.

Стыд 3. Территория стыда.

Вернемся снова к родителям и их воздействию на ребенка.

Не секрет, что вникать во внутренние проблемы и переживания ребенка, - для многих труд, который часто не делается. И воспитание сводится к тому, чтобы привести ребенка наиболее быстрым способом к «ожидаемому», желанному эталону.

Как чувствует себя ребенок, если ограничения начинают превышать некий критичный уровень, если на большинство проявлений своего внутреннего мира (желаний, потребностей, эмоций и ощущений) он получает безразличие, окрик, одергивание, наказание, отвержение, обвинение, пристыживание и т.п.?

Он может попытаться отвергнуть мир – начать отрицать свою потребность в нем, свою зависимость от него..

Если же ребенок еще надеется, что «соответствие требованиям» возможно, он будет стараться максимально «считать» среду, стараться точнее предсказать – за что он дальше будет наказан, чтобы это предвосхитить. Для этого он словно «превратится» в своего родителя и начнет смотреть на себя глазами другого, стараясь всю «воспитательную работу» проделать самостоятельно, до того, как это сделают другие.

Он словно «перемещается» из своего внутреннего мира наружу и там и остается навсегда, считая, что человек с таким внутренним миром, как у него, не имеет права жить в этом мире. Что этот человек и мир, такой, какой он есть, – не созданы друг для друга. Этот «внутренний мир неправильного человека» превращается в скрываемую территорию стыда – стыда за то, что я «не такой, каким позволено быть в этом мире».

Пройдет не так много времени, чтобы эта «территория» начала скрываться и от самого себя, а любой, кто попытается ее разглядеть станет непрошенным агрессором. Возникнут сложности выбора, понимания своих чувств, переживаний и желаний, сложности во взаимодействии с людьми. Сложности в построении близких отношений: при сближении кто-то может разглядеть его постыдный внутренний мир… А разве такого человека можно принимать и любить, если даже мама не смогла принять и полюбить «меня такого»?!?

Еще Виктория порекомендовала статью Про границы. И еще Про вину. А вот что хочу порекомендовать коллегам: Про неудачников ( полезно признать свои достижения - особенно для людей, которые занимаются немного нестандартной профессией вроде макияжа). Да и вообще, журнал у Виктории дюже полезный, рекомендую всем!

Про границы.

 

Часто слышу, как это слово – «граница» - употребляют в контексте взаимоотношений с людьми, по сути, смутно понимая, о чем, собственно, идет речь. «Ты нарушаешь мои границы!» Что бы это значило?

Итак, «границы» – что это такое и с чем это едят? Приглашаю всех, кому интересно разобраться.

Допустим, что «граница» - это черта, которая отделяет что-то или кого-то от остального мира. У человека «границы» могут быть физическими и психологическими. Их «несанкционированное» нарушение влечет дискомфорт, напряжение, обиду, злость, страх, смятение, растерянность и прочее и прочее. Ответственность за это несут как нарушитель, так и «пострадавший». Нарушитель потому, что не был достаточно чуток к «минимальным» проявлениям этих границ и забыл, что не все люди похожи на него самого. Пострадавший – не обозначил свои границы достаточно четко. Почему не обозначил? Наиболее распространенные причины:

а) он сам не знал о них и обнаружил «нарушителя» по собственной сильной обиде или злости, когда «враг» уже сильно наследил, точно слон в посудной лавке;

б) знал, но стеснялся сказать и невнятно намекал, вместо четких указаний;

в) решил потерпеть, в надежде, что «человек сам поймет» или «я смогу не обижаться»;

г) не знал, что имеет право иметь эти границы и их отстаивать;

д) не смог (не захотел) разобраться насколько явными должны быть обозначения границ для конкретного человека (кому-то и намека хватает, а кто-то пока лбом не стукнется – не понимает). Человек не понял ваших намеков? Имейте мужество сказать прямо: иначе обижаться придется на себя.

Итого. Раз «спасение утопающих, дело рук самих утопающих», то, думаю, полезно знать свои границы и уметь их показать; уметь ориентироваться в чужих границах, не дожидаясь пока ваши отношения с людьми разрушатся от обид и взаимонепонимания. Сразу отмечу – эти границы могут быть широкими (иначе - гибкими) и узкими (жесткими). Все, что написано ниже, - не обязательно в полной мере касается вас. Возможно, некоторые примеры удивят вас: «ну и что, что он так сделал, мне это не мешает». Замечательно, ваша граница тут достаточно широка и позволяет другому человеку обращаться с вами свободно. Человек, у которого абсолютно по всем нижеперечисленным пунктам окажутся очень узкие, жесткие границы, - будет нами восприниматься как очень тяжелый в общении, крайне обидчивый и злобный. И ему точно нужна работа с психологом или психотерапевтом, чтобы сделать эти границы шире и гибче. Все остальные – имеют полное право на своеобразное сочетание гибкости и жесткости различных «границ». Так сказать, право на многогранность. :)

Начну с физических границ.

1. Личная область.

Допуск 1. На остановке, в очереди у банкомата на улице и прочих общественных местах (если есть возможность) люди предпочитают придерживаться так называемых «социальных границ». Они индивидуальны и могут быть от 1,5 м до 3,5 м (приблизительно). Это та зона, на которой мы предпочитаем держать незнакомых людей. Беспричинное сокращение дистанции вызовет страх, напряжение, злость, тревогу (эти чувства возникают, когда ваши границы нарушают). Возникнет естественная потребность восстановить статус-кво.

Там где это не возможно и есть причина стоять ближе, например, в тесном автобусе или в лифте, мы стараемся не смотреть друг на друга: не имея возможности «обустроить» необходимую территорию, мы пытаемся не замечать, что кто-то находится в наших границах (и мы – в чьих-то). Это позволяет добиться выносимого уровня напряжения, не сбегая и не переходя «в атаку» с целью «зачистки территории».

Допуск 2. Друзей – знакомых – сослуживцев и т.п. мы подпускаем к телу на расстояние до полуметра. Это расстояние удобно для ведения разговора: не слишком интимного, и без взаимных, социально не предусмотренных, касаний.

Пример.

Излишне нежное пожимание ручки, усаживание слишком близко, попытка отпить из вашей чашки, если вам это неприятно, - это нарушение ваших границ.

Не торопитесь обижаться – сначала нужно сообщить человеку о «правилах обращения» с вами в этом вопросе. Если вы не сказали, по умолчанию будет считаться, что все правильно и хорошо.

Допуск 3. К «телу» мы обычно допускаем только близких и родных. Эти люди имеют особое доверие. Что любопытно: в эту, интимную, зону нельзя «врываться» (мы инстинктивно отталкиваем нарушителя) - обязательно нужно просить разрешения на приближение. Так делают продавцы одежды и украшений: «Разрешите, я поправлю пояс, застегну пуговицы, разглажу складки, выложу узор и т.п.» Если человек работает грамотно и у вас есть деньги – без покупки вы не уйдете. Дело в том, что «допустив к телу», вы начинаете доверять человеку, и если он не допустит грубых ляпов и будет достаточно нежен в своих прикосновениях, не купить будет сложно: не хочется обидеть хорошего и приятного человека. Но, по сути, это тоже «несанкционированное проникновение», и вы имеете полное право (полюбовавшись вещью) вернуть продавца туда, где ему место - с уровнем допуска 1 или 2 :), и уже потом решать – делать ли покупку.

Допуск 4. На самом теле тоже есть определенные зоны, доступные исключительным людям (или в особенных ситуациях) и лишь особенным образом. Любовники, хирурги, собственные дети, домашние питомцы…

Допуск для самого себя. Могут быть границы и от самого себя: «нельзя засовывать палец в…», но это уже, на мой взгляд, отклонение от нормы. С другой стороны, внутренний запрет на «само – членовредительство» - норма.

2. Личная территория. Территория, которая является или считается вашей. Эти границы нам помогает защищать государство, но – только от их хищения.

На работе. Свой офис, кабинет, стол или угол на работе. Кто-то сел на ваше место без спроса и вам это не приятно – он нарушил границу. Стоит рассказать ему, что вам это не безразлично.

Дома. Это может быть – квартира или комната, где вы живете. Если своей комнаты нет – своя кровать. Или хотя бы – своя полка в шкафу, свое место за обеденным столом.

Пример. Общага. К вашему соседу зашел гость и сел на вашу кровать без спроса. Если вам не нравится – границы нарушены.

3. Личные вещи.

Во-первых, это все, что лежит или стоит на вашей личной территории. Деньги, мебель, одежда, ручка, сумка, калькулятор и т.д. Эти вещи «обозначить» как ваши границы обычно не сложно. Если кто-то пытается брать их без спросу, то обычно хватает прямого сообщения, что это вас не устраивает. Если ваши границы тут «широки» (т.е. вас совершенно не заботит, что ваши личные вещи берут, вы так привыкли), значит, вам надо быть особенно чуткими к границам других людей: вы имеет все шансы не заметить «легкое недовольство» своих знакомых и прослыть бестактным и неприятным человеком.

Во-вторых, это все вещи, которые вы считаете своими, из находящихся на территории, которую вы делите еще с кем-то. Пример - в комнате родителей стоит ваш телевизор. Тут нужна четкость. Если вы купили этот телевизор, поставили туда, где удобно, а потом через три года решили съехать на квартиру и забрать телевизор, вы рискуете нарваться на обиду. Причина проста – «граница» в данном случае не была четко проговорена. Если, устанавливая телевизор, вы скажете: «Вот, купил - буду съезжать, уж простите, заберу», одной проблемой у вас будет меньше.

Именно тут опасно играть в игру «догадайся, мол, сама».

Обратная сторона бестактности – сверх осторожность.

Если вам дали допуск к столу – идите, берите, что сказано, и не извиняйтесь миллион раз. Если вам это же разрешили пять раз и сказали: бери, что надо и больше не задавай глупых вопросов – примите тот факт, что у человека границы шире, чем у вас, и не доставайте его переговорами. При этом, вы имеете полное право не делать того же в ответ. Вы имеете право на уважение к своим границам, не зависимо от того, насколько широки границы вашего визави. Вы же не обижаетесь, что он требует, чтобы вы залезли прямо к нему в стол за нужным документом? Бояться обидеть его отказом в аналогичной ситуации (вместо того, чтобы прямо сказать: «подожди, я достану документ сам!») – ложная тактичность, ведущая к тому, что вы начнете избегать отношений с этим человеком, лишь бы не напрягаться. Или будете избегать выполнять его просьбу залезть в стол, лишь бы иметь право на отказ, - и тем самым раздражать его. Запомните, вы имеете право на своеобразие, - независимо от своеобразия окружающих вас людей. Но и они имеют право быть такими, какие они есть.

4. Близкие люди.

Это любопытный и тонкий момент. Конечно, нам никто не принадлежит. Формально. Но. Я уверена, что, защищая своих родителей, своих детей, своих любимых, возможно, своих подчиненных или других, так или иначе зависящих от нас лиц, - мы тоже отстаиваем свои границы. (Я говорю о прямой защите – от нападения, от оскорбления и от прочих «наездов» разной степени тяжести).

Так, люди, нападающие на моих близких, должны знать, что будут иметь дело со мной. Воспитательница, накричавшая на моего ребенка, не просто накричала на него – она нарушила мои границы. Девушка, соблазняющая моего мужчину, не просто «мило кокетничает» - она нарушает мои границы. И я имею право (и даже должна!) их обозначить, а при необходимости и отстаивать: «Дорогая, держись подальше. Это мой мужчина». Тот, кто поднял на меня руку, - не только ударил меня, он еще нарушил границы всех, кому я дорога. И они не станут этого терпеть.

5. Ментальная собственность (не придумала, как лучше обозначить).

Это нечто, что, вроде бы, и мое. А вроде бы – и в общем пользовании.

Имя. Я бы хотела, чтобы меня называли Викой или Викторией, в крайнем случае - Викторией Юрьевной :) или просто по фамилии (годится для формальных контактов). И больше никто и никак. Все, кто попытаются называть меня иначе, не имея особого разрешения, будут нарушать мои границы. На обращения: «дорогая», «солнышко» и прочее – нужно иметь это самое разрешение.На «ты» или на «Вы»? Лично у меня границы тут широки – ко мне можно сразу на «ты». Но со многими людьми это нужно обсуждать.Результат творчества. У меня это – тренинги, идеи, статьи в ЖЖ, умные мысли на форумах. У каждого здесь – свое, в зависимости от творчества: например, «прокачанный герой» из он-лайновой игрушки; стихи или проза и т.п. Мои границы тут не слишком жесткие: я бы хотела, чтобы на меня ссылались, когда используют эти самые «результаты». Но устраивать «судебное разбирательство» или даже скандал по поводу нарушения этих границ я не буду. Максимум – обижусь и объявлю «бойкот» :))), если нарушение будет уж совсем грубым, например, используют мой тренинг или статью - и ни слова обо мне :(.

Если подумать, наверное, этот список можно продолжить. Какие есть идеи?

Далее – границы психологические.

1. Желания.

Момент хитрый и интересный.

Оглянитесь прямо сейчас вокруг себя. Вокруг вас наверняка много разных вещей (услуг, фирм, событий и т.д и т.п). И все это – чьи-то материализованные желания. Их кто-то хотел – и сделал. Пока вы ждете разрешения, благоволения свыше и подходящей минуты, пока сомневаетесь в правильности своего желания и не верите в себя, кто-то уже приглашает симпатичную вам девушку на танец, начинает интересный вам проект, придумывает стихи или прозу на давно волнующую вас тему и т.д. Вам же остается только обиженно дуться на несправедливый мир.

Итак, вы имеете право на свои желания, на их реализацию. Если вы не будете реализовывать свои желания – вы будете реализовывать чужие. Такова реальность. Это не хорошо, и не плохо. Просто - так есть. Вы имеете право иметь свои желания, отстаивать их и честно конкурировать за возможность реализовывать именно ваше желание общими силами: таким образом, вы будете обозначать свои границы в этом вопросе.

2. Потребности.

Это не то же самое, что желания. Потребности сильнее: сон, еда, секс и т.п. Они могут быть очень разными – и вы имеете право на своеобразие в этом вопросе. Вам может быть нужно мало сна или много еды, возможно, раз в час вы обязательно ходите в туалет или читаете мантру. Все, кто пытается влиять на это, - нарушают ваши границы и важно им об этом сообщить. Не стыдно быть своеобразным. Только вам решать – чего, сколько и когда вам нужно.

3. Мечты. Фантазии. Мысли.

Весь ваш внутренний мир – только ваш. Вы делитесь им только по собственному желанию, в особых условиях и имеете право требовать особого отношения к этой информации: конфиденциальности, бережности, внимания и так далее.

Пример нарушения необозначенных вами границ:

Вы: (задумчиво) Знаешь, я мечтаю встретить принца (принцессу).

Собеседник: (иронично) Ну да, только тебя они и ждут.

Вы: (обозначение границы) Пожалуйста, когда я тебе говорю подобные вещи – относись к ним с уважением. Мне твоя ирония неприятна.

Может, собеседник учтет и будет аккуратнее. Может, - нет. В любом случае, при повторном нарушении, он будет знать, что может нарваться на вашу агрессию или обиду, - и тогда его поведение можно трактовать, как «зачем-то ему это нужно» - и уже рассматривать отношения с учетом данного контекста. Например, перестать доверять ему свои мечты, до прояснения ситуации. Но! Эта мера не понадобится, если он отнесется уважительно к вашей просьбе.

4. Эмоции, чувства. Переживания.

Выделила их отдельно потому, что эти границы часто нарушают. Вы имеете право чувствовать то, что чувствуете. Тот, кто пытается вам это запретить, помешать, без вашего разрешения, или обесценить - нарушает ваши границы.

Пример.

- Ну, не плачь. Ну, все же хорошо. Бывает и хуже!

А вам хочется плакать. А вам кажется, что хуже – не бывает. А вы понимаете, что сейчас – все не хорошо.

- Это не то, что я хочу от тебя услышать. Мне плохо. И мне не важно, у кого хуже.

Вы имеете право переживать то, что переживаете, и, соответственно, отстаивать это право!

5. Ценности.

У вас есть ваши ценности, ваши убеждения, даже принципы. У других людей их может вообще не быть, или быть – но другие.

Пример.

Вы: Для меня тут главное – не упасть лицом в грязь.

Собеседник: Какая ерунда, особенно, по сравнению с Мировой революцией!

Возможно, вы улыбнетесь, - значит, у вас тут гибкие границы. Если же вы чувствуете, что готовы обидеться или оскорбиться – не ждите, когда это повторится. У вас явно разные взгляды на эти ценности. И нормальному человеку вы спокойно расскажете, как для вас это важно, и он нормально отнесется к этому. И можно приятно общаться дальше.

6. Отношения.

Это тоже любопытно.

В художественной литературе нам случалось читать о том, как мужчины сражались на дуэлях, отстаивая не даму, а именно право на отношения с ней. Сейчас это как-то… не принято, что ли? Словно утрачено право на желание сохранить отношения.

Две девушки:

1я: Знаешь, я ушла от Пети к Васе.

2я: И что Петя?

1я: К моему удивлению – просто смолчал. Сказал бы: «не уходи», я бы не смогла уйти… Наверное, ему все равно.

Итак, вы имеете право на границу и здесь. Партнер, уходя, нарушает ее. И, если вам -таки не все равно, стоит это хотя бы проговорить. Речь не идет о том, чтобы продавить ситуацию и обязательно настоять на своем. Просто сообщите, что вы хотите иначе! А то получится, как в подростковом стишке: «Он уходил, она молчала, а ей хотелось закричать: «Прости, давай попробуем с начала, давай попробуем начать!» Но все-таки не закричала. Свою решительность кляня, хотел ей крикнуть: «Ради Бога, прости, меня, верни меня!» Не крикнул. И не подошел. Она молчала. Он ушел».

7. Отношение к чему-либо. Реакция на что-либо.

Вам может не нравиться популярный спектакль, или нравиться Петросян. Вам может нравиться человек с разницей в возрасте в 20 лет. Вы можете не любить секс. Это ваше право. Ваше своеобразие. И только вам решать – хотите ли вы что-то менять.

Ффу! Возможно, я что-то пропустила. Но классификацию закончу.

Ниже, еще несколько, как мне кажется, важных итоговых соображений.

Основная ошибка в отношении своих границ – в том, что вы не обозначаете их (видимо, наивно полагая, что они у всех одинаковые), терпите и ждете «пока сам поймет». Человек начинает казаться вам бесцеремонным и тяготить вас. Потом вы взрываетесь на ровном месте (именно так это видится вашей жертве: все было хорошо, а тут – бах и все стало плохо). Отсюда - куча взаимных обид, причем совершенно не понятно, кто у кого должен просить прощения.

Основная ошибка в отношении чужих границ – считать, что они такие же широкие или такие же узкие, как и у вас, и не изучать их. Неосторожно переступив их, вы оказываетесь бестактными по отношению к человеку. Помните, пожалуйста, что у других людей могут быть границы, отличные от ваших, и если вы не знаете – какие они, то лучше спросить: что можно, а что нельзя, не пытаясь переделывать их (эти люди тоже имеют право на своеобразие. :)) То, что человек не обозначает границы сам – это, во-первых, не значит, что их нет, а, во-вторых, не освобождает вас от обязанности интересоваться ими.

Обозначайте свои границы. Защищайте их. Тот, кто не делает этого, создает трудности для себя самого и для окружающих.

Обозначать свои границы – это значит уважать право другого человека быть отличным от вас, уважать его право не понимать ваших намеков. Другой не обязан догадываться о ваших привычках: уважьте его, скажите ему прямо о них, если хотите взаимного уважения.

Чтобы защищать границы нужно знать, чего вы хотите, и говорить об этом. Знать и отстаивать свои человеческие права. Уметь сказать «нет» тому, что вам ни к чему.

Уважайте свои границы. Уважайте чужие.

Желаю взаимопонимания!

Дополнение.
Друзья, я совершенно упустила из виду такую важнейшую границу (хронически нарушаемую) - как ваше личное ВРЕМЯ! Вы имеете право распоряжаться им так, как считаете нужным. А тот, кто считает иначе - нарушает ваши границы...

Про Вину

«Виноватые, бессильные и напуганные». Или так: «Хорошие, милые, воспитанные люди и их происхождение»

Беседовали давеча с Павлом Зыгмантовичем, более известным в ЖЖ, как Куламеса. В беседе мы коснулись темы, которой, я была уверена, у меня была посвящена статья, но Павел утверждал, что нет. Видимо, это я где-то что-то комментировала, и отдельной статьи не было. Но тема-то интересная. Посему пишу. Далее – одна из возможных версий развития событий в ретроспективе. Как всегда – не истина.

Часть 1.

Давным-давно, когда дети не были такой роскошью, как сейчас, и их выживание родителей мало беспокоило (умер, - ничего, есть еще куча), детей, в целом, воспитывали по принципу «чтобы не мешало». Сторонники гуманизма скажут, что некоторых даже любили и обучали. Да, наверное бывало, не спорю. В целом же, дети получали активную обратную связь на тему «что такое хорошо и что такое плохо», «что можно и что нельзя» прямо в процессе взаимодействия с миром – от этого самого мира – в виде побоев, окриков, а иногда и пряников. Мир был агрессивен по отношению к детям, что учило их самих быть агрессивными по отношению к нему. С другой стороны, можно было сильно подставиться под того, кто сильнее – это учило быть осторожными, умеющими вовремя прогнуться, чтобы выжить. Осторожные, хитрые, агрессивные – именно о таких говорят «нет страшнее хозяина, чем бывший раб». В целом, весьма полезные качества для роста и развития в мире, где нужно выживать. (Внимание: не в любом мире! В мире, где выживать не нужно, - чрезмерная агрессивность разрушительна для коллектива).

Часть 2.

С приходом урбанизации, цивилизации и гуманизма, - или, может, чего-то одного из указанных явлений (что именно и как повлияло - это, скорее, вопрос к социологам и философам), ситуация начала кардинально меняться. Выживать стало не нужно – появилась возможность жить. С удовольствием.

Политика кнута и пряника – в буквальном своем виде, - как-то стала терять свою популярность и привлекательность. Может, детей стало жаль. Может, еще что. Родители, особенно образованные, - несколько растерялись. Если не бить, то как разъяснить этому хаотичному существу – ребенку, - что такое хорошо, и как надо себя вести в приличном обществе? Ладно, если еще «Крошка сын к отцу пришел, и спросила Кроха..», - это уже половина победы. А если Крохе пофиг?

В те времена уже догадывались, что ребенок хорошо учится, подражая родителями. В частности, потому, что это «отражение» родителям не нравилось. Папа кричит, и ребенок кричит. На маму. Маме обидно. Папу она уже вряд ли перевоспитает, а вот ребенка можно. И тогда в моду начал входить «шантаж эмоциональный, обыкновенный». «Я Ты меня в могилу сведешь!» «Раз так – найди себе другую маму!», «Я-то надеялась, что ты..., а ты…». Особенно эффективными оказались такие переживания, как стыд (я тут уже начала цикл статей про стыд, но еще не закончила), бессилие (есть вот тут) и вина. Особенно качественным и устойчивым оказывался результат, если переживание ребенка удавалось растянуть. Подольше подержать его в вине, стыде или бессилии, - чтобы неповадно было. Это сработало потому, что указанные чувства, намеренно растянутые во времени, крайне мучительны и труднопереносимы. Эти дети росли тревожными, подозрительными и постоянно ко всем окружающим прислушивающимися: «Вдруг что-то случится, и я снова окажусь виноватым, беспомощным, стыдящимся?!»

Во-всем-виноватых заметить не трудно: они, как правило, плохо слышат. Да-да.

Вы им говорите:

- Я вот тут, клеща подцепил в лесу.

А они вам в ответ:

- Вот видишь! Я же тебя предупреждала!

Или так.

- Мне холодно.

- Сам виноват, что не оделся.

Или:

- Мама, ты не видела мой галстук?

- Ничего я у тебя не видела! Сам забросил его неизвестно куда!

Простите, они вообще с кем беседуют-то?

Нет, не с собеседником. С собственным обвиняющим образом, который им на ухо шепчет: «это ты виноват, что у него клещ.. это ты виноват, что ему холодно… это он тебя считает виновницей пропажи галстука». И цель одна – отбиться от этого «внутреннего гласа», а заодно и от того, кто пожаловался. Лучше война, чем вина…

Часть 3.

Время шло, и в последующие поколения детей стало модно вкладывать силы и ресурсы. Самих детей - в отдельно взятой семье - стало гораздо меньше, чем было раньше. Прижился лозунг «Все лучшее – детям». Потеря ресурсов, вложенных, даже – вбуханных, - в одного-двух детей, оказывалась весьма чувствительной: дети стали в гораздо большей мере ценностью, чем были раньше. За них, за их жизнь и судьбу стали бояться, точнее, хронически тревожиться - прямо с рождения. Кем же он, бедолага, вырастет, найдет ли свою любовь, судьбу, карьеру?.. Как бы это ему помочь, как уберечь от ужасного мира? Если этого не сделаю я, родитель, как же я потом, такой виноватый, ему в глаза посмотрю?! Причем начать «спасать несчастного» желательно прямо вот с момента выноса из роддома. Соломки насыпать, что ли?

Представление о соломке оказалось специфичным. В качестве «соломки» выступило регулярное запугивание ребенка. Не ходи туда – будет то. Не делай это – получишь вот это. Это делай скорей – а то будет ужас-ужас-ужас. Не исследуй мир, а то получишь ТАКОЙ результат! Не обрадуешься.

§ Да, кстати. Мне вот очень интересно, в какой именно момент эта самая хроническая тревога стала у нас зваться материнской любовью, а регулярное запугивание - заботой? Загадка.

Дети, конечно, пугаются. А что им остается? Потом научаются пугать сами себя. И уже во взрослом возрасте жалуются всем интересующимся их делами, что, мол, страшно жить. В метро бомбы, самолеты падают, маньяки насилуют, жены уходят... Вот и в СМИ рассказывают. Кошмар. Лучше ничего не делать и из дома не выходить. Правда, тогда и о желаниях, на что-либо направленных вне дома, придется забыть. Забить на мечты и желания. А вдруг?...

Вы скажете, что я иронизирую и преувеличиваю, и будете правы. Да, преувеличиваю.

Но неужели вы не замечали за собой этакий монолог в своей голове на тему: «не ходи туда, снег башка попадет»? «Если я к нему подойду, то он…», «Может, я и хорошо работаю, но лучше не спрашивать его мнение, потому что…», «Если я ему скажу, что я его люблю, тогда…». «Если я ее брошу, то она…» и т.п. Или то же самое, но обращенное к вашим родным и близким? «А вдруг клещ в лесу?» «А вдруг свиной грипп?» «А вдруг учительница ударит по голове линейкой?» Количество и качество пугалок зависит от просвещенности пугальщика.

В результате, жизнь проигрывается в уме, и, конечно, оказывается пугающей. Дальше человек останавливает самостоятельно, без всякой посторонней помощи, всю свою активность, точно так же, как это когда-то делали в детстве с ним его родители. Он не проверяет – правда ли это, действительно ли именно так обстоят дела, и есть чего пугаться? А зачем проверять? Да и как? Ведь в детстве ему не давали ничего проверять.

§ Но если кто-то и пытался что-то проверить - это чаще всего лишь укрепляло страхи. Понятно, общество – такое же, - ни в чем принципиально не отличающееся от своих семей-ячеек.

Итак, никто не научил ребенка грамотно проверять свои подозрения и разумно обходиться с результатами проверки. А может, у ребенка и не было тогда никаких подозрений, а - лишь информация, выданная мамой, основанная на ее личном опыте столкновения с жизнью. Маму тогда, в ее детстве, видимо, не предупредили о чем-то, не подстраховали. Она столкнулась с болью и обидой, которые никому оказались не интересны, и так и живет до сих пор с невысказанными и/или никем невыслушанными обвинениями. То есть до сих пор человек обижается (кстати, обычно, при подобном раскладе всем любопытным принято говорить: «Да-да, своих родителей я уже простил(а)!»). И более всего боится остаться такой «навсегда-виноватой-за-что-то-ужасное» перед своими собственными детьми. Почему навсегда? Ну, в глубине души человек-то знает, что никого он не простил. А нам свойственно судить по себе – раз я кого-то не прощаю, то и меня не простят.

§ Да-да. Наше хроническое заботливое запугивание – это наша же голубая мечта больше ни в чем никогда ни перед кем не чувствовать себя виноватыми. «Я же все сделала для тебя, что могла! Я же тебя предупреждала!»

Лишь бы не вина. Задача - предупредить СВОЮ вину! Не ребенка. Ребенок, как всегда, не причем. Выстреливает то самое детство, которое я описала в «Части 2». И страх застрять в вине – как тогда.

Так что наше стремление жить в уме, пугать себя и окружающих, бояться быть виноватыми, пристыженными и бессильными (в любых вариациях и комбинациях, при любой возможной интенсивности любого из состояний), – это, видимо, последствия того, что мы живем в социуме, в современном, цивилизованном, не нищенствующем обществе, где более или менее благополучно уживаются друг с другом именно хорошие, милые, сдержанные и воспитанные люди.

Мы так выживаем.

В мире, где можно было бы и пожить…

P.s. Если вы хотите как-то попытаться сдвинуться с мертвой точки в этой теме, попытайтесь помедитировать над двумя словами. Эти два слова – «никогда» и «невозможно». Может, к вам придут какие-то свои новые мысли, чувства, переживания, идеи - в контексте статьи. Или не придут. Если – нет, киньте все, почитайте что-нибудь о Вселенной, о космосе, черных дырах и Большом адронном коллайдере. Это не поможет, но как-то уменьшит глобальность и трагичность всей этой истории. :)

Про неудачников

Неудачники.

Нет никакого оправданного смысла в том, чтобы сравнивать свои достижения с достижениями окружающих.

Можно дать 100%ю гарантию: если вы будете искать тех, у кого получилось что-то больше и лучше – вы наверняка их найдете (и наоборот – то же самое касается поисков тех, у кого что-то не получилось). И, кроме страданий и самобичеваний вам ловить оказывается нечего.

Слышу возражение: ну, как же не сравнивать! Я же хочу получить объективную оценку!

Спешу разочаровать: никаких объективных оценок не существует.

Вас считают успешными ровно настолько, насколько вы сами признаете свои достижения достижениями (а провалы – провалами). А если не признаете – то сами же выбиваете себе опору из-под ног.

Поступил в вуз. – «Ну, что тут такого, у нас почти весь класс поступил»!

Успехи в спорте. – «Ну и что – я же на Олимпиаде не выступаю».

Зарабатывает и живет на свои деньги. – «Машину-то (квартиру) я еще не могу себе позволить!»

Любит партнер(ша). – «Это еще большой вопрос – любит ли и за что!»

И т.д.

Вот таким нехитрым приемом обычно пользуются многие, чтобы, как им кажется, «не расслабляться», «не превратиться в неудачника», а, по сути, лишая себя любых достижений и возможности радоваться и гордиться собой. Лишая уверенности: «я – могу, я - успешен, у меня – получается». И остается только и верить в свою неудачливость.

Итак, если вы узнали себя, быстренько сядьте, и безо всякой критики, составьте список того, что вы сделали, того, что у вас получилось, того, чего вы достигли и добились. Без сравнений, потому, что каждому – свое. Ваша вершина – это важно, потому что она ваша, и потому что вы ее достигли. И не важно, что альпинисты покоряют другие вершины. Это не делает ваше достижение менее ценным для вас.

От себя могу добавить еще пару практических советов как Автору письма, так и другим сомневающимся в себе коллегам. Попросите кого-то из близких подруг или родственниц быть вашей моделью. Пусть это будет кто-то действительно близкий Вам, чьего мнения Вы бы не боялись. И потренируйтесь на ней. Это может быть не раз, и не два - а столько раз ,сколько нужно Вам. В идеале, конечно ,нужно набивать руку ежедневно - Вы можете тренироваться наносить тон или растушевывать тени на собственной руке.
На первых порах не увлекайтесь темными, яркими макияжами - работайте в более натуральной гамме, пока не почувствуете себя чуть уверенней. Может , у вас есть соседка, которая будет рада бесплатному ежедневному макияжу?
Еще один совет - попробуйте устроиться ассистентом к хорошему визажисту. Бесплатно, подносить кисточки и бегать за кофе - так можно многому научиться и набраться уверенности. Когда почувствуете себя хоть немного уверенней - будет проще, а потом - еще проще, и еще, и еще :)))





Загрузить еще