На съемку мы с актрисой Светланой Ивановой приходим с одинаковыми прическами — закрученными в валик волосами в стиле детей цветов. Я — с макияжем. Света — без. Макияж ей буду делать я. Сегодня, в предпоследний день Московского кинофестиваля, я работаю с командой визажистов L’Oréal Paris в их студии на Малой Дмитровке, откуда актрисы отправляются на премьеры.

Рядом делают макияж Алисе Хазановой, снуют барышни модельной внешности. Я же пока в раздумьях: не придумала образ, буду импровизировать. Мне везет: на Светином лице с правильными чертами даже дилетант вроде меня может изобразить все что угодно. Сегодня Света идет на ужин Vogue в честь ММКФ, и для светского события я выбираю кофейные smoky eyes и эффект легкого загара — торжественно и по-летнему. У Светы тонкая фарфоровая кожа с россыпью веснушек. Прятать их не хочу, поэтому беру тон Infaillible ванильного оттенка с прозрачной текстурой. Плоской широкой кистью провожу от середины лица ко лбу, скулам и подбородку, растушевываю. И ловлю себя на мысли, что себе тональную основу так тщательно не наношу.

 Вокруг глаз ставлю точки консилером — и пропадают легкие круги под глазами, следы рабочих будней (сейчас идет озвучивание драмы Виталия Мельникова «Львы, орлы и куропатки» о любви Антона Чехова и писательницы Лидии Авиловой, которую и сыграла Светлана). На вопрос, не страдает ли кожа от киношного грима, актриса отвечает: «Ни капельки. Тяжелые жирные текстуры остались в прошлом. Сейчас для кино выпускают косметику high definition — на большом экране кожа выглядит ровной, ни одной поры не видно».

 Подчеркнув пепельными тенями «домик» бровей, перехожу к smoky eyes. Коричневым карандашом жирно очерчиваю верхние веки. И — занятие не для слабонервных — провожу линию по внутреннему контуру нижних век. Очень боюсь попасть грифелем в глаз.

 Уняв дрожь в руках, наношу тени. Желаемого эффекта «дымки» добиваюсь не сразу. Когда растушевываю кофейный тон, взгляд становится хищным, кошачьим. Но стоит добавить карамельный оттенок в складку века и персиковый под бровь — выражение глаз уже трогательное, как у олененка Бэмби. Я горжусь результатом, потому что себе, например, smoky eyes не смогла нарисовать ни разу — получались какие-то невнятные размывы. Красить чужие ресницы, особенно пластиковым аппликатором туши Telescopic, страшновато. Мне помогает ведущий визажист L’Oréal Paris Светлана Удалова. Она заставляет Свету закрыть глаза, и через несколько секунд пушистые ресницы загибаются к уголкам глаз, придавая им миндалевидную форму. И наконец мой любимый этап — бронзовая пудра под скулы и румяна на «яблочки» щек. «Без румян из дома не выхожу — очень бледная, — говорит Света. — Я люблю с макияжем экспериментировать, разные образы придумывать. Правда, мой муж их редко одобряет. Мои рисунки тоже явно недооценивают. Вот недавно нарисовала портрет Антона Павловича, так режиссер сказал: «Это кто? Шевчук?»

 Нам остается нанести на губы блеск, и Светлана отправляется на прием Vogue. А я — нет, я устала: делать макияж, оказывается, гораздо сложнее, чем писать о нем.

 1. Блеск для губ, придающий объем, Glam Shine Volumizer, 108 Forever Sweet 2. Стойкий консилер Infaillible Multi-Usage Concentrated Consealer, 140 Golden Beige. 3. Палитра теней для век Color Appeal Trio Pro, 403 Golden Fidelity. 4. Тушь для ресниц Telescopic Exploision. 5. Компактная пудра с эффектом загара Glam Bronze SPF 10, 01 Golden Sun. 6. Компактные румяна Blush Caresse, 101 Rosewood. 7. Карандаш для век Infaillible Stylo Eyeliner, 300. Все L’Oreal Paris.





Загрузить еще