Тийна Орасмяэ-Медер, косметолог, президент центра эстетической косметологии Meder, врач-эксперт по косметической безопасности при Европарламенте.
Врач-эксперт в области разработки и безопасности косметических препаратов и процедур. Врач-косметолог, практикующий в собственном центре эстетической косметологии Meder Formation во Франции. Создатель нескольких оригинальных методик массажа. C 2009 года — создатель и разработчик профессиональной косметологической марки для коррекции мимических морщин с ботулоподобным эффектом — MEDER Beauty Science.

Ваше представление о механизме действия мезотерапии - чего в нем больше - действия повторяющейся микротравмы кожи или эффекта от вводимых препаратов.

Мое представление исходит из определения – внутрикожное введение активных ингредиентов, локально в зону дефекта, множественными инъекциями в малых дозах.
В подавляющем большинстве случаев введение таким путем фармакологически не оправдано. Многочисленные витаминно-минеральные коктейли не обладают доказанной местной эффективностью. Эффект от использования витаминов реализуется не местно, требуется сложная трансформация в клетках различных органов. Однократное введение веществ практически всегда бессмысленно, так как для получения какого-либо терапевтического эффекта необходимо не только единовременное получение концентрации вещества в органе-мишени (допустим, кожа является органом-мишенью в лечении проявлений старения, с чем вообще довольно трудно согласиться), но и поддержание этой концентрации, накопление терапевтической дозы и достижение эффекта во времени. Какие препараты способны дать стойкие изменения местной трофики или метаболизма после однократного введения с трудно контролируемой дозой?
Упоминавшиеся Хофитол и Триак вообще нуждаются в особом комментарии. Местное введение комплекса цинарин-сесквитерпилактат-биофлавоноиды-инулин фармакологически способно только на изменение осмотического обмена в жировой ткани на недолгий срок. Зачем? Зато многократное травмирование инъекциями, безусловно, приведет к активации местного обмена. Введение трийодтиронина, а мой взгляд, вообще не должно практиковаться с целью получения каких-бы то ни было косметических эффектов. Фармакологически это не оправдано, местный эффект от Т3 не описан, усиление катаболических процессов возможно только через активацию основного обмена, и только на средних и высоких дозах. В малых дозах, в которых предлагается вводить препарат, он оказывает анаболический эффект. Что, кстати, используется в нелегальной фармакологии бодибилдинга, именно препаратом Триак.
За кадром также остается вопрос активности инъекционной формы, учитывая то, что гидрохлорид трийодтиронина нерастворим и это является препятствием в разработке инъекционных препаратов лечения заболеваний щитовидной железы.

Известны ли тебе объективные исследования эффективности и безопасности мезотерапии, сделанные с соблюдением требований доказательной медицины?

Мне – нет. Насколько я знаю, их не существует.

При каких состояниях мезотерапия особенно эффективна? При этом как монотерапия или в сочетании с другими методами?

Купирование местного болевого синдрома. Склерозирование сосудов.

Были ли в вашей практике побочные эффекты и осложнения?

Нет. Я не использую метод в практике, поскольку не вижу смысла в использовании агрессивной методики с целью достижения давно доступных с помощью терапевтических и физиотерапевтических методов эффекта.

Как избежать осложнений?

Любая инъекционная методика имеет риск осложнений. В том случае, когда предполагаются:
- многочисленные инъекции – глубина их не имеет значения, поскольку значимым является нарушение целостности кожного покрова,
-когда невозможно соблюдение стерильности инструмента (так как игла не заменяется после контакта с поверхностью кожи)
-невозможно обеспечить соблюдение асептики в постинъекционный период (препятствием являются большие зоны обработки)
Естественно, повышается риск инфицирования и септических осложнений.
Кроме того, многократная регулярная травматизация кожи приводит к фиброзированию и склерозированию тканей, как логичному завершению процесса воспаления, сопровождающего повреждения, вне зависимости от мастерства специалиста.
Также любая инъекционная методика несет риск инфицирования рядом заболеваний, передающихся этим путем. Риск этот существует, и он велик в условиях проведения подобных процедур вне специализированных медицинских учреждений.
Возможно минимизировать такого рода осложнения, но полностью исключить их невозможно – так же, как не существует хирургического вмешательства без сопряженных с этим рисков, так не существует и полностью безопасных методов парентерального введения.

44736673235b9724c5283a56719e544d.jpg

Оправдано ли широкое применение мезотерапии? Что преобладает - реальная польили коммерческая выгода?

На мой взгляд – это коммерческий метод. С этой точки зрения, у него масса плюсов: невысокие временные затраты, низкая себестоимость расходных препаратов, рекомендованная регулярность, высокая стоимость процедуры, медицинский ореол, окружающий специалиста и т.д.

Безинъекционная мезотерапия?

Мезотерапия еще недавно предлагалась в определении «местное внутрикожное введение препаратов в малых дозах». Исключение элемента инъекции приводит к возврату к классическим методам, многие годы используемым дераматологами – кожные аппликации, окклюзивные повязки и пластыри, скарификации и дермабразии для облегчения проникновения активных ингредиентов. Я не вижу повода для изменения терминологии, за исключением коммерческих резонов.

Антистрессовая мезотерапия, мезоиммунокоррекция?

Антистрессовая мезотерапия, на мой взгляд, представляет собой терапевтический нонсенс. Стресс – это глобальная физиологическая адаптивная реакция организма. Каким образом можно получить модерирование стрессорных реакций за счет местного внутрикожного введения ингредиентов? На какое звено стресса предлагается воздействовать? На каком этапе стресса? Каковы цели вмешательства в адаптивные реакции на таком уровне? Я вижу в этом лишь только манипуляцию модным термином, к сожалению, без реальных терапевтических возможностей.
Мезоиммунокоррекция предполагает воздействие на иммунные процессы в коже. Каким образом и зачем предполагается проводить такое вмешательство? Повреждение кожного покрова, тем более многократное, является мощным фактором гистаминолиберации, соответственно, использование при состояниях, связанных с повышенной реактивностью кожи исключено. Какая еще коррекция может быть предложена? Повышение местного иммунитета тканей? Есть немало менее агрессивных методик, повышающих устойчивость кожи к инфекционным агентам.
На мой взгляд, невозможно говорить о местной иммунокоррекции, в отрыве от воздействия на иммунную систему в целом.