Олеся Романо — русская модель, которая на пике карьеры решила уйти из модельного бизнеса и заняться фотографией. Олеся рассказала Look At Me, как стала работать у Марио Тестино, почему женщина-фотограф лучше мужчины и как ей помогло знакомством с Майклом Корсом.

Как я стала моделью с ростом 165 см

В агентство я пришла в 14 лет. Там мне сразу сказали: «Ты, конечно, хорошенькая, но рост маловат». Спорить с этим было сложно, поэтому я очень скоро смирилась с тем, что дальше России никогда не уеду. Тем не менее судьба распорядилась иначе. Вскоре мной начали интересоваться иностранные агентства, правда, говорили то же самое: «Красивая, жаль, невысокая». Тогда я и подумала, что уеду за границу вопреки всему и всем. Я тормошила букеров, активно делала тесты. Наверное, если бы я в свои 14 не была такой упертой, то до сих пор бы куковала у себя в Новосибирске.

 Спустя год у меня была первая поездка — в Осаку. Я совершенно не знала английского, у меня не было никакого опыта работы за границей и ни одной фотографии в буке. Так что я сделала две работы, после чего меня выслали обратно. Сначала я расстроилась и решила, что это не мое. Но моделью быть очень хотелось, поэтому я решила посоветоваться с мамой. Та сказала: «Если ты в следующую поездку ничего не заработаешь, тебе придется заняться чем-то другим. Сейчас ты пропускаешь школу, а результата никакого». Мама была права, поэтому я серьезно задалась целью: вернуться в Азию и сорвать куш.

 Я поехала в Сеул, и поехала не зря. Там я заработала и деньги, и признание. А кроме эдиториалов, снялась для международной рекламы Samsung, баннеры с которой видели даже мои одноклассники в Новосибирске. После этого зарубежные агентства начали смотреть на меня с куда большим интересом. Я объездила всю Азию — Сингапур, Таиланд, Японию, Малайзию, Индонезию, Китай — и сделала множество эдиториалов и рекламных кампаний. Однако годам к 18 поняла, что хотя и зарабатываю хорошие деньги, имею достойный бук и хорошие связи здесь, пора выбираться в Европу.

Как я добилась успеха и поняла, что пора завязывать

 

И вот я, Олеся Романо, рост — 170 см, поехала в Милан. И не куда попало, а сразу в Elite — самое крупное агентство в Италии. Страшно было уже с порога. Модели, которых я встретила там, смотрели на меня в прямом смысле свысока. В Италии есть агентства, куда берут девочек с небольшим ростом и хорошеньким личиком, но Elite были далеко не из таких: здесь девочки были под 180 см, из них делали топ-моделей. Букеры хихикнули и сказали, чтобы я вот так сразу ехала домой.

Страшно было уже с порога. Модели, которых я встретила там, смотрели на меня в прямом смысле свысока

Тут я и выдала всё, что накипело. «Слушайте, — говорю я им, — зачем вы потратили свое и мое время, привезли меня сюда? Ради того, чтобы сказать, что я не буду здесь работать?» (Здесь важно понимать, что рост для них откровением не был, о нем они знали и всё же желали посмотреть меня вживую.) Они снова открыли бук, посовещались и сказали: «Работы у тебя достойные, по-английски говоришь хорошо, поэтому шанс мы тебе дадим: если за две недели у тебя появятся какие-нибудь options, ты остаешься».

В агентстве мне сразу дали кастинги, я бегала с одного на другой, уже на следующий день получила первые предложения, а через неделю начала работать. Вы бы видели, что стало с теми самыми угрюмыми букерами, когда они узнали, что журнал SposaBella, попасть в который было невероятно сложно хотя бы потому, что он выходит раз в полгода, не только снял меня для фэшн-стори, но и взял на обложку. Теперь они повесили мою фотографию у входа в агентство и чуть ли не прыгали вокруг меня, вскрикивая: «Ох, Олеся, наша маленькая Олеся».

  После этого я побывала во Франции, Греции, Германии и снова в Милане, сделала серию cъемок, поучаствовала в рекламной кампании очков и вернулась в свой самый любимый город на свете — Гонконг. Там я работала три месяца, копила деньги и мечтала потратить их не на новые тряпки или развлечения, а на аппаратуру фотографа. Как модель я работала уже пять лет и, учитывая свой сами знаете какой рост, добилась многого. Теперь я хотела двигаться дальше. А так как человеком я была от рождения творческим, профессия фотографа, с которой я была, казалось, так знакома, но в то же время не знакома совсем, виделась мне чем-то безумно привлекательным.

Как я поработала с Марио Тестино и при этом осталась за кадром

Началось всё со встречи с Майклом Корсом. Мы были на какой-то вечеринке в Гонконге, где случайно познакомились, нашли тучу тем для разговора и сдружились. Как вы знаете, на Западе люди намного проще, поэтому история, которая показалась бы мне совершенно нереальной еще год назад, тогда воспринималась абсолютно естественно. Однажды за ланчем я рассказала Майклу, что давно мечтаю стать фотографом, на что он сказал: «Ты знаешь, единственный человек, который снимал мне кампании, и единственный человек, которому я доверяю, — это Марио Тестино. Я тебя с ним познакомлю!» На тот момент я отнеслась к этому несерьезно: ну мало ли чего наболтаешь в хорошем настроении. Но через некоторое время Майкл позвонил мне и сказал, что Тестино ждет меня на съемках сентябрьского выпуска американского Vogue.

«Ты знаешь, единственный человек, который снимал мне кампании, и единственный человек, которому я доверяю, — это Марио Тестино. Я тебя с ним познакомлю!»

Как вы понимаете, я пребывала в состоянии шока, и когда услышала эту новость, и когда была уже там, в Китае, на съемках такого масштаба. Мы снимали в шикарном доме друга Тестино и около Великой китайской стены. Стилистом была Тони Гудман, моделью — Карли Клосс. Я была там три дня, наблюдала за процессом и помогала, чем могла. В перерывах Марио успевал рассказывать мне о камерах и основах съемки. Я в свою очередь показала ему свои первые снимки, которые он, к моему огромному восторгу, похвалил, сказав, что для человека, не знакомого даже с азами фотографии, они почти гениальны.

 Съемка для Vogue US, сентябрь 2011

Я вернулась в Гонконг. Через некоторое время мне позвонил сам Марио — он предлагал приехать в Бельгию на съемки британского Vogue с Фреей Бехой. Эта съемка была в студии (до сих пор не понимаю, зачем для этого нужно было куда-то выезжать!), мы делали обложку. Там я окончательно утвердилась в своем решении и спросила у фотографа совета, стоит ли ехать получать образование в Лондон, как я задумала. Он сказал, что уважает Saint Martins, но сам не учился нигде, а просто смотрел и ассистировал, как я. «Никакая школа не научит тебя тому, чему научит тебя настоящий фотограф и процесс работы», — сказал мне Марио, и я решила вернуться в Гонконг и собраться с мыслями.

На деле получилось совершенно необдуманно. Через полторы недели после той встречи я оказалась уже в Москве. Почему? Всё очень просто. После долгих скитаний по всему свету мне хотелось только одного — вернуться на родину и работать именно там. Так я приехала, на сэкономленные от работы модели деньги купила хорошие камеры (одну из них, кстати, посоветовал мне Тестино — это прекрасная Hasselblad H4D), сняла квартиру, где сделала себе студию, и начала действовать. Да, за границей, при череде всех тех приятных событий, что произошли со мной, всё получилось бы гораздо быстрее, но на тот момент мне хотелось что-то доказать себе.

Как мне помог модельный опыт и почему женщина-фотограф лучше мужчины

На своем модельном веку я успела повидать и хорошие, и плохие фотографии, и у меня выработался вкус. На простых студийных съемках я обхожусь и без помощи стилистов и визажистов: я сразу вижу картинку целиком и знаю, какая у девочки должна быть прическа, какой макияж, какая одежда и как она должна стоять. Что мне не нравилось в работе модели, так это то, что всё, что я перечислила выше, решалось за тебя, своего голоса ты никогда не имела, и теперь я безумно рада, что могу не просто позировать, а свободно работать.

 

 

 

Работы Олеси в качестве фотографа

Мой кумир — Камилла Акранс. Я ею восхищаюсь, для меня каждая ее съемка — шедевр. Я не пытаюсь ее копировать, но она меня очень вдохновляет. Мне нравится ее подача, ее стиль. Я считаю, что в отличие от парней фотографов девушка снимает всё с какой-то тонкостью и чувственностью. Кроме того, женщиной-фотографом быть в какой-то степени удобнее: с ними девушки, да и парни чувствуют себя намного комфортнее и раскованнее.

Сейчас я прохожу мастер-класс у одного фотографа, снимаю своих бывших коллег-моделей и готовлю проект, который, надеюсь, поможет мне заявить о себе. Я хочу пробыть в Москве хотя бы года полтора: снимать, набираться опыта, сделать несколько стоящих работ, а уже потом вернуться на работу к Марио с чем-то, чем смогу гордиться.