Люди хотят выглядеть моложе. Несмотря на то, что многие клиенты косметологов говорят, что «они понимают, что невозможно в сорок лет выглядеть на двадцать», о том, что «я готова принять свой возраст», «морщины меня не смущают, я хочу улучшить тонус кожи» - за этим стоит желание вернуть утраченное.

Для кого-то идеальным возрастом становится шестнадцатилетие и они болезненно реагируют на уход округлости щек, для кого-то непереносима мысль о появлении морщинок вокруг рта, связанных в сознании с образом старости. У каждого есть своя ахиллесова пята, поэтому и возраст начала терапевтических процедур для каждого клиента может быть разным.

Профилактика

Профилактика возрастных изменений гораздо сложнее, в первую очередь из-за того, что большинство людей обращается к специалисту достаточно поздно для того, чтобы косметолог мог предложить превентивную стратегию ухода, свободную от активной терапии. Своевременным началом профилактического ухода можно было бы считать время полного отсутствия возрастных изменений. Но правильно ли направлять усилия на то, чтобы препятствовать уменьшению объема жировой клетчатки лица до 30 лет? Есть ли какие-либо критерии адекватности превентивных косметических процедур в разных возрастных группах?

Некоторые специалисты рекомендуют начинать думать о профилактике старения уже в возрасте 18-20 лет. Философски глядя на вещи, можно начинать думать о старении и смерти уже в подростковом возрасте, но далеко не каждый косметолог – философ. В принципе, до 25 лет необходимости профилактических мероприятий стимулирующего характера нет – нет большого смысла в назначении активных препаратов, стимулирующих синтез коллагена, усиливающих набухание соединительной ткани, глубокую увлажненность, процессы обмена в соединительной ткани. Этот этап профилактики можно назвать профилактической защитой. Важно не провоцировать ускорение естественных процессов деградации, что может произойти при злоупотреблении агрессивными методиками и длительной активности процессов воспаления.

Лучшей профилактикой старения в юности будет профилактика угревой сыпи, активный и грамотный подход к лечению акне и постакне. Кроме того, очень важны эффективная защита кожи от повреждений, в первую очередь, избыточной инсоляцией, отказ от курения, рациональное питание и здоровый образ жизни. При выполнении этих несложных условий кожа лица и тела сохраняет молодость, что проявляется активностью регенерационных процессов, ярким цветом лица, хорошим тонусом и эластичностью кожи всех зон.

В возрасте появления первых возрастных изменений, после 25-30 лет, уже можно говорить о профилактической стимуляции. Вопреки существующему мнению о том, что профилактика старения сводится в первую очередь к удержанию тонуса кожи и сохранению увлажненности, на более ранних этапах наибольшей эффективностью обладают программы восстановления питания тканей, активного кровообращения в капиллярной сети и эффективного лимфатического дренажа. Стимуляция кровообращения, восстановление функционирования системы артериовенозных шунтов позволяют добиться качественной оксигенации кожи, что проявляется ярким и свежим цветом лица, активными процессами регенерации и ранозаживления, поддерживает тканевой иммунитет на уровне, свойственном молодой коже. В то же время, активное дренирование и стимуляция оттока жидкости из подкожной клетчатки, дермального слоя помогают поддерживать хороший тонус кожи, избежать пастозности и отечности, перерастяжения кожи отдельных зон, в частности, области глаз. Использование вазопротекторов в качестве активных ингредиентов, таких, как рутины, рутозиды, флавоноиды на этом этапе профилактики становится практически обязательной частью косметического ухода.

Поддержание тонуса, восстановление сосудистой стенки при наличии даже очень небольших дефектов, важно для сохранения безупречного сохранения всего сосудистого русла. Капиллярная сеть, система лимфатических капилляров и коллекторов – это судоходные реки, которые в будущем станут транспортными путями для активных молекул интенсивных косметических средств. Если реки превратятся в болота и озера, то даже самые драгоценные ингредиенты не смогут проявить необходимой активности.

Косметологи нечасто говорят о профилактике с клиентами старше 35 лет. Многие считают, что в этом возрасте уже необходимо заниматься активной коррекцией проявлений старения, меняя тактику и инструменты по мере необходимости. Это не совсем так, профилактика в этом возрасте может быть названа «опережающей коррекцией», и проводить такого рода процедуры будет актуально долгие годы, фактически, до стабилизации скорости процесса возрастных изменений и наступления истинного, биологического старения.

Программы опережающей коррекции должны быть направлены на укрепление «слабых точек», которые уже могут быть определены индивидуально. Повышенная мимическая активность определенных зон, несмотря на отсутствие сформированных морщин, может быть уменьшена с помощью препаратов ботулотоксина или средств наружной аппликации, содержащих нейротропные синтетические пептиды. Например, высокая активность лобной мышцы приводит к появлению постоянных очагов напряжения в мышцах-синергистах – круговой мышце глаза, скуловой мышце. Одновременно развивается атония антагонистичных мышц нижней трети лица. Конечно, можно подождать формирования «гусиных лапок», более выраженных носогубных складок и изменения линии овала, и только после этого предложить многоэтапную терапию этих изменений.

Тактика опережающей коррекции позволяет «выключить рычаг», который приводит к изменениям, что позволит отсрочить, а иногда и полностью избежать появления некоторых проявлений возраста. Опережающей коррекцией может быть контурная пластика определенных зон лица, в том числе и больших пространств, для поддержания соединительнотканного каркаса. Безусловно, с этой целью можно и нужно широко использовать поверхностные пилинги, не слишком популярные у косметологов для клиентов этой возрастной группы, в силу того, что поверхностное воздействие не дает моментального, яркого результата.

Но отсроченный результат стимуляции дермальных механизмов регенерации позволяет говорить об этой группе воздействий, как об обязательной ступени опережающей коррекции проявлений старения, которая позволяет поддерживать неизмененными и механизмы защитной пигментации, и синтез гиалуроновой кислоты, и синтез коллагена и других структурных элементов. К сожалению, в тот момент, когда активность коллагеназ и эластаз уже достаточно высока, достаточно сложно получить впечатляющий и стабильный во времени результат. Но если параллельно с программами рутинного косметического ухода и активной терапии, постоянно ведется работа «на будущее», то можно рассчитывать на объективное продление «косметической молодости» при полном сохранении естественного вида.

Три этапа профилактики возрастных изменений

Таким образом, в профилактике возрастных изменений, предлагается выделить три этапа:

 

18-25 лет

Лечение и профилактика акне и постакне, адекватная защита от солнца, здоровый образ жизни.Стимулирующая профилактика

25-35 лет

Программы оксигенации тканей, стимуляции кровообращения, активный дренаж, себорегуляция и мембранопротективное воздействие.Опережающая коррекция.

35 лет и старше

Выявление индивидуальных проблем, коррекция гипермимии, контурная пластика, поверхностные химические пилинги, программы глубокого увлажнения и стимуляции фибробластов.

Построение схемы профилактики и проведение профилактического ухода требует от косметолога высокой профессиональной квалификации, особенно на этапе опережающей коррекции. Фактически, косметолог должен предвидеть появление определенных изменений на тканевом уровне, опираясь на свои знания анатомии, физиологии и профессиональный опыт, который нарабатывается за долгие годы ежедневной практики.

В области терапии возрастных изменений последние годы стали революционными и принесли с собой принципиально новые возможности воздействия.

Каждый год появляются новые исследования в области дерматологически активных препаратов, новые активные вещества вводятся в рецептуры косметических средств, рекламные обещания становятся все более фантастическими, а ожидания наших пациентов все более смелыми. Практикующему косметологу достаточно трудно разобраться в том, насколько оправданы рекламные лозунги и чем так замечателен новый крем, появившийся в знакомой косметической линии. К сожалению, знания косметической химии у подавляющего большинства специалистов весьма скромные, и далеко не всегда косметолог способен прочитать и проанализировать рецептуру препарата.

Что стоит за словами «нанокосметика»? «Биоревитализация»? «Биологически активные пептиды»? «Матричные носители»? Зачастую косметолог произносит новые термины, не имея ни малейшего представления, что они значат, просто стараясь соответствовать моде, продемонстрировать профессионализм.

Однако, без знаний о результатах современных исследований, без понимания практической ценности и характеристик ингредиентов, невозможно полноценно работать с большинством профессиональных процедур и косметических линий. Сегодняшняя косметология требует не только техники исполнения процедуры, но и достаточно глубоких знаний, которые позволяют индивидуализировать программу ухода для каждого клиента, планировать стратегию терапии на несколько лет вперед, предвидеть определенные эстетические проблемы, вовремя предлагать профилактику, выбирать оптимальный метод коррекции в любой ситуации.

Новинки последних лет.

Очищающие средства.

Классическое очищение кожи подразумевает омыление загрязнений и кожного сала и максимально полное удаление их, без изменения основных дерматологических характеристик. Фактически, основная новая тенденция в профессиональном очищении лица – это уход от концепции «нейтрального очищения». Современное профессиональное очищение кожи подразумевает возможное изменение кислотности кожи, влияние на интенсивность салоотделения, выравнивание кожного рельефа и некоторые другие возможности. Очищающий препарат перестал быть нейтральным средством и стал средством активным, оказывающим терапевтический и профилактический эффект.

Многие десятилетия концепция очищения кожи была неизменной. Интересно, что классический протокол профессионального очищения кожи разработал Макс Фактор, в начале прошлого века. Приехав в Голливуд из России, где начиналась его профессиональная карьера, он разработал новый вариант сценического грима, заменивший театральные «грим-маски», на основе муки и вазелина. Новый крем был плотным, эластичным, не таял под светом софитов, но и не смывался водой. Поэтому для его снятия Фактор использовал чистый вазелин. Вазелин смывал грим, но оставлял на коже плотную жирную пленку. Жир смывали горячей водой с мылом, поры в результате такого воздействия растягивались, для того, чтобы предотвратить их расширение, кожу протирали спиртовым лосьоном. Спирт стягивал, дубил и высушивал кожу, для ее смягчения наносили питательный крем на основе ланолина. Таким образом и появилась классическая последовательность «молочко-вода-тоник-крем». Декоративная косметика сейчас снимается легко, для ее растворения нет необходимости использовать жиры и мыла на основе каустической соды, как это было раньше, но принцип стал традиционным и изменить его не так просто.

В современных очищающих средствах широко используются новые поверхностно активные вещества (ПАВ).

На смену лаурилсульфатам, обладавшим выраженным повреждающим действием, пришли лауройлсульфат, лауретсульфаты, производные кокосового масла (кокоамиды), неионные ПАВ. Все они обладают свойством мощного пенообразования, не повреждают липидные мембраны и клеточные структуры, хорошо растворяют и удаляют загрязнения, практически не повреждая кожу. Более того, некоторые современные муссы могут быть рекомендованы и для обработки поврежденной кожи, и даже для очищения слизистых. Кроме того, что использование новых ингредиентов позволяет глубоко и бережно очищать поврежденную и сверхчувствительную кожу, важно понимать, что такого рода очищающие пенки достаточно универсальны, подходят для любого типа кожи, от молодой проблемной до возрастной обезвоженной. Соответственно, для профессионального косметолога достаточно иметь один препарат для снятия макияжа в арсенале. В домашнем уходе большую популярность приобрели лосьоны для очищения кожи, основными активными компонентами которых являются силиконы, полисахариды и синтетические полимеры, которые растворяют загрязнения и макияж без омыления. В такого рода препараты возможно ввести достаточные концентрации активных веществ и создавать композиции, предназначенные для решения определенной проблемы – по типу кожи, характеру возрастных изменений, сосудистого профиля кожи и характера пигментации. Таким образом, очищающий препарат становится препаратом терапевтическим.

Косметологу, работающему с такого рода препаратами, важно понимать, при назначении терапии определенной косметической проблемы, очищающий препарат должен обязательно соответствовать линии косметического ухода. Это дает возможность избежать нежелательных реакций при нанесении кремов и сывороток на очищенную кожу, получать синергический эффект, ускорить получение принципиальных терапевтических эффектов и их стабильность.

Лосьоны-тоники из группы очищающих средств окончательно перешли в группу активных средств, что находит отражение в их названиях: все чаще они называются «активными растворами», «активными лосьонами» и «активными тониками». Водорастворимые ингредиенты, в первую очередь полисахариды, водорастворимые витамины, некоторые микроэлементы, гиалуроновая кислота, бета-глюканы позволяют использовать их в качестве увлажняющих сывороток. Безусловно, это должно находить отражение и в рекомендациях по использованию: такого рода препарат не должен наноситься с помощью салфетки, и протирать лицо тампонами или смоченными в растворе ватными дисками неоправданно. Активный лосьон можно наносить на лицо кончиками пальцев, но оптимальный способ – распыление на очищенную кожу. Это позволяет получить эффект имбибирования, равномерного пропитывания верхних слоев эпидермиса эффективными ингредиентами. Еще один вариант современного «тоника» - это раствор, содержащий кислоты – гликолевая, молочная, яблочная, салициловая кислота, комплексы более крупномолекулярных фруктовых кислот последние годы входят в состав многих тонизирующих препаратов, предназначенных для ухода за жирной и проблемной кожей, средств для решения возрастных проблем.

Эти препараты могут наноситься с помощью тампона или диска, но косметолог должен научить клиента правильному нанесению тоника. Препараты, изменяющие кислотно-щелочное равновесие кожи, наносятся методом промакивания, а не протирания, во избежания травмирования и раздражения кожи.

Косметические средства активного ухода.

В этой области развитие происходит постоянно, практически ежемесячно появляются новые ингредиенты и технологии нанесения. Главными изменениями последних лет стали не только новые молекулы, но и возможности транспортирования ингредиентов в более глубокие слои кожи и даже подкожной жировой клетчатки, контроль скорости высвобождения и более точное дозирование препаратов. Те же ингредиенты, которые были известны косметологам не один десяток лет, в двадцать первом веке приобрели новое значение и потребовали изменения рецептур, протоколов и подхода к использованию.

Сферулиты, липосомы, липосферы, микросферы, тегасферы, микросомы и так далее – так называют транспортные частицы, которые сами по себе не оказывают активного действия на ткани. Имеет значение только то, что в них «упаковано».

Первые транспортные сферы были однослойными и относительно простыми, но уже они позволили заметно повысить эффективность косметических средств, что в первую очередь нашло применение в противовозрастном уходе. Если обратить внимание на то, как выглядят пятидесятилетние звезды Голливуда конца восьмидесятых и их ровесницы конца девяностых, становится очевидным то, что у эстетической медицины и косметологии появилось новое, эффективное оружие. Именно на этот период пришлось появление многослойных транспортных молекул, которые оказались способны преодолевать защитный барьер кожи, погружаться до уровня базальной мембраны эпидермиса, постепенно высвобождая активные вещества, заключенные внутри. Новые эмульсионные текстуры способствуют активному транспорту. Тяжелые, масляные, окклюзивные основы кремов уходят в прошлое. На сцене появились микроэмульсии, инвертированные эмульсии, гелевые и гелеэмульсионные препараты – основное их преимущество заключается в легком и равномерном распределении, активном и быстром проникновении, родстве с липидами мембран, возможности пропитывания верхних слоев кожи, протекания в волосяные и сальные фолликулы, контакта с сосудистыми структурами кожи. Надо сказать, что эти преимущества небезобидны, за все приходится платить – повышение эффективности транспортных систем неизбежно приводит к повышению риска осложнений и побочных эффектов.

В сущности, десять лет назад косметический препарат мог вызвать банальную аллергическую реакцию, раздражение кожи, в крайнем случае, кратковременное изменение характеристик кожного барьера. Сегодня неправильно подобранный препарат может в считанные дни привести к гипертрофированному салоотделению, развитию сосудистых реакций, нейровегетативного воспаления, усилению фиброза, развитию атонии пор и устья фолликулов.

Активность и эффективность кремов, гелей и сывороток иногда создает обманчивое впечатление ненужности специалиста, иллюзии самостоятельности клиента. На самом же деле, активная косметика гораздо более требовательна, даже опытному специалисту необходимо регулярно проходить обучение по работе с новыми линиями, адаптировать возможности препаратов к особенностям климата, воды, сезона, индивидуальным проблемам каждого человека. Купленный наугад дорогой и эффективный препарат работает по принципу «пойти туда, не знаю куда и принести то, не знаю что», и в большинстве случаев разочаровывает покупателя.

Многие эксперты и разработчики косметических препаратов единодушны в одном – при наличии хорошей текстуры даже простая и недорогая рецептура может быть очень эффективной. На сегодняшний день использование фосфолипидных ламеллярных эмульсий, растительных полисахаридов, микростеаратов, силиколипидов, сквалана и других насыщенных жиров в качестве основы для защитных и увлажняющих препаратов совершили практически революцию в области базового ухода. На смену вязким и окклюзивным кремам пришли легкие средства, которые восстанавливают собственные защитные способности кожи к удержанию влаги и восстановлению мембранных структур. В принципе, для кожи без выраженных признаков старения и эстетических дефектов такого базового ухода может быть достаточно на долгое время. Но ошибкой было бы считать, что лаконичные современные рецептуры на современных базах могут быть дешевы. Тезис «между дешевой и дорогой косметикой нет разницы» по-прежнему далек от истинного положения дел. Да, может быть, экстракт ромашки или василька, входящий в состав препарата, стоит недорого, производится традиционными методами. Но сама основа – высокотехнологичная база, может стоить дороже в десятки раз и именно она сделает возможным получение тех эффектов от давно известных растительных экстрактов, которые раньше были описаны только в лабораторных «идеальных» условиях.

Конечно же, новые активные молекулы, действие которых направлено на получение определенного терапевтического эффекта, имеют для косметолога огромное значение. Особое место в косметических рецептурах занимают витамин С и производные ретинола. Несмотря на то, что эти ингредиенты появились относительно давно, только в последние годы они действительно широко распространились, как эффективные и относительно безопасные ингредиенты профессиональных формул.

Витамин С, или аскорбиновая кислота, один из наиболее известных антиоксидантов. Универсальность ее воздействия на дерму и эпидермис, пожалуй, делает аскорбинку самым востребованным веществом в профилактической и коррекционной косметологии. Однако, проблема состоит в том, что молекула солей аскорбиновой кислоты крайне неустойчива, быстро разрушается при воздействии многих внешних факторов, а тем более – при нанесении на кожу. Последние несколько лет в рецептурах стали шире использовать аскорбат магния, наиболее устойчивое соединение аскорбиновой кислоты. Но только введение аскорбата магния в транспортные многослойные молекулы позволило говорить о действительно комплексном воздействии витамина С на эпидермис и дерму. Антиоксидантный эффект, снижение активности тирозиназ, стимуляция синтеза коллагена, подавление активности коллагеназ дермы и фибролитический эффект – основные эффекты витамина С, при условии его сохранения в стабильной форме и адресной доставке к базальной мембране. В остальных случаях, к сожалению, максимальный эффект – легкая эксфолиация на уровне рогового слоя эпидермиса и умеренное выравнивание кожного рельефа.

Эффективность ретиноидов в омоложении кожи последние несколько лет не подвергается сомнению. Тем не менее, далеко не каждый препарат, в составе которого заявлен витамин А, может продемонстрировать истинную эффективность – огромной проблемой является нестабильность молекулы.

Поэтому препараты, содержащие ретиноиды, могут имеет самый разный уровень эффективности – от разочаровывающего до потрясающего. Важным моментом для предварительной оценки эффективности будет наличие активных транспортных частиц и относительно стабильная форма препарата, например, ретинил пальмитат. Низкие дозы, разрешенные к использованию в косметологии, не связывают с повышенным риском осложнений, характерных для ретинола. При этом, репаративное и стимулирующее действие может и должно быть выраженным. Критерием эффективности может являться объективное повышение общей эластичности кожи лица, шеи и декольте уже через 14-21 день от начала регулярного использования.

Препараты витаминов А и С, несмотря на то, что они «коронованы», как омолаживающие ингредиенты в современной эстетике, не вызывают удивления у наших пациентов – витаминные препараты стали привычными для людей, ведущих здоровый образ жизни. Однако, продолжают появляться и современные научные достижения в области косметической фармакологии, которые выглядят реализацией фантастической мечты косметологов. На сегодняшний день, пожалуй, наиболее яркой победой косметической химии стал новый класс синтезированных пептидов с заданными характеристиками.

Согласитесь, звучит фантастически – препарат для области глаз, который одновременно убирает отечность, разглаживает и наполняет морщинки, осветляет и повышает эластичность кожи века. Но при нанесении за пределами глазницы этот ингредиент не проявляет никакой эффективности! Такие препараты в последние годы стали реальностью. Метод бактериального синтеза используется для создания заданной аминокислотной последовательности, которая и определяет биологическую активность конкретного ингредиента. Сейчас существует несколько сотен активных молекул, которые могут использоваться для создания косметических препаратов. Короткие пептиды, которые являются биорегуляторами, факторами роста клеток, нейротрансмиттерами, антиоксидантами объединяют в группу антиэйджинг пептидов. Например, активные дипептиды (L Carnosin), способны инактивировать активные формы кислорода и свободных радикалов, оказывают стабилизирующее действие на клеточные структуры. Гистидинсодержащие трипептиды (трикомин и другие) используются, как носители ионов меди, стимулирующие синтез коллагена. Конечно, легче всего преодолевают эпидермальный барьер короткие молекулы, однако решающее действие имеет гидрофобный индекс молекулы – в частности, нонапептид с высоким содержанием положительно заряженных остатков аргинина, легко преодолевает не только плазматическую, но и ядерную клеточную мембрану. Для облегчения транспорта пептидных соединений широко используются гидрофильные энхансеры, такие, как спирты, альдегиды, кетоны и жирные кислоты.

Огромным преимуществом пептидов является их нетоксичность и отсутствие общего действия, поскольку в составе косметического препарата они гидролизуются до свободных аминокислот, теряя иммуногенность и аллергенность. Пептиды легко стандартизуются, доступны для массового производства.

Безусловно, именно пептидные рецептуры должны определить будущее профессиональной косметологии, и первые ласточки пептидной косметики уже можно увидеть в современных препаратах – гексапептиды, блокирующие активность мимической мускулатуры, пентапептиды, способствующие наполнению борозд дермы, октапептиды, снижающие интенсивность разрушения коллагена. Пептидные рецептуры требуют разработки новых, адаптированных протоколов и точного следования рекомендациям разработчиков. Косметологам нужно быть готовыми к принятию правил фармакологической коррекции – накоплению терапевтической дозировки, поддержанию активной дозы, профилактике выведения активного препарата до достижения планируемого эффекта. Уходят дни, когда косметолог мог закрыть глаза на некоторую нерегулярность использования препаратов, «простить» клиенту забывчивость, зная, в глубине души, что недельный перерыв в нанесении крема ничего не изменит. Активные пептидные композиции должны быть нанесены на кожу с рассчитанными промежутками, в определенных дозах. Скорее всего, это будет удобно делать именно в рамках профессиональных процедур, что усилит роль специалиста в регулярном уходе и снова актуализирует профессиональный уход для многих клиентов.

Последние годы были непростыми для классической косметологии. Инъекции, химические пилинги, выход в розничную продажу некоторых профессиональных брендов привел к тому, что клиенты стали посещать косметологов реже, относиться к косметическим процедурам с некоторым скепсисом. Во многом это было оправдано – глубина проникновения классических ингредиентов зачастую была ограничена поверхностными слоями эпидермиса, основы кремов и сывороток не позволяли добиться того эффекта, на который были нацелены формулы, созданные биохимиками. Время многое изменило – многие ингредиенты, которые используются в новейших рецептурах, проявляют себя ярче именно при аппликации, при весьма скромном эффекте инъекционного введения (ярким примером тут является аскорбиновая кислота). Пептидные композиции позволяют получить именно направленные и прогнозируемые эффекты, при низком риске осложнений, характерных для инъекционных путей. Конечно, роль инъекционных методик, срединных и глубоких пилингов остается значимой и эти методы иногда позволяют быстро и эффективно «стереть следы времени». Но сочетание продуманной профилактики и разумной терапии позволяет сохранить не только внешнюю молодость, но и естественный внешний вид, что для подавляющего большинства пациентов важнее многих других результатов.