Последние пять лет, что я работаю в от­деле красоты журна­ла Vogue, я только и делаю, что охочусь заВэл Гарланд. Она — самая знаме­нитая визажист Великобритании и арт-директор Yves Saint Laurent, и я не питаю иллюзий по поводу якобы отсутствующего макияжа на ее лице. Наверное, если бы я встре­тила эту белокурую женщин рань­ше, приняла бы ее за симпатичную учительницу, скромно поправляю­щую очки в черной оправе. Но я-то вижу, что за этой мягкостью облика и сбивчивой речью с бесконечной присказкой «you know...» стоят харизма и профессионализм, принес­шие ей славу во всем мире.

 И вот - случилось! Вэл Гарланд согласилась работать для русского Vogue на «рождественской» съемке. После долгих переговоров ей удает­ся выкроить день в плотном графи­ке. Советуюсь с фэшн-директоромСаймоном Робинсом, который то­же давно бегает за Гарланд. В какой форме отправить ей бриф? Под­робный, с картинками, или мож­но обойтись двумя словами? «До­статочно обозначить тему, — сове­тует Саймон. — Увидишь, Вэл нас всех удивит».

 Удивляться мастерству Вэл Гарланд нам предстоит в Лондоне, на съемке под кодовым названием «Как выглядеть сногсшибатель­ной». На поставленный вопрос она отвечает тут же: «Нужны неожи­данные сочетания цветов, драма­тические стрелки и театральные спецэффекты».

Вместе с фотографом Ми­гелем Реверьего и парикма­хером Питером Грэем они решают, что прически в этой фотосессии на вторых ро­лях, и модели Айкелин де­лают тугой, «зализанный» пучок. Вэл убеждает сти­листа Мэри Шей, что ло­гическим продолжением нарядов (кружевного платья, золотого ко­лье, атласной черной шляпы Louis Vuitton, похожей на башню) станет именно макияж.

«Моя идея состояла в том, что­бы отказаться от слишком предска­зуемого вечернего в пользу более смелого и провокационного маки­яжа, — рассказывает Вэл. — Vogue дал мне возможность пофантази­ровать. А коллекции теней, румян и помад Yves Saint Laurent помогли реализовать дерзкие замыслы».

Когда Питер закончил с приче­ской, Вэл взялась за кисть: «Если хотите знать мое мнение, то я счи­таю, что все эти тональные кремы, пудры, консилеры — не самые про­стые вещи в использовании. Поэтому с недавних пор у меня всегда под рукой кисть-тон Top Secrets.

Очень удобно, когда мало времени на макияж, например, за кулисами показа: раз, выдавливаю каплю то­на, два, растушевываю ее кистью, три — кожа мгновенно получает здоровое сияние.

Дальше можно играть с румянами и добиваться объемного цвета».

Возможно, переход алых румян в розовые меня бы и не удивил, ес­ли бы в дело тут же не пошли жел­тые тени. Их Вэл нанесла на скулы и довела линию до самых бровей.

Неожиданные цвета появились и на глазах. Кто бы мог подумать, что черные платье и шляпа так вы­игрышно будут смотреться вместе с дискотечными желто-зелеными тенями и синими бровями? Кому, кроме Вэл Гарланд, пришло бы в го­лову нанести на веки оттенок № 18 помады Rouge Volupte, который стал еще ярче в окружении черных ресниц и бровей?

Но самые невероятные решения Вэл предложила для губ. Для одно­го из образов она покрыла их си­ним «лаком». Матовые розовые гу­бы заштриховала белым и голубым карандашами. А в одном из кадров губы модели выкрашены в золото и покрыты кляксами, нанесенны­ми поверх помады. Нет слов!

В полдвенадцатого ночи Вэл со­бирает чемоданы с косметикой: с утра ей надо быть на пресс-кон­ференции в Париже, а еще через 24 часа ждут в Канаде. В ее профес­сии без путешествий не обойтись, поэтому в следующий раз мы дого­вариваемся встретиться на съем­ке в Москве.

 





Загрузить еще