Мы продолжаем беседу с известным пластическим хирургом и специалистом по эстетической медицине Андреем Искорневым.

– Есть ли разница в европейском и американском подходах в эстетической косметологии?

– Да, огромная. Европейцы – аккуратисты и перестраховщики. Если вам нужно сделать блефаропластику (подтяжку век), вас попросят сто раз приехать на консультацию, потом предложат начать с контурной пластики, мезотерапии, а потом может и выполнят операцию. Американцы, наоборот, сочетают за один сеанс наркоза все возможное. Например, вы хотите подтяжку век, так вам предложат дополнить ее лазерной шлифовкой, подтяжкой скул, липосакцией подбородка и т.д. В результате, «на выходе» они получают ошеломляющий результат омоложения. Поэтому я стараюсь сочетать эти два подхода и жонглировать ими в зависимости от пациента.

– А с каким подходом вам приходилось сталкиваться в России?

– Столкнулся с тем, что многие частные клиники в России экономят на наркозе и предлагают выполнять достаточно объемные операции под местной анестезией. Это не то, что не современно, это даже опасно, так как во время такой операции пациент элементарно боится, у него поднимается давление, возрастает риск кровотечения. А для того, чтобы иметь качественную анестезиологическую группу, нужны разрешения на соответствующие препараты. Их сложно получить. Вот многие так и «выкручиваются».

– Многие уверены, что ради эстетических целей к пластической хирургии прибегают только тогда, когда ресурсы косметологии уже исчерпаны. Так ли это на самом деле?

– В корне неверно. Пластика и косметология не конкуренты, а сестры-близнецы. Пластическая хирургия направлена на изменение контуров, коррекцию недостатков, работу с объемами и симметрией, а косметология работает только с качеством кожи. Подтянутое лицо должно иметь соответствующую упругость, цвет, гладкость... Современная эстетическая медицина как раз и базируется на сочетании аппаратной косметологии, инъекционной косметологии и пластической хирургии. И только так результат превращения клиента будет натуральным и долгоиграющим.

– В косметологии на данный момент существует много интересных направлений. Какое из них вы могли бы назвать самым перспективным?

– Сейчас я увлечен методикой ультразвуковой аппаратной SMAS-подтяжки. SMAS – эта прочная подкожная структура из мышц и апоневроза, которую мы, хирурги, подтягиваем во время круговой подтяжки (фейслифтинга). Сейчас есть аппарат, который может подтягивать этот слой, не повреждая кожу. В результате мы получаем эффект хирургического омоложения без реабилитации и всего за одну процедуру. Конечно, при наличии слишком выраженных избытков лучше все равно сделать хирургию, но в возрасте 35-48 лет ультразвук просто незаменим.

– На ваш взгляд, возможно ли сегодня решить проблемы преждевременного старения кожи безоперационными методами?

– Частично, да! И к этому движется современная медицина.

– Какими?

– Сейчас мы даже вводим в кожу стволовые клетки, и это официально разрешенный метод улучшения качества кожи. А помните, сколько было шума и махинаций недобросовестных докторов по этому поводу еще 8-10 лет назад. Среди аппаратных технологий есть лифтинг, термолифтинг, фракционное лазерное омоложение, нитевой лифтинг, инъекционная подтяжка скул. И это только начало того, чем мы занимаемся сегодня.

– Многие косметологи сегодня все чаще говорят о том, что ботокс уходит в прошлое, так как его эффект недолговечен, а последствия его применения необратимы…

– Впервые это слышу. Некоторые вещи не меняются, и ботокс в том числе. Пока не придумали ничего более эффективного для коррекции преждевременных мимических морщин. Другой вопрос, что есть аналоги. Но это как Пепси и Кока-Кола.

– Чем же сегодня можно заменить ботокс?

– На сегодняшний день только эндоскопической подтяжкой лба и миотомией (когда в ходе операции мы специально блокируем мышцу лба, которая вызывает «гормошку» в области лба и межбровья).

– Андрей, в чем для вас заключается смысл понятия «профессионал»?

– Профессионал должен постоянно совершенствоваться. Несмотря ни на свой статус, ни на признание, ни на востребованность. Обычный доктор знает правила, профессионал же знает исключения.

– Что бы вы могли пожелать нашим читателям?

– Я всегда открыт профессиональному общению и обмену знаниями. Так что давайте встречаться и вместе обсуждать какие-то интересные направления и делать так, чтобы к нам в Россию приезжали учиться молодые специалисты в области anti-age. Я патриот (смеется).