Резник Анна Вячеславовна, дерматолог, косметолог, главный врач медицинского центра ARclinic, Санкт-Петербург.

Яхина Алиса Альфировна, дерматолог, косметолог, сертифицированный тренер Hyalual. Медицинский центр ARclinic, Санкт-Петербург.

Пациенты с розацеа вызывают определенные сложности в работе врача-косметолога, так как любые эстетические процедуры могут привести к обострению заболевания.

Инъекционная коррекция проявлений розацеа препаратом Гиалуаль по авторскому протоколу А.В.Резник расширяет возможности косметологии для пациентов с этим дерматозом.

Официальный сайт https://hyalual.ru/ 

YJ2MKvdki60.jpg



Розацеа – хроническое заболевание кожи, характеризующееся появлением высыпаний на коже лица. В патогенезе дерматоза лежит ангионевроз зоны иннервации тройничного нерва [1]. Лечением данного заболевания занимаются преимущественно дерматологи, однако в последние годы врачи-косметологи активно разрабатывают протоколы ведения пациентов с данным заболеванием.

Это неудивительно, ведь высыпания локализуются на коже лица - «поле работы» косметолога. Они представляют собой центрофациально расположенные эритему, телеангиоэктазии, папулы, пустулы, в зависимости от подтипа и тяжести заболевания

Пациенты с розацеа (преимущественно 1 и 2 подтипов) занимают определенную долю среди пациентов врача-косметолога. У этих пациентов инъекционные и аппаратные процедуры проводятся с опаской и боязнью вызвать обострение розацеа. Но применение препарата Гиалуаль, сочетающего в своем составе гиалуроновую и янтарную кислоты, расширяет спектр процедур для пациентов с этим дерматозом.

Данные о влиянии янтарной кислоты на звенья патогенеза розацеа постоянно расширяются.

Напомним, в основе патогенеза розацеа лежит воспаление, инициируемое при участии TLR2 (Toll-like receptor, Толл-подобные рецепторы) кератиноцитов при воздействии ультрафиолета, высоких и низких температур, антигенов (хитиновой оболочкой D. folliculorum, гликопротеидами B. oleronius), нейропептидов, вырабатываемых при стрессе (нейроиммунные механизмы) или формировании висцеро-кутанных рефлексов [7,8]. Следующим этапом происходит выброс воспалительных протеаз (матричные металлопротеиназы, калликреинкиназы) и антимикробных пептидов (альфа-, бета-дефензины и кателицидин LL-37) [4].

Янтарная кислота действует на матричные металлопротеиназы 2 типа, уменьшая их активность, что приводит к уменьшению воспаления.

Сукцинат натрия вызывает кратковременное расширение периферических сосудов кожи в зоне инъекции сразу после введения. Вместе с этим, через механизм экспрессии сукцинат-зависимых рецепторов на сосудистой стенке оказывает отсроченное вазоконстрикторное действие. Что целом может восприниматься как «тренировка» расширенных при розацеа сосудов с тенденцией к устойчивой вазконстрикции. Вазоконстрикторное действие сукцината успешно применяется в смежных специальностях, например, в кардиологии [3, 5].

Ангионевроз области иннервации тройничного нерва приводит к застою крови в расширенных сосудах кожи лица, гипоксии тканей. Сукцинат натрия увеличивает сродство гемоглобина к кислороду, облегчает высвобождение кислорода, что улучшает оксигенацию тканей [3,6].

Перечисленные механизмы приводят к положительному клиническому эффекту инъекционного внутрикожного введения препаратов Гиалуаль (редермализация) у пациентов с розацеа в виде уменьшения яркости эритемы и количества папул.

Для коррекции проявлений розацеа мы разработали собственный клинический протокол редермализации (протокол А.В.Резник).

Мы предлагаем использовать 3 процедуры внутрикожного папульного введения препарата Гиалуаль в области лица с интервалом 2 недели.

При первой процедуре применяется Гиалуаль 1.1%, при второй Гиалуаль 1.8%, при третьей Гиалуаль 2.2%. Во всех трех вариантах препарата одинаковая концентрация сукцината натрия 16 мг/мл, но разная концентрация гиалуроновой кислоты: 11 мг/мл, 18 мг/мл и 22 мг/мл соответственно.

Использование препарата Гиалуаль 1.1% с минимальным содержанием гиалуроновой кислоты при первой процедуре обосновано целью минимизировать тканевой отек, тем самым «разгрузить» сосуды, уменьшить гипоксию тканей и создать максимально благоприятные условия для экспресии сукцинат-зависимых рецепторов на сосудах и последующей вазоконстрикции.

Постепенное повышение концентрации гиалуроновой кислоты в каждой последующей процедуре стимулирует постепенную выработку гиалуронидазы II типа (Hyal 2, межклеточная гиалурогидаза), вызывая постепенное разрушение высокомолекулярной гиалуроновой кислоты и поддерживая оптимальный баланс гиалуроновой кислоты в клетке и вне ее. [2]

Максимальная концентрация гиалуроновой кислоты при завершающей процедуре курса необходима для создания пролонгированной гидратации кожи в условиях нормализующейся работы сосудов.

После окончания курса мы рекомендуем поддерживающие процедуры редермализации каждые 2-3 месяца. Концентрация гиалуроновой кислоты в используемом для процедуры препарате продиктована состоянием кожи на момент процедуры. При увеличении количества папул и усиления яркости эритемы рекомендуем использовать Гиалуаль 1.1%, в случаях сохраняюшейся ремиссии Гиалуаль 1.8%.

Клинический случай

Пациентка 38 лет. Жалобы на стойкое покраснение кожи лица при смене температуры окружающей среды, а также на высыпания кожи лица, периодическое жжение и покалывание кожи данных участков.

Вышеперечисленные жалобы беспокоят последние 8-10 лет. Наблюдется у дерматолога, проходила лечение с удовлетворительным клиническим эффектом, но последующими обострениями. Обследована у смежных специалистов. Отмечает ухудшение кожного процесса последние полгода.

Объективно

Тип кожи комбинированный. Фототип по Фицпатрику – 2. Морфотип старения по Кольгуненко смешанный. На коже лба, височных областей, щек, носа, подбородка очаги ярко-розовой эритемы, древовидно-разветвленные телеангиоэктазии различного диаметра, единичные розовато-красные папулы до 3 мм в диаметре, пустулы отсутствуют.

pinECj-C1hs.jpg


Диагноз: Розацеа, папуло-пустулезный подтип, среднетяжелое течение.

На фоне адекватно назначенного домашнего ухода назначена редермализация кожи лица комбинированным препаратом гиалуроновой и янтарной кислот Гиалуаль.

Препарат вводился внутрикожно папульно в область лба, висков, щек и подбородка после аппликационной анестезии.

При первой процедуре использован препарат Гиалуаль1.1 %-1 мл, при второй Гиалуаль 1.8% - 1 мл и при третьей 2.2 % - 2 с интервалом 2 недели.

После проведенного курса редермализации пациентка субъективно отметила уменьшение количества высыпных элементов.

wHAQamnsVZI.jpg



Пациентке даны рекомендации по устранению провоцирующих розацеа факторов, применению домашнего ухода, а также назначен курс поддерживающих процедур редермализации 1 раз каждые 2-3 мес.

Оценка результатов проведенного курса процедур проводилась на основании данных фотосъемки и положительной динамики со стороны кожного процесса, отмеченных пациенткой субъективно. При сравнении фотографий, сделанных до и после курса процедур, выявлено уменьшение яркости эритемы кожи лица, количества и выраженность папул.

Таким образом, редермализация препаратом Гиалуаль по протоколу А.В.Резник показывает клиническую эффективнось у пациентов с папуло-пустулезным, а также эритемато-телеангиэктатическим подтипом розацеа. И может быть рекомендована в составе монокоррекции и в сочетании с аппаратными и световыми методиками лечения розацеа. А также в качестве подготовительной терапии у пациентов с розацеа перед любыми травмирующими косметологическими процедурами.

Подробнее о препарате на сайте https://hyalual.ru/ 

UMs-GFoUqHQ.jpg




  1. Аравийская Е. Р., Самцов А. В. Федеральные клинические рекомендации по ведению больных розацеа //Российское общество дерматовенерологов и косметологов. – 2015.
  2. Коробкова Е., Озерская А. Гиалуроновая кислота Размер имеет значение: зависимость косметического эффекта от размера молекулы гиалуроновой кислоты //Косметические средства. – 2015. – №. 1. – С. 52-62.
  3. Резник А. Антиоксиданты или адаптогены //KOSMETIK international. – 2017. - №. 5. С. 122-125.
  4. Хайрутдинов В. Р. Розацеа: современные представления о патогенезе, клинической картине и лечении //Эффективная фармакотерапия. – 2014. – Т. 3. – С. 32-37.
  5. Aguiar C. J. et al. Succinate modulates Ca 2+ transient and cardiomyocyte viability through PKA-dependent pathway //Cell calcium. — 2010. — Т. 47. — №. 1. — С. 37–46.
  6. Lukyanova L. D. Mitochondrial signaling in hypoxia //Open Journal of Endocrine and Metabolic Diseases. — 2013. — Т. 3. — №. 02. — С. 20.
  7. Steinhoff M., Schauber J., Leyden J.J. New insights into rosacea pathophysiology: a review of recent findings // J. Am. Acad. Dermatol. 2013. Vol. 69. № 6. Suppl. 1. P. S15–26.
  8. Yamasaki K., Gallo R.L. Rosacea as a disease of cathelicidins and skin innate immunity // J. Investig. Dermatol. Symp. Proc. 2011. Vol. 15. № 1. P. 12–15.