«Папа взял бутылку коньяка и поехал к соседу директора киностудии»
Небольшое здание в центре города. По спине - легкий холодок: величественно-экранный образ Аллы не дает покоя: а вдруг она неприступна и надменна? А вдруг... Поздно. Захожу. В комнате несколько девушек, учениц Аллы. Их лиц почти не видно - все в работе. Но где же Сама? Вдруг, будто ниоткуда, ко мне, улыбаясь, направляется стройная, ухоженная женщина. «Здравствуйте, вы Таня? - говорит она совсем не экранно. - Присаживайтесь, сейчас мы вас накрасим. Меня тут же попустило», и, расположившись посреди салона, мы с Аллой Архиповной немного пообщались. Макияж мне сделали чуть позже.
- Мои родители очень любили друг друга и меня, свою единственную дочь. Как все интеллигентные люди, желали для меня исключительно высшего образования. Но случилось то. что случилось: моя школьная подруга снималась в дипломной картине Эмиля Лотяну и привела меня на съёмочную площадку. После чего я объявила родителям, что хочу там работать. Были уговоры и доводы, но я оказалась очень упорным человеком: хочу - значит, буду. Папа молча взял бутылку коньяка и поехал к одному высокопоставленному приятелю, соседом которого был директор киностудии. Они сели втроем, выпили, поговорили... В общем, я проработала гримером на киностудии неполный год и мой художник по гриму, который взял меня на картину («Бегство из рая» реж. А. Гордон) ученицей - Климов Павел Петрович, созвонился с моим отцом и посоветовал отправить меня учиться в Одесское Театральное Художественно-техническое училище (единственное в Союзе) на специальность «художник по гриму». Это учебное заведение существует и сегодня. Но то время, когда училась я, было расцветом. Директором была Козлова Тамара Михайловна, прекрасный скульптор и талантливый педагог, которая сумела собрать такую плеяду педагогов, о которых мы сейчас вспоминаем, преклонив колена. Историю костюма преподавал сам Константин Кириякович Стамеров, по его учебникам сейчая преподают в ВУЗах, а курс оперетты вел легендарный Михаил Водяной, помните: «...и чего я такой в тебя влюблённый?... «Свадьба в Малиновке». Учиться было интересно уже хотя бы потому, что почти все эти педагоги были личностями, великолепно владели своими предметами, любили их, умели заитересовать студентов так, что мы слушали их, разинув рот. В училище были набраны курсы драмы и опереты и мы все - будущие художники по гриму, художники по костюму, художники - бутафоры, художники по свету - занимались оформлением учебных спеактаклей. На сдаче этих проектов всегда присутствовало много известных режиссёров, директоров театров и киностудий. Это был реальный шанс получить приглашение работать для всех нас. Мне повезло в жизни, нет большей удачи, чем окружение из достойных людей, а они рядом со мной и сегодня.
...Как я попала в Киев? Совершенно случайно, по пути в Москву. Так сложилось, что я осталась и с 1979 года работаю на киностудии им. А. Довженко. Гримерным цехом тогда руководила Нона ЛеонидовнаЧерная, которая собирала по Союзу лучших гримеров. В ход шло все: фиктивные браки, разводы, уговоры. В итоге она из курятника сделала лучший в Союзе гримерный цех! И опять мне повезло - я работала с известнейшими режиссерами: Т. В. Левчуком, Г. Р.Коханом, А. Муратовым, М. Ильенко, К. Бромбергом, Б. Савченко, Д. Черкасским, Б. Неберидзе - мегазвёзды, как говорят сегодня и такие же звёздные актёры снимались в их фильмах.
На какое-то время «моделью» для одной из учениц стала я. С профессиональным любопытством осматриваю рабочие места. Здесь все похоже на нее. Вспоминаю, как принц Флоризель показал преступникам странную кубическую картину, и все в один голос выдохнули: «Так это же Клетчатый!» Так и здесь: аура этой женщины материализуется на всех и всем, что ее окружает. На столах у девочек - её педантичность, сами они - её сдержанность и безукоризненность. Макияж длился больше часа. У меня ныла спина. Я с ужасом смотрела на Оксану, простоявшую все это время «буквой зю». Н-да, та еще работенка.

«Беженцев, солдат - две тысячи, и каждого (!) надо загримировать»
Пару дней спустя мы продолжаем разговор, но уже дома у Аллы Чури.
- Грим - труд тяжелый и нудный. Вообще, считаю, что всю жизнь занимаюсь не своим делом. Я всегда любила ткани, шила. рукодельничали. Проводила в магазине по ним рукой - и все внутри замирало, как на первом свидании. А еще мне хотелось попробовать себя в керамике, в росписи но шелку. Поэтому не люблю компаний - жаль тратить время. Мне никогда не было скучно с самой собой.
Просматриваем по видео рабочие моменты передач и фильмов. Вдруг документальные кадры: Сталин, Каганович, Калинин. Алла улыбается: «Это не хроника, это большой, 6-ти серийный, художественный фильм Г. Р. Кохана «Война». Грим членам политбюро я делала по фотопортретам, это так и называется «портретный грим» - самая сложная гримёрная работа. Всего несколько человек в Союзе владели этим виртуозным мастерством. Фильм «Война» сложный, тяжелый, очень объёмный и густо населённый. Ко всему - это не победный марш, а отступление 1942 года. Часто камера идет сквозь строй, лица хорошо видны, солдатские массовки до полутора тысяч человек, и каждого (!) надо загримировать и офактурить, а ещё вокруг беженцы, раненные в госпиталях и, конечно же, герои -актёры, которые отыгрывают свои сцены. Только такие маститые, грамотные и необыкновенно талантливые режиссёры могли поднять и организовать всё это необъятное действо».

«Быть красивой - тяжелый труд»
-Передачи «Волшебное зеркало» И «Фейсбилдинг» рассчитаны на рядових женщин, даже «модели» для макияжа были мои соседки, знакомые, просто люди с улицы.
Когда женщина красива - она спокойна и уверена в себе. Но красота - это не только макияж и фирменные тряпки. Главное - женственность и обаяние. Нужно упорно заниматься собой, совмещая работу, дом, детей. А что делать? От здоровья, красоты и внешнего вида в наше время зависят и карьера, и благополучие, и любовь.

Внучка сказала американцу: « Ты похож на Маугли». А он удивился: «А кто это?»
- К работе с иностранцами отношусь без ажиотажа. Профессионально, конечно, работают, особенно американцы. Но они очень амбициозны. Приезжают сюда и заявляют, что будут нас учить «делать украинский кинематограф», не интересуясь ни нашей историей, ни историей нашего кино. А ведь нам есть кем и чем гордиться. Но им это не нужно, есть только «мое здоровье, моя работа, моя семья» - все! Очень не хотелось бы чтобы к нам пришло такое западное воспитание. У нас рабочие сцены знают больше. В последней картине, где я работала, снимался Эванс Лурье - кинозвезда Голливуда, соратник Сталлоне. Моя внучка, которая хорошо знает английский, сказала ему: «Ты очень похож на Маугли». Он удивленно вскинул брови: «А кто это?» Еще в начале фильма я повздорила с их режиссером, так как мне не понравилось привезенное обеспечение (видно, брали, что подешевле). В общем, он все время пытался меня «посадить». Но к концу мы все подружились, а с актерами вообще расставались со слезами. А тот режиссер преподнес мне серебряную брошь, трепетно сказав - это работа Федоскина и фото с надписью: «Если бы не твой талант, я не сделал бы такой фильм».
В Голливуд впервые мы поехали по приглашению Д. Тернера, известного своим пристрастием к России. Он обжигался здесь, терял деньги - и все равно приезжал. Московский режиссер К.Бромбергом должен был снимать фильм «Оружие Зевса». Мы жили и отеле, где находятся президентские апартаменты, прошли по легендарным «Paramaunt» и «Universal», смотрели, что такое съемочная площадка по-американски, как работают режиссеры, актеры, операторы, познакомилась с ребятами, которые делали маски для «Фреди», «Кинг-Конга» и «Челюсти». Не хотелось уходить из знаменитого «Дома костюмов», где до сих пор целы и невредимы костюмы Греты Гарбо, Марлен Дитрих, Meрилин Монро и других легендарных актеров. Но через два дня поняла, что я - ужасная патриотка. Меня раздражало, что они в Голливуде так удобно живут. Это не зависть, просто у них нет повода для творческой неудовлетворенности. Их стимул -страх потерять работу. Но при этом, если у их гримера - вдруг! - нет чего-то под рукой, все - работа стоит. Нам этого не понять, ведь всегда можно что-то придумать, если включить голову.
...К сожалению, фильм не состоялся по вине российской стороны и мне было очень жаль, тогда я не знала, что ещё вернусь в Голливуд.
...После этого интервью я несколько раз встречалась с Аллой Архиповной. Ее невозмутимость настолько магнетична, что одним своим видом эта женщина может снять, любой мандраж. Но когда я увидела ее в работе, поняла, что притягивает к ней людей и делает их соучастниками ее сценария жизни, идей и замыслов. В ней есть то, что Марина Цветаева обозначила придельно емко: тайный жар. «Тайный жар и есть - жить», - писала она.

Татьяна ЛЯХОВИЧ
газета «Сегодня»