Сложно — это не значит невозможно. В этом и состоит различие между профессионалом и человеком, не готовым идти на эксперименты. Визажист Татьяна Харькова может воплотить любой придуманный ею образ. Главное—учитывать природные данные модели и потенциальные возможности ее внешности. Необычный макияж Светланы Лободы в клипе Алана Бадоева, интересные образы в «Модном приговоре» и «Шансе» - все это дело рук Татьяны Харьковой. Она не боится экспериментировать и любит яркие макияжи 50-х. Она создавала образы для группы «Алиби», «ВИА Гры» и Маши Фокиной. О том, как Татьяна Харькова пришла в профессию, как создаются образы и что следует учитывать в своей работе, визажист рассказала журналу «Макияж». А также поделилась с нами некоторыми своими «фишками».

- Каковы особенности корректирующего макияжа на телевидении, для фотосессии и для видеосъемок?
- В макияже и на телевидении, и для фотосессии, и для киносъемок важно всегда помнить о свете. Если предполагается яркое освещение, то можно смело делать коррекцию, так как свет съедает большую часть макияжа. При недостаточной коррекции лицо вашего героя или героини может выглядеть круглым, как луна. Поэтому при ярком свете смело можно использовать корректирующие средства.

- Есть ли существенные различия в работе для тело- и киносъемок?
- Для киносъемок я бы не стала делать сильную коррекцию, потому что там, как правило, используются очень крупные планы. Кроме того, свет во время киносъемки не заливной, а естественный, из-за чего коррекция будет очень заметна. Поэтому для сериалов и кино очень важно сохранять кожу как можно более естественной, чтобы не было видно толстого слоя фима. Что касается клипов, то в них можно делать все гораздо смелее - вы можете сделать макияж средней интенсивности и в зависимости от света добавить что-то или убрать. Посмотрев на исполнителя в монитор, вы можете все быстро откорректировать.

- Что вы обязательно учитываете при создании образа?
- В фотосессии все нужно оговаривать с фотографом. Есть актеры, певцы, которым мы вынуждены делать сильную коррекцию согласно их образу. Но в таких случаях нужно договариваться с фотографом и человеком, который делает постобработку, чтобы эту коррекцию немного растушевали и скрыли. Если этого не сделать, коррекция может быть слишком заметна. Но в любом случае она должна быть интенсивнее дневного макияжа. При съемках для портфолио необходимо создать как можно больше образов: в джинсах, в майке, не без макияжа, накрашенной до вамп-образа. Но при этом следует помнить о предрасположенности человека к тому или
иному образу. Если у девочки круглое лицо, курносый нос и кудрявые волосы, из нее трудно сделать женщину-вамп с прямым носом и высокими скулами.

- У каждого визажиста есть свои «фишки*», которые и создают его неповторимый почерк. Какие «фишки» есть у вас?
- Я очень люблю делать немножко размазанный макияж. Чтобы модель не начинала работать сразу после нанесения макияжа, а немного пожила в этом образе, косметика немного осыпалась, скаталась.
Мне нравятся влажные глаза и эффект ненакрашенного лица, при этом я делаю его чуть-чуть влажным, чтобы оно было живым.
В жизни эффект влажного глаза не будет смотреться. Он хорош для клипов и кино. Влажный глаз может использоваться для трагических сцен или утреннего макияжа. Он помогает раскрыть историю, которая изображена в клипе, зритель понимает, почему у героини немного размазан макияж. А на сцене это скорее всего не причитается.
Очень люблю делать макияжи в стиле 50-60-х годов, в которых используются накладные ресницы, красная помада, цветные тени...

- С кем вам интересно работать?
- Очень хорошо отыгрывают образы девочки из группы «ВИА Гра», которым мы делали как гламурные, так и естественные макияжи. В их клипах были сцены и в тюрьме, и под дождем, и везде они смотрелись органично. Цветные макияжи хорошо смотрятся на Маше Фокиной.
Хорошо отыгрывает образы Светлана Лобода. Но у нее есть свои условия, например, не опускать уголки глаз.
Я не очень люблю работать на тестовых съемках, потому что ты меняешь внешность человека, а он остается все тем же, встает в кадр, стесняется и ничего не может сыграть. А все перечисленные мною изменяются в зависимости от образа. К сожалению, есть певцы, которым идет только определенный макияж. Например, Наташе Могилевской подходит классика и вариации на ее тему, а в цветных тенях я ее не представляю. Но зато она великолепно играет перед камерой.

- Каково участие модели в создании образа? Насколько важны ее замечания и где та грань, которую модели не следует переступать в своих «советах» и «пожеланиях»?
- Профессиональная модель приходит, послушно садится и понимает, что она - всего лишь лицо. Модели - это полотна, на которых я должна нарисовать все, что угодно, и они ни слова не скажут, а пойдут и отыграют свой образ. Если модель начинает возмущаться или капризничать, я считаю это проявлением непрофессионализма.
С певцами и актерами ситуация иная - у них есть свой запоминаемый образ, и они хотят, чтобы их узнавали. Поэтому любой макияж необходимо выполнять так, чтобы исполнитель был узнаваем.

- С чего началась ваша карьера визажиста, ведь образование у вас совсем другое?
-Я совершенно случайно пришла в эту профессию: однажды меня, администратора салона красоты, попросили накрасить знакомую одного из мастеров. И на следующий день я уже работала визажистом. А по образованию я инженер-строитель.

- Было ли в этой профессии что-то неожиданное для вас? Что-то приятно удивившее или разочаровавшее?
- В начале я работала не для телевидения, а для фотосъемок. Я с любовью выполняла свою работу изо дня в день. А когда работаешь с любовью, все получается хорошо.Единственное, что мне не нравится - это условия работы в павильонах, где снимаются клипы. Как правило, в них очень холодно и грязно, а съемки длятся по 20-30 часов. Например, клип Лободы снимался 36 часов в режиме нон-стоп.

- Кого вы считаете своими учителями?
- Меня никто не учил, но был человек, с легкой руки которого я начала работать - моя подруга Света Рымакова. Она посадила меня возле моего первого клиента и сказала: «Это наш специалист Таня Харькова». Поначалу она отправляла меня на съемки, если не могла участвовать в них сама. Иногда мы работали вместе, и я. ничего не спрашивая, наблюдала за ее работой и так училась.

- Кто из визажистов с мировым именем вам импонирует?
- Мне очень нравились работы ныне покойного Кевина Окойна. А из современных визажистов я бы выделила Пат МакГрат. Зачастую зарубежные визажисты не умеют и половины того, что делаем мы. Они гордятся собой и придумывают красивые слова, например, «макияж DVD», но я считаю, что красить они не умеют. А вот Пат делает восхитительные работы. Она самородок.

- Откуда вы черпаете идеи для образов?
- На создание образов меня вдохновляют стилисты, то. как ониподбирают образ, одежду к нему, а также некоторые режиссеры. Например. Алан Бадоев, в отличие от многих других, знает, чего он хочет от визажиста. Он говорит: «Я хочу такую кожу...» или «Я хочу такой глаз...» и дает такое точное описание, что мне остается только понять, как осуществить его задумку.