Каждая встреча с Тео Деканом – это невероятно сильный энергетический заряд и лучший катализатор действий. Это человек, который умеет в своей творческой сфере все и даже больше, делает это лучше других, великолепно работает в команде и всегда фонтанирует идеями, которые планомерно воплощает в жизнь. С Тео можно (а главное — хочется) говорить об искусстве, моде, правильном подходе к своей деятельности, целеустремленности и адекватной оценке своих способностей. Он обладает поразительным свойством говорить только правильные вещи, которых порой уж очень не хватает в таком иллюзорном мире моды. О стереотипах, достижениях и профессионализме – далее в нашем интервью.

Тео, насколько сильно твоя жизнь изменилась с началом участия в проекте «Королева бала»?

Да ничего не изменилось. Я, как и прежде, езжу в метро, и если кто-то и узнает, то это не выглядит, как будто я супер-звезда, на которую нападают поклонники. А на телевидении я с 20 лет, поэтому для меня это не ново: я из Донецка, и на региональном канале я делал проекты-переодевания — делал женщин красивыми, так что за 15 лет своей карьеры я много всего видел. А сейчас мое участие в ТВ-проекте это лишь результат того, что на рынке нет хороших специалистов. Дело в том, что роль визажиста изначально была для меня неожиданной, но это просто ТВ-роль. Я же не работаю там четко по профессии — я соведущий, который занимается макияжем.

В Украине ТВ как таковое не делает звезд, потому что это связано с гонорарами, а у нас не хотят платить. У нас принято занижать самооценку, не поддерживать, не развивать, а наоборот – говорить, что у человека есть слабые места. В итого это позволяет платить меньший гонорар.

Нам с тобой достаточно хорошо известно, что большинство людей в модной сфере стараются все сделать по знакомству – мол, «ты мой друг, а давай ты сделаешь мейк бесплатно, а мы вот поставим твою фамилию» и т.д. Насколько урезался процент таких просьб в твой адрес сделать что-то «за спасибо» за последние года два?

Ты знаешь, ко мне ж на кривой козе так просто не подъедешь. Думаю, большинство знает, что я дорогой специалист, и тут не сработает дружба. Если проект бесплатный, в нем должна быть моя личная заинтересованность. Возможно, именно поэтому у меня прекратились коллаборации с нашими модными изданиями, которые даже в портфолио стыдно поставить.

Они не хотят платить?

Нет, они платят, просто работа с ними ограничивается накручиванием кудрей, и ни в коем случае не проявлением своей творческой стороны.

Делать все по стандарту, который они тебе предлагают?

Да. По стандарту, который есть только лишь в голове отдельно взятого fashion-редактора. Я могу сказать, что есть очень мало людей, с которыми я могу работать, или которые могут работать со мной – здесь двояко. Я как специалист один из самых сильных, и это доказывает неоднократное количество работ — они все качественные. А немногочисленное количество «лайков» указывает на то, что это не попса, а вызывает зависть, раздражение и двигает остальных к достижению результатов. И мне это нравится.

Как ты относишься к тому, что о тебе говорят?

Я не знаю, что обо мне говорят. Некоторые вещи я, конечно, слышу, но чаще всего доходят такие слухи, которые сами по себе лишь пустые разговоры. Но главное – я отмечаю даже среди своих друзей, что для большинства мои действия являются мотивацией: выше, больше, лучше, сильнее. Мое слово не расходится с делом, и качество работы основано на моем опыте. Как ты думаешь — 15 лет практики. Конечно, я с закрытым глазами могу красить и причесывать. Но на данный момент для меня это стало неинтересно, вот и все. Если бы мы делали интервью еще неделю назад, я бы не говорил такого. А на днях вот проанализировал свои работы, посмотрел на работы своих коллег – даже тех, кто работает с журналами и брендами... Даже соперничать не с кем.

Знаю, что большинство специалистов, когда начинают работать рядом со мной, испытывают дискомфорт — им кажется, что я умнее и т.д., хотя это не так. Просто я быстро связываю вещи в единую картинку и все четко формулирую. Не думаю, что у меня кругозор шире или уже, чем у кого-либо. Ведь все мы из Советского Союза.

Расскажи, сколько лет ты уже в Киеве, и где ты учился ремеслу, которым владеешь?

В Киеве я с 2004 года. Меня пригласила компания, которая на тот момент дистрибьютировала L’Oreal, и меня позвали как специалиста, так что с L’Oreal я дружу давно. До этого у меня была салонная практика в Донецке: для старых парикмахеров я всегда был выскочкой, для молодых – друг, товарищ, источник, чтобы научиться. Меня всегда это преследовало – периодически близкие люди пытались меня использовать.

Некое количество людей отсеялось из твоего окружения за это время?

Они все время отсеиваются. И скорее всего, это связано с тем, что они не видят себя рядом со мной. Я себя комфортно чувствую со всеми людьми и никогда не ставлю задачи своими знаниями или умениями унизить или показать кому-то его несостоятельность. Талант — он от бога, и я всего лишь руковожу, направляю свои умения. Не могу сказать, что я талантливее других. А чужие пустые разговоры приводят к популярности. Учитывая, что популярность не является для меня объектом вожделения. Если бы вы знали, чего я желаю, то удивились бы, наверное, – те, кто читает это сейчас.

Я учился классическому набору парикмахерского искусства. Большинство курсов я сдавал экстерном, потому что я у меня есть способность очень быстро воспринимать информацию на любом языке, затем быстро ее адаптировать и давать результат. Я быстро учусь, и сейчас я в процессе обучения. Для всех парикмахеров у меня hot news – я скоро оставлю профессию, так что можете расслабиться)))

Почему так?

Уже сейчас, прямо в этот момент, мною принято решение – я переключаюсь на другую сферу, связанную с искусством и музыкой. Плоды вы увидите позже в следующем году. Сейчас идет подготовительный этап. Я не бросаю практику частного характера в виде работы с клиентами в салоне. А вот все выступления, конкурсы, пропаганда парикмахерского бизнеса – мне это больше не интересно.

Ты решил переключиться, потому что считаешь, что делать два дела одновременно хорошо невозможно? Или просто парикмахерское искусство себя исчерпало? Или ты исчерпал себя в нем?

Я исчерпал себя в нем. Я посмотрел на работы своих коллег из Донецка: они сделали большую коллаборацию с Kerastase, и у меня просто сжалось сердце. Все, это конец — я увидел, КАК люди из моей профессии эту же профессию видят, и понял, что я с другой планеты. Это примерно как стоять вплотную у подножия 120-этажного небоскреба и смотреть вверх – в лучшем случае ты видишь несколько верхних этажей, а чаще – один только массивный вход в само здание. Когда не можешь оценить колоссальность, сложность. Просто потому что не можешь этого понять.

Владеть фотошопом и прилизывать локоны, доводя их до нужного состояния уже при помощи редактора – не для меня. Кто-то знает, как сделать это в фотошопе. Я же знаю, как сделать так, чтобы волосы уже в кадре смотрелись так, как нужно, без технических доработок. Мои снимки выглядят так, как должны выглядеть снимки самих волос и бьюти в целом. Снимки некоторых других ребят, на мой профессиональный взгляд как фотографа, стилиста, визажиста и парикмахера, выглядят очень по-мещански. Они не выглядят творчеством. Как будто кто-то хотел просто так самовыразиться – мол, я это сделал. Формат фейсбука, самодеятельность. Никого не хочу обидеть, но люди сами знают свою работу. И кто объективен хотя бы внутри — те понимают, что моя работа очень хороша. Поэтому я оставлю место для других – пусть делают лучше.

На съемках прошлым летом ты как-то сказал, что французы научили тебя никогда не отступать от намеченного плана по съемкам — то есть, в процессе шаг вправо-шаг влево уже не делается.

Да. На самом деле, все творчество заключается не в музе, которая приходит откуда-то. Это не просто пустое вдохновение — кто-то вдохновение ищет в дерьме а кто-то в золоте, и главное — свое вдохновение правильно проработать. Творческий процесс начинается, потому что на тебя что-то повлияло настолько, что побудило к действиям. Все должно выглядеть, как работа в кино, — есть сценарий, от которого нельзя отступать. Самое важное в фотосессиях и бьюти, и фешн – это то, что ты хочешь получить в итоге. Идти нужно от обратного. Сомнения в процессе работы порождают хаос. Поэтому, когда ты занимаешься уже самим процессом создания своего «мастерписа», то от тебя требуется лишь технический навык, а творчество нужно лишь ДО самого процесса. Конечно, во время работы может присутствовать момент воодушевления, музыка – для создания настроения. Это все делается для того, чтобы легче было переносить вот этот тяжелый труд.

В отличие от обширной фейсбук-аудитории, которая любит судачить о твоей личности, у меня о тебе представление гораздо более реальное, чем у тех, кто читает jetsetter, например))) И я однозначно не считаю тебя человеком из «тусовки», которая кочует с мероприятия на мероприятие. Частью какой тусовки ты сам себя считаешь?

Вот однажды один знакомый в разговоре бросает фразу: «Ну ты же в тусовке?» Я не понял, что это означает – быть в тусовке это хорошо или плохо?)) И какую тусовку он вообще имел в виду?)) Знаешь, это как стоять перед дурацкой картиной, на которой изображена непонятная мазня, а к тебе подходит некий знаток и восхищается. Ты не понимаешь, о чем вообще идет речь. И вот он на тебя смотрит и ждет подтверждения своим словам. И ты киваешь, мол, да-даааа))) Вот я тоже кивнул: мол, да — я в тусовке.

Потому что я всегда думал, что отношусь к тем, кого называют изгой. И получается, что на самом деле моя тусовка это «ты да я, да мы с тобой» — люди, с которыми у меня есть контакт, и чаще всего это люди, которые говорят и что-то делают, а не просто рассуждают. Ты, например. У тебя слово не расходится с делом — много работы, интересные материалы. Мулкиджанова, Волк, Бевза — те люди, с которыми у меня отношения не «Тео Декан», а те, с кем я без маски, с кем просто взаимное общение — с обменом, а не только с потреблением. И это моя тусовка.

Зная тебя, я всегда ассоциирую твою работу с фразой «Меньше слов – больше дела»…

Есть люди, которые только говорят, но ничего не производят. Есть люди, которые что-то производят, я к этим людям отношусь. Есть люди, которые без конца болтают попусту и ничего не производят, даже если они крутые тренера по системам обучениям чего-то. Производить – это значит не просто оказывать влияние, а иметь продукт. Критики, которые не производят ничего, которые не написали ни одной серьезной работы, — мнение таких людей бесполезно.

Есть хорошая притча: работы одного художника сильно критиковали. В один прекрасный день он предложил «критикам» посетить его дом, где он расставил свои картины и рядом с ними – краски. Мол, придите и исправьте. Никто не пришел.

Так вот, камни бросать легко, и я выбрал путь того, в кого их бросают, но ничего страшного. За это время у меня уже выросла броня. А собаки лают, но караван все равно идет.

Мы очень много заимствуем с запада. Есть стиль 4 столиц моды, по которым можно идентифицировать модников, дизайнеров – людей, которые и создают, и носят. Как ты можешь описать общий портрет украинской моды?

Это странный коллаж. Как у Дины Линник – украинские модели в ее коллажах с чужими лицами. Она фотографирует нашу модель, но лицо ставит западное. Вот так и выглядит наша мода. Мы своего лица стесняемся.

Наблюдая изнутри за процессом создания коллекции на примере работы Светланы Бевзы, я вижу, что основная проблема заключается с том, что государство не выделяет средств на поддержание легкой промышленности. Второй момент – война между Ukrainian Fashion Week и Kiev Fashion Days, которая остальному миру вообще без разницы. Хоть как назовись. Стороннему наблюдателю совершенно по фиг. Говорят, что UFW – старомодные, а KFD пока чего-то не хватает. Не знаю, почему одни старомодные, и чего не хватает другим. Я не знаю, как выглядит неделя моды изнутри в Милане, например. Я знаю лишь, что большие предприятия всегда очень бюрократичны. Бумажка к бумажке, сто ассистентов и основная цель – заработать денег.

Но у нас какие модники? Я с Бевзой из нового поколения. От 25 до 35 – новые модники, уже со вкусом. И тут рядом пара Дюденко – может, они и смешно выглядят, но без них будет иначе. Если бы все были такими правильными, как с показа Jil Sander, то было бы скучно, ведь все это сплошной entertainment. Меня Катя Осадчая почему не снимает? Потому что я скучный. О чем меня спросить? Я нормально выгляжу, хорошо работаю — скандала нет, нет интереса.

Люди массово готовы реагировать на что угодно, лишь бы у этого была поддержка толпы. К примеру, есть фаст-арт, а есть треш-арт. Судя по тому, что народ культивирует и лайкает на фейсбуке, кроме как на сексе, спекулировать больше не на чем. Гораздо легче перемешать дерьмо с золотом, сексом, и кровью, выложить на ФБ – все залайкают, никто ничего не поймет. Арт.

Ты права абсолютно. Знаешь, есть деньги и возможности. Но есть отсутствие культуры как таковой. За то время, что я активно взаимодействую с людьми, лет с 25, когда уже и шишек понабил, в моем кругу было и много нуворишей, и интеллигентов. Я видел и тех, и других, и знаю, как это все происходит на само деле. Большинство из тех молодых, которые сейчас на виду и эпатируют публику треш-артом, когда сядут за стол, как фильме «Красотка», не будут знать, за какой прибор браться. Так вот, такие вещи происходят и создаются от отсутствия культуры чаще всего.

Отрицание — это форма протеста, к которой прибегают либо чтобы привлечь внимание и «назло маме папе», либо же ты делаешь это, как говорила Миранда Пристли, потому что «все хотят быть на нашем месте». Все хотят в той или иной мере быть ведущими, главными, лидерами в своей сфере. Даже самая обычная бабка в туалете, продавая билет за 2 рубля и отматывая тебе бумагу, будет отмерять, СКОЛЬКО тебе ее нужно. То есть, даже в этом случае она королева унитаза. Все хотят быть важными, значимыми, влиятельными в какой-то момент.

И есть другой аспект — когда люди снимают с себя ответственность, плывут по течению. То, о чем ты говоришь, — это попытка самовыразиться и привлечь к себе внимание. Не секрет, что у нас есть молодые девочки-фотографы, которые снимают каждая в своей манере. Они хотят отличаться, удивлять, привлекать внимание. Сейчас они противоречат сами себе. Когда им стукнет лет по 30, они будут смотреть на свою работу, сделанную в 22, и будут улыбаться и понимать, что это была провокация и ничто иное.

Как тогда определяется художественная ценность той или иной работы? Фотографа, художника и так далее.

Чаще всего, во-первых, техникой. Во-вторых, неким бекграундом. Например, почему стал популярен Баския? Он держал карандаш, как ребенок. Он парень с улицы, у него есть бекграунд и есть выражение с помощью его рисунков и надписей. И это вызывает эмоции, настроение, и это и есть художественная ценность. Художественная ценность в перформансах Марины Абрамович – в том, что ты не можешь пройти мимо, тебя это цепляет. Искусство не обязано нравиться, но оно должно вызывать реакцию.

Что такое актуальное искусство сегодня?

Это использование новых технологий и отступление от правил, придуманных некогда ранее. Но в то же время – никто ведь не отменял правил композиции, выдержки, чтобы это было элементарно верно в эстетическом аспекте.

Мнение людей о тебе – это всего лишь призма, через которую они смотрят на тебя, настоящего?

Да. На самом деле, это хорошо. Почему – профессия парикмахера для меня на сегодняшний день заканчивается одним и тем же: неважно, будешь ты жить в Париже или в Киеве – если ты хочешь быть амбассадором L’Oreal, ты должен иметь свою школу и салон. Хочешь еще нечто большее — ты должен причесать Мадонну. А зачем? Мне неинтересно это. Из диалога с Бевзой: «Света, я просто не вижу перспективы в своей профессии», а она в ответ «Нет-нет, ты как раз ее видишь и очень хорошо, но ты ее не хочешь». И это правда.

Это все равно прикладное ремесло, и я хочу от него уйти. Можешь себе представить — у меня сейчас куча музыкальных записей. Я никогда в жизни не писал стихов на русском, а тут вышло так, что из меня прет лирика, да еще и на английском. Как будто кто-то подключает меня к некому источнику))

Посмотрим, что из этого выйдет. Пока я все начал серьезно. Моя музыкальная школа, которая имела место быть, возвращается в мою жизнь в другом ключе — все больше внимания я уделяю музыке в направлении композиторства, и уже есть результаты. В следующем году весной уже что-то покажу. Не хочу связываться с Украиной. Но знаешь, что бы я сейчас ни сказал, все опубликованное тобой лишь вызовет волну возмущения – мол, куда он прется?! Ребята, места хватит всем. Но знайте, что я и в новой сфере буду лидером. Так что просто примите это как факт!:)

Фото: Ирина Настевич