В «СОТРУДНИКАХ» МАС УЖЕ ПОБЫВАЛИ ГАРЕТ ПЬЮ, ДАФНА ГИННЕС, БЕТ ДИТТО И ДАЖЕ МИСС ПИГГИ, А ЭТОЙ ОСЕНЬЮ ДЕЛАТЬ ДЛЯ МАРКИ КОЛЛЕКЦИЮ МАКИЯЖА ДЕЛАЛА САМА КАРИН РОЙТФЕЛЬД.

В октябре была толпу и давку в корнере МАС в ЦУМе: только здесь  продавали коллекцию макияжа, которую самолично сделала Карин Ройтфельд – легендарный стилист, автор книги Irreverent, основательница журнала CR Fashion Book. В ожидании старта продаж смотрим, как выглядят придуманные ею тени, подводка, тушь плюс несколько продуктов-сюрпризов (все – с автографом Карин на упаковке). Любуемся на саму Карин – на рекламных постерах, снятых ее другом, фотографом Марио Сорренти. И читаем интервью, которые она вообще-то не слишком охотно раздает.

Карин, ваше первое воспоминание о косметике?

Я подвожу маме глаза черным карандашом. Это было в середине 1960-х, мама тогда носила платья Pucci с принтом и графичные стрелки. Провести ровные симметричные линии самостоятельно ей было сложно, и она просила меня помочь.

Наверное, и себе заодно глаза подводили?

Нет, совсем нет. Я даже своих кукол никогда не красила. В годы моего детства не было столько косметики, как сейчас. У мамы с бабушкой в косметичках было максимум три средства: тушь, помада и пудра. Зато теперь столько всего. Есть, чем соблазниться и из чего выбрать.

Это хорошо?

Может, хорошо. А может, и плохо. Но если вы знаете, что со всем этим делать, можно повеселиться.

Насколько важен макияж в съемках для журналов?

Важнее не бывает. И прическа тоже. Каждый раз, создавая образ, я начинаю именно с них. Иногда приходится в ходе съемки менять макияж и прическу по пять раз, ведь я смотрю на модель не только как на модель. Для меня эти девушки скорее персонажи какой-то истории, актрисы, а я должна создать для них «сценический образ». И это всегда спонтанный процесс.

То есть образ складывается за считаные минуты?

Верно. Я никогда не копаюсь в ретро-книгах о моде, не копирую подходящие ссылки, фотографии. Никогда. Сейчас очень легко погуглить материалы на любую тему и повторить, но я этим не пользуюсь, это не для меня. Интернет не стал частью моего творческого процесса.

Как бы вы описали свой макияж?

Небрежный, несовершенный, как будто сегодня он мне не удался. Я люблю кинематограф, и мне нравится представлять себя актрисой: вот у меня была грандиозная вечеринка и совершенно сумасшедшая ночь, я так устала, что уснула, не сняв макияж. А утром проснулась – под глазами следы от размазанной подводки и теней. Мне кажется, это очаровательно и сексуально.

Вы всегда так выглядели?

С тех пор как я в моде – да. Лет 25 или около того. Я не менялась, просто раньше люди не замечали мой макияж, потому что я начинала карьеру до наступления эпохи блогов и уличных фотографов, имейте это в виду.

У каждой девушки должен быть свой фирменный макияж?

Макияж – то, как вы выглядите с ног до головы. Общий вид. То, как вы ноги скрещиваете, сидя на стуле. Как ведете себя за столом. Макияж – это личность, а не коробочка с красками.

Что всегда лежит в вашей косметичке?

Черный карандаш для глаз. Если он есть – считайте, макияж полностью готов.

Расскажите о работе с МАС. Как все началось?

Они предложили сделать совместную коллекцию. Я удивилась, но как настоящая авантюристка, сразу согласилась и даже посоветовала привлечь к съемкам фотографа Марио Сорренти, хотя раньше он с МАС не работал. Рекламная кампания коллекции в черно-белой гамме – тоже моя идея. А поскольку креативный директор МАС Джеймс Гейджер по степени авантюризма даст мне сто очков вперед, он сказал: «Почему нет? Давай!» Вспомните, вы хоть раз видели черно-белую рекламу макияжа? Никогда. Это первая.

Как выбирали продукты для коллекции?

Очень просто. Здесь есть все, чем я сама пользуюсь: черный карандаш, тушь, щипцы для подкручивания ресниц. Еще накладные ресницы, маленькие пучки – я обнаружила, что с ними глаза кажутся большими. И бронзер, ведь легкий оттенок и сияние на скулах – это красиво. Я не особенно люблю красить губы, поэтому в коллекции всего одна помада, увлажняющая, натурального тона. Плюс тональная основа и большая кисть, чтобы ее удобно было наносить. Лак для ногтей я признаю только двух оттенков: полупрозрачный беж и красный. В моей коллекции они называются Undercover Nude и Underfire Red. Еще я всегда мечтала о родинке, как у Синди Кроуфорд и Мэрилин Монро. Поэтому добавила в коллекцию трафареты-звездочки: трафарет надо приложить к коже, закрасить черной подводкой, и получится родинка. Симпатично и забавно.

Акцент все же сделан на глаза.

Мне нравятся мои глаза и брови, вот я их и подчеркиваю. Должна сказать, мне сильно повезло: в семидесятые я свои брови нещадно выщипывала, и это большая удача, что они отросли.

Разрабатывать makeup-коллекцию – то же самое, что коллекцию одежды?

Когда работает дизайнер, он смотрит, что происходит вокруг. Я же смотрела на себя, чтобы с помощью моией косметики каждая женщина могла сделать такие же smoky eyes, пусть и по-своему.

Что было самым приятным в работе?

Боюсь показаться эгоистичной, но больше всего понравилось сниматься для рекламы. Это было сложно, ведь обычно я нахожусь по другую сторону объектива. Но теперь пришел мой звездный час. Все вокруг меня бегали, суетились, а Марио Сорренти целый день повторял, какая же я красавица.

Фото отличное получилось.

Просто Марио любит женщин. Мой образ на снимке универсален, про него каждая может сказать: «И я могу так выглядеть. И я могу так глаза накрасить».

Первый бьюти-совет, который вы дали дочери и дадите внучке?

Их два: умываться перед сном (сама я, правда, делаю это не так регулярно, как следовало бы) и носить крем с SPF. Постоянно, утром и днем, летом и зимой защищаться от солнца. Особенно кожу шеи и рук.

Последний вопрос: Карин, у вас есть эталоны красоты?

Нет. Есть люди, которых я считаю красивыми, но я тоже вроде неплохо выгляжу.