Самый знаменитый визажист мира Эллис Фаас (Ellis Faas), в резюме которой значатся работы на показах и в рекламных кампаниях Giorgio Armani, Chanel, Jean-Paul Gaultier, Dolce&Gabbana, Fendi, Kenzo, Moschino и десятках других ведущих брендов, запускает собственную линию декоративной косметики. Она лучше всех знает, как сделать женщину красивой - именно поэтому эту косметику с таким нетерпением ждали beauty-эксперты всего мира. FashionTime.ru встретился с Эллис Фаас, чтобы узнать тайны профессии из первых уст.

– Как вы поняли, что готовы создать собственную линию косметики?

– Я работала над линией для компании Biotherm и проводила много времени в их лабораториях. В процессе работы над новыми продуктами мне пришла в голову идея создать некоторые вещи, которые были бы просты в использовании и очень компактны, но у Biotherm уже была косметическая линия несколько иного формата, поэтому я начала думать о запуске в рамках собственного проекта.

– Beauty-средства из вашей линии выполнены в форме пуль, а футляр для них напоминает барабан от револьвера. Как возникла такая концепция?

– Меня вдохновила военная тема - в армии все очень четко организовано. Я подумала, что для женщин в настоящее время важна организация, как в армии. У меня, например, слишком хаотичная жизнь - всегда нужно куда-то спешить, перемещаться из страны в страну. А у меня слишком мало свободного времени, чтобы пренебрегать этим. Также я люблю военные ремни, куда можно что-то вставлять. Но при этом я пацифист! Подчеркиваю, что военная эстетика не связана с войной или агрессией - это просто идея организованности.

– Расскажите, в чем особенность и уникальность вашей линии косметики.

– Главная особенность как раз состоит в дизайне упаковок – все средства в одинаковых футлярах. Кроме того, важно то, что их очень легко использовать - они помогают делать макияж быстро, без знания каких-то особенных техник.

– Какими качествами должна обладать идеальная косметика: тушь, тени, тональный крем?

– Для каждой текстуры существуют разные критерии. Лично для меня важно, как косметика ощущается на коже. Кстати, визажисты-мужчины работают иначе - они делают ставки на различные эффекты, а мне хочется, чтобы женщины чувствовали себя комфортно, чтобы средства не сушили кожу. Очень важно, чтобы косметика не ощущалась на лице.

– Бывают ли "сложные" для визажиста лица? Или это только вопрос профессионализма?

– Если у девушки, например, очень глубоко посаженные глаза, то нужно быть аккуратной с тенями для век. Нужно делать акцент на ресницах и не использовать слишком активные оттенки теней. Также, например, тяжело красить узкие губы.

– Назовите несколько любимых beauty-образов с красных дорожек.

– Мне нравится Вивьен Вествуд - она потрясающая, очень смелая женщина. На мой взгляд, никто не сравнится с Кейт Бланшетт. Я люблю ее, она очень чистая и необычная и очень легко меняется. Каждый раз на красной дорожке она выглядит прекрасно, но при этом всегда по-разному. Тильда Суинтон – тоже мой герой.

– Какие beauty-табу сегодня ушли в прошлое? Что из того, что раньше считалось недопустимым в макияже, сегодня вполне нормально и даже вошло в моду?

– Раньше считалось, что ни в коем случае нельзя делать акцент одновременно на глаза и на губы. Это самое распространенное заблуждение. Теперь люди стали думать по-другому. Я вообще никогда не верила во все эти правила.

– Какие косметические средства являются универсальными? Что входит в список вневременных must have'ов?

– Во-первых, это консилер. А во-вторых, помада. Это самые необходимые средства для поддержания красоты. А третьим по важности продуктом пусть будет тушь для ресниц.

– Настолько ли принципиальна разница между люксом, масс-маркетом и профессиональной косметикой?

– Я думаю, что важнее всего практичность и удобство. Стоимость продукта важна для покупателя, а визажистам абсолютно все равно, сколько стоит косметика - у нас есть специальные техники, специальные кисти и прочие тонкости профессии.

– А может ли недорогая косметика быть достаточно качественной и составить конкуренцию дорогим маркам?

– Пигменты и компоненты, используемые в недорогой косметике, менее проработаны, так что вы все равно увидите разницу и почувствуете ее на своей коже. Но если вы не считаете достаточно важным моментом то, какие ощущения создает косметика, если вы не слишком критичны, то вам будет все равно, какова цена.

Вы работали с такими мастерами, как Karl Lagerfeld, Giorgio Armani, Dolce&Gabbana, Dries van Noten. С кем из них вам было проще всего, а с кем сложнее всего?

– Тяжелее всего работать с Джорджио Армани. Он очень деспотичный, очень сложный человек, у него большое эго. А с кем проще всего? Из дизайнеров, думаю, Лагерфельд, очень милый человек, он подчеркивает в людях их лучшие черты и всегда относится ко всем с большой добротой.

– Кто предоставляет полную свободу творчества, а кто, наоборот, жестко контролирует весь процесс?

– Обычно все дизайнеры позволяют визажистам заниматься своим делом. Но всегда есть какая-то история, которую они хотят донести, она продумана, визажист должен понимать ее, понимать контекст коллекции. Вы чувствуете это, вы связаны с этой историей, и в этом смысле вы ограничены ею. В этом и состоит вопрос уважения визажиста к клиенту – вы лишь добавляете свои штрихи к общей задумке.